Максимум Online сегодня: 502 человек.
Максимум Online за все время: 4395 человек.
(рекорд посещаемости был 29 12 2022, 01:22:53)


Всего на сайте: 24816 статей в более чем 1761 темах,
а также 310713 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 29 01 2023, 14:44:57

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2  | Вниз

Ответ #5: 06 10 2009, 12:51:57 ( ссылка на этот ответ )

ПРЯМЫЕ ПУТИ ДРЕВНИХ

О пользе языковедения

Уоткинс открыл еще три «ли», проходящие через Стоунхендж и совпадающие с обнаруженными в нем линиями астрономических наблюдений. Самая знаменитая из таких линий проходит точно по «авеню», ведущей к центру Стоунхенджа, а потом через два особых, отдельно стоящих камня. Если ее продолжить за пределы Стоунхенджа, то через четверть мили она пересечет один курган, а еще через три четверти мили — другой. Потом на ее пути встречаются Стэплфордская церковь, доисторический земляной вал Гровли Касл, огромная фигура человека из Серн-Эббаса, описанная нами в главе о «Наскальных рисунках», а завершается она холмом Панкноул Бикон, на вершине которого (135 м) когда-то разжигались сигнальные огни.

Особенность этой «ли» состоит в том, что она в точности совпадает с направлением на точку восхода Солнца в день летнего солнцестояния. И начинается она вообще-то не в Стоунхендже, а проходит сначала через комплекс земляных валов в Винтербурне, курган Инкпен Бикон («Бикон» означает «сигнальный огонь») и хутор Бэкон Фарм, в старину называвшийся «Бикон Фарм». Еще одна «ли» Стоунхенджа направлена на точку восхода Солнца в первые дни мая.

Таких примеров можно было бы привести десятки. Поисками подобных прямых занимался не только Уоткинс. В Великобритании уже давно существует союз искателей таких дорог, которые называют себя «охотниками за ли».

Некоторые археологи возражают, что в стране, буквально усеянной доисторическими монументами, просто не могло не найтись хотя бы нескольких таких объектов, которые окажутся лежащими на одной прямой. Тем более если их искать специально. Однако это возражение опровергается тем, что там как раз трудно найти такие курганы и межевые камни, которые не лежали бы на одной «ли».

Еще один аргумент в пользу существования «ли», причем гораздо более весомый, дает языковедение. Многие места, через которые проходят эти «ли», сохранили древние названия, в которых отражено понятие о прямой линии. Эти названия часто начинаются со слова «коул», иногда также

Независимо от рельефа

«кол» или «колд». На Британских островах насчитываются сотни населенных пунктов с такими названиями: Коул Эбби, Коулхилл, Коулхаус, Коул Черч, Колмер, Колвуд, Колуэй, Колуолл, Колдхэм, Колдхилл... Многое указывает на то, что «колмен» был древней и весьма уважаемой профессией, а его задача именно в том и состояла, чтобы рассчитывать и прокладывать «ли».

Кроме того, Колмен и ныне остается одной из самых распространенных британских фамилий. Помощники колмена, помогавшие ему на местности, назывались «додменами». Языковеды установили, что слово «додмен» означало человека, носившего две большие палки. Уоткинс весьма убедительно доказывает, что эти «палки» были землемерскими шестами. Возможно, «Вилмингтонский Верзила» тоже был таким додменом? В названиях мест слово «Дод» (в других формах «Дид», «Тот» или «Тут») также встречается достаточно часто, и всякий раз оказывается, что эти места тоже лежат на прямых линиях «ли». Взять хотя бы Додитри или Додстоун, Додмар-стон, Додлей, Додели, Додли и Дидли.

Начальный или конечный слог «ли», «лей», «ло», «лех», «лай», а также «лес» или «лиз» опять-таки указывает на понятие «ли», избранное Уоткинсом для обозначения этих прямых линий. В древнем англосаксонском языке это слово означало просеку, прямую дорогу на местности. На Британских островах есть много мест с названиями — Ли Хиллз, Лейз Хиллз, Ли Роке и т.д. Поскольку ни холмы, ни скалы не могут считаться просеками, остается предполагать, что они служили естественными ориентирами при их прокладке.

