Максимум Online сегодня: 951 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 Янв. 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24656 статей в более чем 1729 темах,
а также 98764 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 24 Фев. 2017, 06:37:18

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2 3  | Вниз

Ответ #10: 13 Сен. 2010, 07:29:54 ( ссылка на этот ответ )

ПРИЧУДЫ МАЛАККСКОГО ПРОЛИВА

Помните И. Гончарова, его книгу "Фрегат Паллада"?

      "Истребить пиратов почти нет возможности: у них на некоторых островах есть так хорошо укрепленные места, что они могут противиться всякой вооруженной силе. Да и как проникнут к ним большие военные суда, когда бухты эти доступны только легким разбойничьим проа? "Может быть, тут половина пиратов", - думал я, глядя на сновавшие по рейду длинные барки с парусами из циновок", - так описывал свои впечатления известный русский писатель, оказавшись в Малаккском проливе 140 лет назад."Мало ли что было столетия назад?" - предвижу вполне резонный вопрос.У меня никогда не возникло бы никаких аналогий, если бы я не побывала в крупном индонезийском порту Белаван, и не оказалась на берегу того самого Малаккского пролива, и не увидела броский заголовок в местной газете: "Пиратство процветает". Сначала я подумала, что это обычная газетная приманка для доверчивого читателя. Но все оказалось гораздо серьезнее. Пиратство не только продолжало существовать, но и процветало - об этом свидетельствовали многочисленные факты, приведенные в статье: "В отличие от романтизированного Голливудом промысла пиратство в здешних водах отличается особой жестокостью. Вооруженные банды нападают на грузовые суда, паромы, яхты. И число их заметно растет..."

      В порту Белаван я встретилась с капитанами судов, матросами, знакомыми с пиратством не по газетным статьям. Их лаконичные рассказы рисуют отнюдь не веселую картину.
      - Что вы можете сделать, если на рассвете, едва открыв глаза, увидите, что к вашему горлу приставлен нож или пистолет?
      - Самый опасный отрезок пути - из Малакки в Сингапур. Обычно пираты нападают между полуночью и 4 часами утра, когда большинство людей на судне спит.
      - Пираты используют лодки с мощными моторами, подплывают быстро и берут судно на абордаж. Грабят жестоко, малейшее сопротивление грозит смертью.
      - Обычно они забирают деньги, ценности, но, бывает, и груз.
      - Честно говоря, редко кто доносит на них в полицию.
      - Почему? - удивилась я.
      - Кому же охота рисковать своей семьей. Ведь бандиты нередко угрожают, что расправятся со всеми родственниками, если на них заявят в полицию.
      - Иногда капитаны даже умалчивают о нападении. Боятся, как бы их не обвинили, что они сами оказались недостаточно бдительными. И потому они обычно говорят о загадках и причудах Малаккского пролива.

      Об этих загадках я слышала и читала немало. А однажды даже сама прикоснулась к одному из происшествий...
      Несколько лет мы с мужем работали в Медане - крупнейшем городе острова Суматра. И вот в дом, расположенный неподалеку от нас, пришла смерть. Выставленный на край дороги стул с лежащим на нем камнем и привязанным куском красной ткани красноречиво говорил о несчастье. Так извещают о смерти в батакских семьях.

      После восьми лет поисков у берегов Суматры нашли обломки небольшого самолета, на котором с отдаленной плантации вылетел ее директор Бахруни. И только теперь состоялись похороны.

      Почти одновременно в соседнем доме произошла подобная трагедия. Не вернулся самолет с директором другой крупной компании. Огромные средства, затраченные семьей на поиски, не принесли никаких результатов. Долгие, напряженные месяцы розыскные экспедиции - пешие, на джипах и вертолетах - тщетно пытались найти какие-либо следы пропавших людей. По истечении определенного срока семье отказали в выплате страховки. И вот почему. По единодушному мнению пилотов и метеорологов Суматры, полеты после 15 часов в районе Малаккского пролива считаются крайне опасными. Связано подобное убеждение с не изученными до конца природными явлениями, несущими гибель многим самолетам. Директор плантации вылетел после 15 часов, и в данном случае страховая компания была неумолима.