Холмы, скалы и иные природные ориентиры, разумеется, не устанавливались специально для разметки «ли». Наоборот, землемеры каменного и бронзового века находили пары таких природных объектов или подбирали в пару к объекту направление на какое-нибудь светило и по ним намечали свои линии. По этим линиям прокладывались тропы, которые, независимо от рельефа местности, всегда были идеально прямыми. Эти древние тропы можно различить и сегодня — под слоем земли, в виде щебеночных насыпей или укрепленных бродов, пересекающих пруд или реку, или, наоборот, выемок, глубоко прорезающих подъемы местности. Иногда по этим древним трассам проходят дороги римлян и даже современные шоссе.

Древние дороги — в Германии?

Наряду с холмами, камнями-менгирами и искусственными кольцевыми рвами, прудами и запрудами, хорошо видными издалека, в качестве ориентиров использовались сигнальные огни («биконы»), ночами зажигавшиеся на холмах. Ни на одной прямой не отыщешь больше двух естественных ориентиров, все остальные устроены искусственно. Естественные же ориентиры обычно настолько заметны, что бросаются в глаза даже при взгляде на одну только карту местности. В их названиях часто встречаются слова «бикон», «блэк» или «блейк». По-кельтски «блэк» означало не «черный», как в современном английском, а, наоборот, «яркий», «огненный», что, в свою очередь, указывает на сигнальный огонь.

На вершинах холмов, носящих такие имена, и в самом деле сохранились древние кострища. В результате кропотливого труда Уоткинс и его последователи собрали много важных научных материалов, о которых мы упоминаем лишь вкратце. Им удалось доказать наличие связи между некоторыми «ли» и торговыми путями (соль, кремень), а также дорогами, соединявшими места главных ярмарок и площадей для собраний.

* 009-3.jpg

(168.29 Кб, 580x659 - просмотрено 2239 раз.)

* 009-4.jpg

(116.44 Кб, 431x568 - просмотрено 2361 раз.)

* 009-9.jpg

(106.73 Кб, 428x559 - просмотрено 2367 раз.)

* 009-12.jpg

(143.01 Кб, 580x542 - просмотрено 2394 раз.)

 

 

Ответ #6: 15 06 2010, 14:10:59 ( ссылка на этот ответ )

Храм Афродиты

Храм Афродиты-Астарты возвышался снаружи городских ворот, в огромном парке, изобиловавшем цветами и тенистыми деревьями, где благодаря воде Нила, искусственно введенной при помощи семи каналов, во все времена года цвела дивная растительность.

Этот цветущий лес на берегу моря, эти глубокие ручьи, эти озера, эти темные луга, были созданы в пустыне более двух веков тому назад первым из Птолемеев. С тех пор деревья, посаженные по его приказанию, достигли гигантских размеров; лужайки, под влиянием плодоносных вод, выросли в луга; бассейны расширились в пруды; из парка природа сотворила благодатный край.

Эти сады были больше, чем долина, чем страна, чем отечество; они представляли собой целый мир, замкнутый каменными границами и управляемый богиней, душой и центром этой вселенной. Кругом возвышалась окружная терраса, длиной в восемьдесят стадий и вышиной в тридцать две фута. Это не была стена, это был огромный город из тысячи четырехсот домов. Столько же куртизанок обитало в этом священном городе; женщины семидесяти различных национальностей собрались в этом одном месте.

План священных домов был однообразен и таков: дверь из красной меди (металла, посвященного богине) имела молоток формы фаллоса, ударявшей о рельеф, изображавший пол женщины, а под этим было выгравировано имя куртизанки.

По обе стороны двери, открывались две комнаты без стены со стороны сада. Направо, «выставочная комната» была местом, где разодетая куртизанка восседала на высокой кафедре в те часы, когда приходили мужчины.

Комната налево была в распоряжении любовников, желавших провести ночь на открытом воздухе, и, в тоже время, не спать на траве.

Через открытую дверь коридор вел в широкий двор, вымощенный мрамором, середина которого была занята бассейном овальной формы. Перистиль окружал тенью это большое пятно света и придавал свежесть семи комнатам. В глубине возвышался алтарь из розового гранита.

Все женщины привезли из своей страны маленькую статуэтку богини и, поставив ее на домашний алтарь, они молились ей на своем языке, никогда не понимая друг друга. Лахми, Ашлигорт, Венера, Иштар, Фрейя, Мелитта, Киприда — таковы были имена их божества. Некоторые из них обожали ее в символической форме: красный валун, конический камень, большая многоконечная раковина. Большинство ее изображений представляло собой грубую статуэтку на пьедестале из нежного дерева — с худощавыми руками, с тяжелыми грудями, с торчащими бедрами, и указывающей рукой на свой живот. У ног этих статуэток они клали миртовую ветвь, алтарь покрывали лепестками роз и за каждое исполненное желание сжигали маленькое зернышко благовоний. Богиня была доверенной всяких печалей, свидетельница всех их трудов, виновница всех их удовольствий. И когда те умирали, статуэтку клали в хрупкий гроб, как охранительницу их могилы.

Самые красивые из этих девушек были те, которые пришли из Азии. Каждый год корабли, которые везли в Александрию дары данников или союзников, выгружали вместе с тюками товаров сто девушек, избранных жрецами для служения в священном саду. Это были лиузианки и еврейки, фригиянки и критянки, дочери Ектабана и Вавилона, берегов Персидского залива и религиозных берегов Ганга. Одни из них были белокожие и высокогрудые; другие, с кожей, темной, как земля под водой, носили в ноздрях золотые кольца и щеголяли короткими, темными волосами. Прибывали и еще более издалека: маленькие, медлительные существа, язык которых никто не понимал, которые походили на желтых обезьян. Их глаза удлинялись по направлению к вискам; их черные и прямые волосы были странно причесаны. Эти девушки всю жизнь оставались робкими. Они знали манипуляции любви, но отказывались от поцелуя в рот. В промежутке между двумя мимолетными любовными связями можно было видеть их, сидящими на корточках и играющими, как дети, между собой.

На уединенном лугу, на траве, жили стадом белокурые и розовые дочери Севера. Это были сарматки с тройной косой, с сильными ногами, с приземистыми плечами; они делали себе венки из ветвей деревьев и боролись между собой ради забавы; скифянки, с массивными грудями, обросшие волосами, не соглашавшиеся на акт любви иначе, как став в положение животных; огромные тевтонки, пугавшие египтян своими волосами, бледными как у стариков и своим телом, более мягким, чем у детей; галльские женщины, рыжие, как коровы, смеявшиеся без всякой причины. Были здесь и молодые кельтки с глазами зеленого цвета, никогда не выходившие нагими. В другом месте днем собирались иберийки с коричневыми грудями, У них были густые волосы, которые они тщательно причесывали, и животы, на которых они никогда не выщипывали волос. Александрийцы очень любили их плотную кожу... Их брали в качестве любовниц так же часто как и в качестве танцовщиц.

Под широкой тенью пальмовых деревьев жили дочери Африки: нумидиюш с белыми вуалями, карфагенянки, покрытые черными покрывалами, негритянки, одетые в разноцветные костюмы. Их было тысяча четыреста. Когда женщина входила сюда, она выходила отсюда лишь в первый день своей старости. Она отдавала храму половину своего заработка, а остального должно было хватать ей на пищу, украшения и духи.

Они не были рабынями и каждая из них в действительности обладала одним из домов террасы, но не все были одинаково любимы, и наиболее счастливая часто могла скупать соседние дома, которые их обитательницы должны были продавать, чтобы не умереть с голоду. Последние переносили тогда свою статуэтку в парк и искали алтарь из плоского камня, которого они уже не покидали. Бедные купцы знали это и охотно обращались к таким, которые спали на открытом воздухе, на зеленой траве, вблизи своих святилищ, но иногда даже и те не показывались, и тогда бедные девушки попарно соединялись в своем горе и обменивались страстными нежностями почти принимавшими супружеский характер; эти парочки делились между собой всем, даже последней шерстяной тряпкой, и обоюдной податливостью смягчали страдания продолжительного целомудрия.

Те, у которых не было подруги, добровольно предлагали себя рабынями своим товаркам, пользовавшимся большим спросом.