      Мне хотелось побольше узнать о странных явлениях. С помощью моих знакомых я смогла встретиться и побеседовать с опытным летчиком из государственной авиакомпании "Гаруда". Он рассказал мне один случай и уверил, что он не единственный в его практике.
      - Все шло как обычно. Самолет, подлетая к Медану, готовился к снижению. Высота была 8 тысяч метров. Пассажиры дремали. И тут началось. Резкий удар, тело вдавило в сиденье. Преодолевая невероятную тяжесть в руках, я схватился за штурвал, но тот болтался, как бы отключенный от самолета. С громадной скоростью машина неслась почти вертикально вверх, вокруг было только зеленовато-голубое небо - ни грозы, ни облаков. Мне казалось, что прошла вечность, прежде чем скорость уменьшилась и неуправляемый самолет начал падать, закручиваясь в спираль. Только на 5 тысячах метров удалось выровнять лайнер. Посмотрел на часы - прошло только 50 секунд с того момента, когда ударом снизу подбросило самолет. Механик сообщил мне, что выпустились шасси. Я посмотрел на табло - шасси убраны! Значит, колеса сорвались с замков от рывка вверх. А ведь замки рассчитаны на девятикратную перегрузку. С ужасом подумал: что там с пассажирами?! Открыл дверь в салон - дети плакали, перепуганные взрослые пытались их успокоить. Все плафоны на потолке были разбиты. Но, несмотря на жуткую встряску, самолет выдержал и не развалился.

      Мы попали в мощный вертикальный поток, который подбросил самолет почти на 3 километра. Причем это был восходящий поток, направленный почти вертикально.

      Позже ученые, занимающиеся этой проблемой, объяснили мне, что на 8 - 12 километров над землей, сливаясь и переплетаясь, идут мощные воздушные потоки. Некоторые из них постоянны, другие меняют направление по высоте. И предсказать их движение очень сложно.

      Воды Малаккского пролива не менее загадочны, чем его воздушное пространство. Подводное царство Малакки до сего дня остается богатейшей кладовой несметных сокровищ, затонувших вместе с кораблями при загадочных обстоятельствах. До сих пор ученые спорят - то ли это связано со строением земной коры, то ли виноваты гигантские волны, возникающие как результат внезапных подводных землетрясений. Некоторые даже утверждают, что здесь, как в Бермудском треугольнике, существуют антигравитационные частицы материи. Эта материя, не подчиняющаяся законам тяготения, проникает якобы внутрь земной коры и скапливается под морским дном, порождая гравитационные и магнитные аномалии.

      Вот из-за этих причуд Малаккского пролива и скопились здесь сокровища, которые не под силу добыть даже пиратам. Правда, они не раз пытались заняться и этим бизнесом, но всякий раз убеждались, что затраты на подъем сокровищ во многом превосходят прибыль от них. Из-за самого крупного морского клада разгорелись страсти на более высоком, государственном уровне. Три государства претендуют на него.
      А началось все почти пять столетий назад.
      ...В 1511 году португальский адмирал Альфонсо де Альбукерке привел отряд кораблей к богатейшему султанату Малакка, расположенному на Малаккском полуострове. Корабли бросили якорь и в ту же ночь усмирили тех, кто попытался восстать против непрошеных завоевателей. Так Малакка и ее огромные богатства стали собственностью португальцев.

      Альбукерке стремился побыстрее вывезти награбленное в более спокойное место. Особенно золото. Четыре дня он грабил султанат Малакка, и пять дней ему понадобилось, чтобы погрузить все богатства на четыре корабля. По оценкам экспертов, флагманский корабль "Флер де ла Map" вместил 400 тонн груза: две тонны золота, драгоценные украшения, статуи, сервизы, инкрустированное оружие, редкие произведения искусства...

      На третий день погрузки внезапно начался шторм. Крохотное облако принесло яростную стихию, которая сильно потрепала корабли. Но Альбукерке своего решения не отменил, и через два дня, на рассвете, "Флер де ла Map" во главе четырех кораблей отправился в Гоа, португальскую колонию на побережье Индии. Ближе к вечеру произошло то, что позднее историками описывалось как "чудеса" или "причуды" Малаккского пролива. Одни вспоминали внезапную волну, почти шторм, другие - густой, неизвестно откуда взявшийся туман. "Флер де ла Map" разбился о риф. Корабль быстро заполнялся водой, и адмирал Альбукерке вынужден был покинуть его. Флагманский корабль с сокровищами, которые сегодня американские эксперты оценили в 9 миллиардов долларов, стал богатейшим подводным кладом.

      За пять последующих столетий затонуло еще более двухсот крупных судов, но ни одно из них не вызывало таких бурных дискуссий, споров и соперничества.

      "Флер де ла Map" опустился на дно недалеко от острова Суматра, в индонезийских водах. Как писал журнал "Эйшауик", борьба за право добыть затонувшие сокровища идет между индонезийским, малайзийским и португальским правительствами. Награда может быть преогромной по сегодняшним меркам. Говорят, что Португалия претендует на возврат основных ценностей, в то время как Малайзия желает получить предметы, имеющие историческую ценность для государства.

      Бывший министр иностранных дел Мухтар Кусумат-маджа высказал мнение, что Индонезия должна подготовить проект закона по вопросам культурного наследия, чтобы быть готовой к возможным претензиям других стран на государственную собственность. А пока такого закона нет, он полагает, что корабль должен оставаться на дне.

      Индонезийское правительство в 1989 году предприняло мудрый шаг и создало совместно с Малайзией комитет, который объединил усилия двух стран по спасению исторических ценностей. Его возглавил министр-координатор Индонезии по вопросам политики и безопасности Судомо.Сегодня индонезийские военные суда постоянно патрулируют в районе, где, скорее всего, затонул корабль. И мера эта совсем не лишняя. Весть о сокровищах привлекла в страну немало искателей легкой наживы. В Индонезии до сих пор вспоминают недобрым словом некоего Хэтчера, подданного Великобритании, выдававшего себя за эксперта по спасению затонувших кораблей. В 1985 году так называемый эксперт обнаружил редкое изделие из фарфора с голландского корабли, затонувшего в 1752 году. Майкл Хэтчер спрятал свою находку прежде, чем кто-либо узнал об этом. Он вывез ее в Сингапур, а оттуда в Европу. Там она была выставлена на аукционе и продана за 15 миллионов долларов.

      Индонезийское правительство предоставило лицензии десяти фирмам, чтобы они отыскали сокровища, включая и те, что были награблены японцами во время второй мировой войны и до сих пор лежат на дне моря.

      Моему знакомому, джакартскому корреспонденту, повезло. Его встреча с владелицей антикварного магазина в Джакарте явилась редким откровением. Она сообщила, что ее семья владеет островом, который расположен на север от Джакарты. Как деловая женщина, она попросила держать ее имя в секрете и рассказала о судне, обломки которого лежат на мелководье, рядом с островом. Местные ныряльщики за небольшую плату "освобождают" судно от фарфоровых сокровищ. "Конечно, - призналась она, - приходится быть очень осторожной, чтобы не привлечь внимание властей. Иначе они все заберут себе". Мой друг журналист увидел немало уникальных вещей из фарфора - предметов древнего китайского искусства, с заметными наростами от кораллов, - которые украшали гостиную его собеседницы.

      Я не думаю, что такого рода "хранение" сокровищ имел в виду индонезийский историк и исследователь Лапиан, когда писал в одной из своих статей: "В конечном счете неважно, кто получит сокровище; главное - что они будут надежно защищены и сохранены".

* ПРИЧУДЫ МАЛАККСКОГО ПРОЛИВА.jpg

(20.46 Кб, 451x301 - просмотрено 980 раз.)