Последним было запрещено иметь в своем услужении более двенадцати таких несчастных созданий, но называли двадцать две куртизанки, достигших максимума и набравших себе среди всех национальностей разноцветную челядь.

Если нечаянно они рожали сына, то он воспитывался в храме для поклонения совершенству женского тела и для служения божеству. Если они рожали дочь, ребенок поступал в Дидаскалион, большую монументальную школу, расположенную позади храма, где маленькие девочки изучали в семи классах теорию и методику всех эротических искусств: взгляд, объятие, движение тела, усложненные ласки, тайные процедуры укуса и поцелуя.

Ученица свободно выбирала день для своего первого опыта, так как чувственное желание есть приказание богини, которой не стоит перечить; в этот день ей назначали один из домов террасы, и некоторые из этих детей, которые не были еще даже зрелыми, считались самыми неутомимыми и даже наиболее часто требовались гостями.

Внутренние покои Дидаскалиона, семь классов, маленький театр и перистиль двора были разукрашены девяносто двумя фресками, изображавшими обучение любви. Это было творение целой человеческой жизни: Клеохарис Александрийский, внебрачный сын и ученик Апеллеса, умирая, закончил их. Царица Берениса, весьма интересовавшаяся знаменитой школой, посылала туда своих молодых сестер.

В конце каждого года в присутствии всех куртизанок, собранных вместе, устраивался конкурс, который возбуждал в этой толпе женщин необычайное соревнование, так как раздаваемые двенадцать призов давали право на высшую славу, о которой они могли когда-либо мечтать: право входа в Койтитшейон.

Это здание было окружено такой таинственностью, что в настоящее время нельзя дать подробное описание его. Мы знаем только, что оно находилось в пространстве между храмом и оградой и что оно имело форму треугольника, основанием которого был храм богини Котито, во имя которой совершались ужасающие, незнакомые нам оргии.

Две другие стороны здания состояли из восемнадцати домов; в них жили тридцать две куртизанки, пользовавшиеся таким спросом у богатых мужчин, что они не отдавались дешевле, как за две мины. Раз в месяц, в полнолуние, они собирались внутри ограды храма, приведенные в неистовство сильно возбуждающими напитками и опоясанные изображениями фаллоса; самая старая из тридцати шести должна была принять смертельную дозу страшного любовного напитка.

Уверенность в скором наступлении смерти заставляла ее без страха подвергаться самым опасным сладострастным манипуляциям, перед которыми живые отступили бы. Ее тело, покрытое пеной, становилось центром и образцом непрерывной оргии; посреди продолжительных завываний, слез, криков и танцев, остальные женщины, голые, обнимали ее, мочили свои волосы ее потом, прижимались к ее пылающей коже, и черпали все новые и новые страстные порывы в непрерывных спазмах этой бешеной агонии. Так жили эти женщины в продолжении трех лет, и в конце тридцать шестого месяца таков был полный опьянения их конец.

Другие, менее почитаемые святилища, были воздвигнуты женщинами в честь других имен многообразной Афродиты. Был даже алтарь, посвященный Ураниянке и принимавший целомудренные обеты сентиментальных куртизанок; другой — Апострофии, заставлявшей забывать безнадежную любовь; третий — Хридет, привлекавшей богатых любовников; четвертый — Генетиллис, оказывавший покровительство беременным женщинам; пятый — Колиаде, одобрявшей грубые страсти, ибо все, что имело отношение к любви, было святыней для богини. Но эти частные алтари были действительны лишь для мелких желаний. Жертвоприношения им были ежедневны, общение с ними было простое: молельщицы, молитвы которых были исполнены, приносили к ним простые цветы, в свою очередь те, которые оставались недовольны, оскверняли их... Они не были освящены и не содержались священниками, а потому и профанация их оставалась безнаказанной.

Совсем иной был распорядок в храме. Храм, великий храм великой Богини, самое священное место всего Египта, неприкосновенный Астартейон, представлял собой колоссальное здание длиной в 336 футов, возвышавшееся на 17-ти ступенях на вершине сада. Его золотые двери охранялись иеродулами — гермафродитами, символами двух предметов любви и двенадцати часов ночи.