 

 

Ответ #11: 13 Сен. 2010, 07:40:48 ( ссылка на этот ответ )

НАСЛЕДСТВО ГЕНРИ МОРГАНА

      В наши дни начинающему кладоискателю частенько норовят подсунуть самую что ни есть настоящую карту, на которой крестиком помечено место клада, зарытого давным-давно каким-нибудь знаменитым пиратом. Случается, что не всякий опытный специалист может с первого взгляда отличить ее от настоящей, настолько искусно изготовлена фальшивка. А уж если речь идет о знаменитом Генри Моргане, то тут точно надо держать ухо востро. Почему? Да потому что до недавнего времени не было обнаружено ни одного сколько-нибудь крупного клада, зарытого знаменитым буканьером, хотя легенды о его скрытых богатствах не дают спокойно спать искателям сокровищ вот уже третье столетие. Однако в последние годы ситуация стала меняться.

      Сегодня дебри и прибрежные районы Панамы — Мекка для предприимчивого кладоискателя. Здесь открывают залежи драгоценных камней, в сухих руслах рек обнаруживают золотые жилы. Тут археологи во время раскопок наталкиваются на древнюю глиняную посуду и бесценные золотые украшения. В древности Панаму не раз посещали ацтеки, майя и тольтеки, создававшие из драгоценных камней, золота и серебра великолепные произведения искусства. Многие из этих изделий захоронены в тайниках едва ли не по всей территории Панамы. Немало здесь и пиратских кладов, которые все еще ждут своего открытия.

      Если верить сообщениям местной прессы, два бывших американских солдата, служивших когда-то в зоне Панамского канала, сумели обеспечить себе безбедную старость. В 1997 году они вернулись в Панаму и в пещере у реки Чагрес, что приблизительно в 40 километрах севернее города Форт-Клейтон, обнаружили большой клад, зарытый в XVII веке, возможно, самим Генри Морганом. Парадоксально, но обнаружить клад им помогла старая пиратская карта, купленная у какого-то рыночного торговца, который и сам-то, похоже, не знал, что она подлинная.

      Кроме золотых дублонов, отчеканенных в Лиме (Перу), тайник оказался полон золотых и серебряных украшений, различных по весу и величине Поскольку пиратская добыча была найдена в зоне, находящейся под юрисдикцией США, сокровище передали американскому правительству, а нашедшие получили свою положенную долю, оказавшуюся немалой.

      Вообще, если говорить о кладах Генри Моргана, то здесь пальму первенства держит легендарный остров Кокос, затерявшийся в экваториальной части Тихого океана, у берегов Коста-Рики, и овеянный наиболее загадочной славой.

      Кроме него есть еще Каймановы острова, расположенные к северо-западу от Ямайки, которые Морган неоднократно посещал до и после своих пиратских рейдов, чтобы запастись продовольствием или отсидеться в какой-нибудь пещере. Именно там он мог захоронить часть награбленных драгоценностей. На одном из островов у него был свой дом.

      Сегодня известно, что Генри Морган неоднократно находил пристанище на острове Пинос (Хувентуд), расположенном в 65 километрах к югу от побережья Кубы и как две капли воды похожем на остров сокровищ из знаменитого романа Стивенсона. Очень возможно, что и там король буканьеров мог спрятать часть награбленного.

      Однако давайте оставим пока все эти, безусловно, интересные предположения и догадки и вернемся на три столетия назад и вспомним, чем же так прославился капитан Генри Морган, прошедший путь от простого моряка до приближенного английского короля и прослывший самым удачливым и жестоким пиратом Карибского моря.

      Генри Морган родился в Уэльсе, в семье фермера, предположительно в 1635 году. С юных лет он отличался строптивым нравом и жаждал приключений, славы и богатства Неудивительно, что он оказался в команде, состоявшей как из закаленных «морских волков», так и новичков, на борту судна, 3 мая 1655 года покинувшего английский порт Бристоль и взявшего курс на Вест-Индию. По другой версии, юного Моргана выкрали у родителей и продали в рабство Однако этот факт, как, впрочем, и первый, документально не подтвержден. Сам Морган впоследствии категорически отрицал, что когда-либо был рабом.

      Высадившись юнгой на Барбадосе, Генри Морган в течение семи лет проработал на плантациях сахарного тростника. Разумеется, вечно так продолжаться не могло Буйный малый, наслушавшийся басен о «настоящих мужских приключениях», в 1662 году оказался на Ямайке, где влился в команду буканьеров — отчаянных британских, французских и голландских моряков, грабивших и топивших испанские корабли.

      Вместе с пиратами Морган участвовал в грабительских походах к берегам Гондураса, итогом которых было разграбление и сожжение города Гран-Гранада, где были принадлежавшие испанцам месторождения серебра.

      Очень быстро Генри Морган, получивший скандальную известность и прозвище Жестокий, собрал большой отряд головорезов. Его рейды были успешными, в 29 лет Морган командовал собственным кораблем. Именно на нем он участвовал в экспедиции к острову Кюрасао, которую совершили буканьеры под руководством капитана Эдварда Мэнсфилда. Они отбили у испанцев Санта-Каталину, но их набег все же закончился неудачей.

      Но поражение буканьеров обернулось триумфом для Генри Моргана. Смерть Мэнсфилда, попавшего в плен к испанцам, наряду с бесспорной храбростью самого Моргана, его хваткой и «мокрой» репутацией, позволили последнему стать «адмиралом» пиратов, которые почти единогласно выбрали его своим предводителем. Одновременно губернатор Ямайки Томас Модифорд — большой друг и покровитель морских разбойников — даровал Моргану чин полковника и назначил командиром милицейских сил пиратской столицы — Порт-Ройала.

      Вскоре прошел слух, что испанцы собираются напасть на Порт-Ройал с Кубы. Став командующим пиратской флотилией, состоящей из 9 хорошо вооруженных и оснащенных кораблей с командой, насчитывавшей около 500 готовых на все головорезов, Морган двинулся к берегам Кубы, где первым делом напал на испанский город Пуэрто-Принсипе (Камагуэй). Пуэрто-Принсипе находился далеко от моря, но это его не спасло. Не спасло город и бегство от буканьеров одного из пленникбв-испанцев. Более пятидесяти миль он добирался до Пуэрто-Принсипе, чтобы предупредить жителей о прибытии пиратов. Буканьеры все равно захватили город и богатую добычу. Если бы не выкуп, выплаченный жителями, Пуэрто-Принсипе был бы сожжен дотла.

      Следующей жертвой Морган наметил город Портобело, расположенный на Панамском перешейке. Там, по мнению буканьеров, собиралось ополчение для захвата Ямайки. Портобело защищали три форта, поэтому французские буканьеры сразу отказалирь от опасного предприятия, решив не искушать судьбу. Но Морган, вокруг которого сплотились отчаянные сорвиголовы, никогда не отступал от намеченного.

      В мае 1668 года, поставив корабли на якорь, он высадил своих людей на каноэ. Обойдя портовые форты, буканьеры практически внезапно напали на Портобело с суши. Защитники города во главе с комендантом отчаянно оборонялись Не сумев взять крепость штурмом, Морган решился на вероломство. Ой заставил представителей испанского духовенства — священников и монахинь — поднести штурмовые лестницы. Под прикрытием живого щита пиратам удалось не только забраться наверх, но и проломить стену. Однако крепость пала только после того, как погиб ее комендант. Город разграбили, а многих жителей подвергли жестоким пыткам — буканьеры хотели узнать, где спрятаны сокровища. Чтобы оставить себе большую часть добычи, пираты перед возвращением на Ямайку скрыли многое из награбленного в тайниках у реки Чагрес.

      С богатой добычей, оцениваемой в 100 тысяч английских фунтов стерлингов, Морган вернулся на Ямайку, в Порт-Ройал. Губернатор Модифорд немного «пожурил» его за некоторое превышение полномочий, однако дал новое поручение «верноподданному английской короны».

      Годом позже Морган разграбил города Маракайбо и Гибралтар на побережье Венесуэлы. Он проявил себя как талантливый стратег при разработке сложных морских и сухопутных операций. Захваченная добыча, не считая рабов и многое другое, оценивалась в 50 тысяч английских стерлингов.

      Испанцы тем временем продолжали нападать на английские корабли у северных берегов Ямайки. Поэтому в 1669 году губернатор Модифорд дал Моргану новое поручение: захватить большой флот и причинить наибольший ущерб испанским кораблям, городам и складам с боеприпасами. Получив от Модифорда каперское свидетельство — право на узаконенное пиратство, — Морган незамедлительно взялся за дело.