Вход был обращен не к востоку, а в сторону Пафоса, то есть на северо-запад, лучи солнца никогда не проникали прямо в святилище Великой, Ночной, Бессмертной. 84 колонны поддерживали архитравий, они были выкрашены в пурпур до середины, а вся верхняя часть выдавалась среди этого красного одеяния невыразимой белизной, подобно торсам стоящих женщин.

Храм был украшен эротическими изображениями людей, животных и мифических существ. Там встречались женщины-кентавры, отдающиеся жеребцам, козы с пристававшими к ним худощавыми сатирами, наяды, покрытые оленями, львицы, схваченные грифами. Все это великое множество существ было объято одной и той же неотразимой, божественной страстью. В конце фриза скульптор изобразил самого себя перед богиней Афродитой.
Последнее редактирование: 24 02 2012, 23:10:25 от Administrator

 

 

Ответ #7: 07 03 2012, 01:27:25 ( ссылка на этот ответ )

Большинство зданий и монументов выполнены из камня. Сначала его обрабатывают, а затем используют для изваяний и сооружений различных конструкций. Но только не в этом случае. Скульптуры, высеченные в горах и скалах, являются одним из самых выдающихся мировых зрелищ.

Вихара в Пахарпуре

Бангладеш имеет длинную и насыщенную историю. В стране располагается множество религиозных объектов, от которых просто захватывает дух. Среди них бывший буддистский монастырь (или вихара) Сомапура Махавихара. Постройка относится предположительно к концу 8 века нашей эры и занимает площадь 100 кв. м.

Монастырь был важным образовательным центром для представителей трех религий (что свидетельствует о том, что мы можем уживаться в случае необходимости). Монахи из таких далеких мест, как Тибет регулярно посещали монастырь во времена его расцвета.

 

 

Ответ #8: 07 03 2012, 11:23:55 ( ссылка на этот ответ )

Большинство зданий и монументов выполнены из камня. Сначала его обрабатывают, а затем используют для изваяний и сооружений различных конструкций. Но только не в этом случае. Скульптуры, высеченные в горах и скалах, являются одним из самых выдающихся мировых зрелищ.

Статуя Будды в Лэшане

Обширная территория Китая испещрена многочисленными статуями Будды, но Гигантский Будда в Лэшане уникален тем, что высечен прямо в толще отвесной скалы.

Чтобы взглянуть на 71-метровую скульптуру сюда стекаются толпы туристов. Лицо Будды обращено к горе Эмэйшань, располагается статуя на стечении трёх рек.

Особенно в последние 20 лет на статую пагубно воздействуют загрязнения окружающей среды. К счастью, она не пострадала от землетрясения в провинции Сычуань в 2008 году. Китайское правительство обещало разработать программу реставрации объекта.



















Двенадцать церквей Лалибэлы


Двенадцать церквей Лалибэлы вырублены в скале в Эфиопии. Наиболее известная и них церковь Saint George, построенная в 13 веке.

Многие полагают, что до прихода европейцев Африка была «темным континентом». В качестве опровержения выступает тот факт, что строительная технология находилась практически на одном уровне с западной.

Церкви Лалибэлы являются одним из ключевых объектов, занесенных ЮНЕСКО в фонд всемирного наследия, их часто называют 8 чудом света.




 

 

Ответ #9: 13 04 2014, 23:22:02 ( ссылка на этот ответ )

Дьявол в роли гениального архитектора

Бога часто называют "Великим архитектором Вселенной". Между тем, на бренной земле в создании архитектурных объектов нередко участвовал сам Сатана. По крайней мере, так гласят легенды… Особенно часто приписывали Сатане участие в строительстве церквей, соборов и мостов… Нам остается только догадываться, какие цели преследовал Князь мира сего…

По преданиям, именно Сатана начертил планы Кельнского и Ахенского соборов. В постройке Кельнского собора, заложенного в 1248 году, принимал участие сам Альберт Великий (1193-1280). Настоящее имя его было Альберт фон Больштедт. Знаменитый теолог и схоласт, автор многочисленных научных и богословских трудов, он, тем не менее, имел славу мага-чернокнижника, алхимика и астролога… Видимо, поэтому и возникла легенда о том, что он знался с самим дьяволом и тот помог ему выстроить собор…