      При одном упоминании имени Моргана испанцев охватывал ужас. Однако находились и те, кто бросал вызов жестокому пирату. Капитан Мануэль Пардал, руководитель испанских ополченцев, был одним из них. Пардал распространил заявление, в котором вызывал Моргана скрестить с ним шпагу. Вскоре противники встретились. Случилось это в устье реки Чагрес, когда буканьеры штурмовали крепость Сан-Лоренсо. Для Пардала встреча закончилась печально: после боя его нашли с простреленной шеей. Говорят, что пуля была выпущена из мушкета Моргана.

      В январе 1671 года Морган провел свою самую знаменитую военную операцию. Взяв с собой 1800 человек, Морган отправился на завоевание Панамы, самого крупного и богатого города в американских испанских колониях, в который испанцы свозили золото и серебро из Мексики и Перу перед отправкой в Старый Свет. Оказавшись в тропических джунглях, буканьеры едва не погибли от голода — испанцы разрушили все продовольственные склады.

      Только на девятый день тяжелейшего марша, стоившего жизни многим пиратам, показались постройки Панамы. Дальновидный Морган вынудил испанцев под командованием генерала Гузмана 18 января выйти из укреплений и сражаться на открытой местности. Сражение длилось два часа. В итоге испанцы не выдержали и бежали, открыв не менее истощенным буканьерам путь в город.

      Примечательный факт: перед тем как вступить в Панаму, Морган под страхом смерти запретил своим людям прикасаться к спиртному. Оно якобы было отравлено испанцами. На самом деле это была мера предосторожности, поскольку нередко случалось, что коварный враг только и ждал момента, чтобы захватить захмелевших победителей голыми руками.

      Те из жителей, кто не сумели бежать в джунгли, подверглись жестоким пыткам. Три недели пираты грабили Панаму, а потом двинулись в обратный путь, вывозя золото, серебро, ценные товары и пленников. Понадобилось почти две сотни мулов, чтобы перевезти награбленное на корабли. Сам Морган, возможно, из-за напряженных отношений с подчиненными, недовольными результатами дележа, вынужден был скрыться, прихватив большую часть добычи.

      По возвращении на Ямайку он узнал, что, разграбив Панаму, нарушил договор между Испанией и Англией, заключенный в Мадриде за несколько месяцев до этого события. А может быть, Генри Морган просто не счел нужным его соблюдать? Так или иначе, разгневанный испанский король потребовал выдачи зарвавшегося буканьера, и королю Англии Карлу II ничего не оставалось, как в апреле 1672 года отдать приказ об аресте знаменитого пирата и доставке его на родину.

      Карл II, с которым Морган успел поделиться награбленным, возвел пирата в рыцари, предложил ему высокий пост вице-губернатора Ямайки и поручил ему бороться с пиратами в бассейне Карибского моря.

      Таким образом, Морган достиг всего, о чем мечтал — знатности, богатства и власти. Он преданно служил на новой должности. Став главнокомандующим британских вооруженных сил на Ямайке, Морган проявил беспощадность и жестокость в борьбе с пиратами, своими бывшими подельщиками. Последние 17 лет своей жизни, в течение которых он нажил себе больше врагов, чем друзей, Генри Морган оставался вице-губернатором Ямайки.

      Спустя некоторое время кто-то из окружения донес Карлу II, что Морган утаил немалую часть богатства, захваченного в Панаме, и спрятал его на острове Кокос: Такой пощечины правитель Англии снести не мог. Заманив под каким-то благовидным предлогом главного буканьера в Лондон, король попытался у него выведать тайну клада. Но Морган не признался ни в каких грехах против Его Величества, и последнему ничего не оставалось, как отпустить Моргана с миром — ведь такой человек британской короне был необходим. Моргану тоже не удалось воспользоваться сокровищами с острова Кокос, тайна которых до сих пор не разгадана. Жить бывшему буканьеру, пристрастившемуся к «зеленому змию», оставалось недолго.

      Генри Морган умер в Порт-Ройале в 1688 году в возрасте 53 лет совершенно больным. Тело буканьера, которого на родине продолжали чтить как национального героя, должны были перевезти в Лондон, но сделать этого не успели — 7 июня 1692 года на Ямайке произошло сильнейшее землетрясение. Порт-Ройал вместе с могилой Моргана сгинул в пучине...

      А теперь завершим экскурс в прошлое и вернемся в наши дни.

      Совсем недавно американский кладоискатель Грегори Брукс вылетел на Гаити, чтобы присоединиться к команде из 10 человек, арендовавшей бывший катер береговой охраны, оборудованный самыми современными приборами для проведения подводных работ. Что же так могло привлечь американцев на Гаити? Конечно же, пиратские сокровища.

      Грегори Брукс, уроженец Черрифилда, стал кладоискателем — он предпочитает называть себя «коммерческим археологом» — совершенно случайно. В 1984 году вместе с женой Кэтрин и несколькими друзьями он нырял с аквалангом у побережья Гаити. В предпоследний день отпуска к всеобщей радости Брукс поднял со дна три серебряных бруска. Этот день он считает поворотным в своей жизни.

      В течение последующих четырех лет в портландской публичной библиотеке Брукс перерыл гору книг по истории Эспаньолы (Гаити) и испанских колоний в Америке. Он узнал, что не менее тысячи судов затонули в XVII веке у берегов Гаити и Доминиканской Республики.

      Во второй раз Брукс возвратился на Гаити в 1988 году с двумя друзьями и металлическим детектором. В океане, недалеко от побережья, им удалось обнаружить район, над которым детектор вел себя очень активно.

      Вернувшись в США, они тщательно разработали план действий и, уладив все формальности с гаитянскими и американскими властями, через два года снова вернулись на Гаити. Вскоре Бруксу и его друзьям удалось поднять целую коллекцию старинного французского фарфора, разбросанного в районе предполагаемого кораблекрушения. Затем там были подняты два британских орудия, отлитых примерно между 1650 и 1699 годами. Исторические документы указывают, что только два судна могли затонуть в этом районе в то время: фрегат «Оксфорд», принадлежавший пирату Моргану и «Джамайка Мерчент» — корабль, на котором приплыл сюда все тот же Морган, чтобы попытаться отыскать остатки «Оксфорда».

      Известно, что вскоре после разграбления Портобело Морган стал готовиться к новой акции. Он бросил клич всем, желавшим служить под его началом, собраться у Коровьего острова, куда прибыл сам в январе 1669 года. Здесь, на фрегате «Оксфорд», он дал для офицеров банкет. Когда веселье было в самом разгаре, корабль взорвался. Предположительно, от неосторожного обращения с огнем у порохового склада. Лишь немногим — и Моргану в том числе — удалось спастись.

      По мнению Брукса, если бы на корабле не было ничего ценного, король пиратов никогда бы не стал возвращаться на место гибели судна. Брукс уверен, что на «Оксфорде» находилась часть сокровищ, награбленных буканьерами в Портобело.

      Грегори Брукс собирается провести на Гаити около года, поскольку на быстрое поднятие «Оксфорда» едва ли стоит рассчитывать. Необходимо провести тщательную видеосъемку, необходимые анализы и расчеты.

      Сегодня Брукс полон оптимизма и собирается оплачивать проект с помощью своих спонсоров, поддержкой которых уже заручился. Естественно, он надеется на прибыль — поднятие «Оксфорда» сулит миллионы долларов.

      Однако, по мнению скептиков, не стоит раньше времени будоражить мир преждевременными заявлениями, поскольку умозаключение может оказаться опрометчивым.

* НАСЛЕДСТВО ГЕНРИ МОРГАНА.jpg

(147.41 Кб, 400x392 - просмотрено 998 раз.)

 

 

Ответ #12: 05 Май 2011, 12:17:53 ( ссылка на этот ответ )

Невероятные происшествия в морях и океанах
Подготовил Виталий ГОЛУБЕВ
Многие моряки еще с давних пор любили выдумывать о своих плаваньях самые невероятные истории. Однако то, что иногда реально происходит в морях и океанах, порой превосходит самые фантастические выдумки.