А Ахенский собор Сатана якобы строил сам. Тот был заложен в 798 году на месте разрушенных римских терм. С самого открытия в его стенах происходила чертовщина. То безобразничал полтергейст, то являлись призраки… Неоднократно во время литургии кто-то словно вырывал чашу с вином из рук священника. Причем чаша падала под ноги именно тем из прихожан, кто был виновен в каких-то серьезных грехах…

Без дьявола, по преданию, не обошлось и строительство знаменитого Нотр-Дама де Пари — Собора Парижской Богоматери. Более того, нечистый изобразил самого себя в образе одной из химер — так называемого дьявола-мыслителя.

Существует удивительное предание о воротах Нотр-Дама. Они украшены затейливым накладным узором из кованого железа в виде переплетающихся ажурных листьев и фигурными железными замками. Рассказывают, что выковать ворота было поручено кузнецу по фамилии Бискорне. Боясь не справиться с работой, кузнец призвал на помощь самого дьявола… Так миру явилась красота, которую не в состоянии создать человеческие руки. Однако когда замки врезали в ворота, выяснилось, что их невозможно открыть. Это удалось лишь после того, как железо окропили святой водой. Что же касается Бискорне, то он, терзаемый воспоминаниями о сделке с дьяволом, день ото дня становился все мрачнее и мрачнее, и наконец неизвестный недуг свел его в могилу…

По поводу Шартрского собора, будто бы выстроенного на месте святилища друидов, ходили упорные слухи, что фундамент храма заложил Сатана. Вплоть до XVIII столетия в соборе хранилась статуэтка женщины, носящей под сердцем ребенка, вырезанная из черного дерева. Черная Дева, или Черная Мадонна, как называли ее христиане, была найдена в III веке, и с тех пор почиталась как изображение Богоматери. Однако, по мнению историков, статуэтка изображала вовсе не Деву Марию, а кельтскую богиню-праматерь…

Благодаря помощи дьявола здание могло быть возведено в кратчайшие сроки. Так, храм святой Варвары во французской провинции Бретань возвели буквально за неделю. По-видимому, дьявол работал по ночам… А строители из числа местных жителей вдруг стали страдать странными припадками, которые вскоре после завершения строительства свели их в могилу.

Еще один из дьявольских "шедевров" — аббатство Мон-Сен-Мишель в Нормандии, возведенное в XII веке прямо на скале среди моря, из-за чего проникнуть туда можно было только во время отливов… Легенда рассказывает, что дьявол вызвал на "соревнование" самого архангела Михаила, поспорив с ним, кто выстроит храм красивее. Архангел построил церковь, которая была так прекрасна, что ее забрали на небо, и люди так и не смогли оценить ее красоту. Храм же, построенный Сатаной, остался стоять на земле, украшенный фигурами косматых чудовищ и ухмыляющихся химер… Сегодня он считается шедевром готической архитектуры.

А в Швеции дьявол построил для короля Олава Святого огромный собор. Как казалось людям, его венчал крест. Но когда король поднялся на кровлю, то увидел на шпиле вместо креста золотое изваяние коршуна с распростертыми крыльями.

Немало на земном шаре и "чертовых мостов". Так, именно по такому мосту в Альпах, перекинутому через пропасть, в 1799 году прошел Суворов со своими солдатами.

Рассказывают, что жители итальянского городка Борго-а-Моццано никак не могли построить мост через реку — каждый раз он неизменно обрушивался. Тогда горожане пообещали дьяволу, что он сможет забрать душу первого живого существа, которое пройдет по мосту после постройки. Но и тут владыку ада перехитрили, послав на мост бродячую собаку… Мост же, получивший название Дьявольского, стоит на своем месте уже тысячу лет…

Еще один "чертов мост" был проложен в XII столетии через Дунай. Строитель моста якобы побился об заклад с архитектором собора в Регенсбурге (Австрия), кто из них быстрее окончит свою работу. Первый прибег к помощи дьявола и победил в "состязании", а второй был так расстроен этим, что прыгнул с крыши собора и разбился насмерть… Впрочем, легенда есть легенда…

 

 

Страниц: 1 2  | ВверхПечать