Человек в… желудке кашалота

"Этот невероятный случай произошел в 1891 году, когда английское судно «Звезда Востока» занималось китобойным промыслом в районе Фолклендских островов. В один из дней с судна заметили огромного кашалота, метким выстрелом животное поразили прямо в голову. Раненый кашалот нырнул в пучину, а с судна спустили две шлюпки

"Для моряков оказалось полной неожиданностью, когда внезапно вынырнувший кашалот вдруг проявил невиданную для своего ранения активность. Мощным ударом огромного хвоста он буквально в щепки разнес одну из шлюпок

Несмотря на добычу, настроение у китобоев было хуже некуда, ведь ком... разбитой кашалотом шлюпки недосчиталась двух человек. Скорее всего, оглушенные ударом хвоста смертельно раненного гиганта они захлебнулись и утонули. Капитан сделал в судовом журнале запись о гибели двух моряков, китобои помянули погибших товарищей, выпив по чарке виски. Заниматься добычей не было ни сил, ни настроения. Разделкой кашалота весом в 40 тонн занялись только через 15 часов.

Процедура разделки туши неожиданно прервалась, когда китобои дошли до желудка гиган­та. В нем явно кто-то шевелился! Желудок осторожно вскрыли и вдруг увидели скрюченное, покрытое слизью человеческое тело. Это был Джеймс Бартли, один из двух китобоев, которые пропали во время схватки с кашалотом. Несчастного, чей пульс еле-еле прощупывался, быстро обмыли от слизи, растерли спиртом и укутали одеялами. Только через три недели Джеймс, который 15 часов как был записан в покойники, наконец-то пришел в себя.

Полностью поседевший Бартли рассказал, что даже не понял, как после крушения шлюпки он оказался в глотке кашалота. Просто вдруг стало жутко темно, а его тело опускалось вниз по какой-то пульсирующей скользкой трубе. Жуткая вонь и недостаток воздуха буквально сводили с ума. Его отчаянные попытки выбраться наружу к успеху не привели, он потерял сознание. Время от времени Джеймс приходил в себя, но тут же снова проваливался в забытье.

Когда Бартли очнулся в каюте, он долго не мог сообразить, что же с ним случилось — побывал ли он в аду или весь этот кошмар ему только приснился. 15 часов в брюхе кашалота, к счастью, обошлись без плохих последствий для его здоровья. Джеймс еще долгие годы плавал по морям, благополучно прошел всю Первую мировую войну, вырастил много детей.

Надо отметить, что случай с разбитой шлюпкой «Звезды Востока» не является исключительным. Раненые кашалоты нередко проявляют большую агрессивность, они погубили немало моряков-китобоев и даже потопили несколько китобойных судов.

И море может гореть…
Страшное землетрясение в Крыму ночью с 11 на 12 сентября 1927 года запомнилось некоторым очевидцам не только жуткой картиной страшных разрушений и сотнями жертв, но и невероятным происшествием — загорелось… море. Такое кажется фантастической выдумкой, но море на самом деле горело, и причиной этого был газ, вырвавшийся из его пучины.

Во время землетрясения в Крыму шла гроза, молнии одна за другой били в море, именно они подожгли вырвавшийся на поверхность газ. Очевидцы увидели столбы пламени, которые поднимались из моря на высоту в сотни метров. Возгорания в Черном море были зафиксированы возле Евпатории и Севастополя. Одни пишут, что вспыхнул вырвавшийся из недр метан, другие считают, что горел сероводород, которого, по данным ученых, в Чёрном море хоть отбавляй.

Известно, что у Черного моря есть сероводородный слой, возникший из-за разложения органических веществ в условиях недостатка кислорода. С глубины 125 метров сероводород наполняет толщу воды, причем за последние десятилетия уровень сероводородного слоя неуклонно поднимался. В некоторых местах его подъем составил десятки метров. К счастью, пока не зафиксировано случаев, когда сероводород вырывался бы на поверхность без какого-либо внешнего воздействия, иначе жить на побережье Черного моря было бы просто опасно. О том, что эта проблема весьма серьезна, свидетельствует трагедия в Камеруне, когда в 1986 году удушливые газы, внезапно поднявшиеся со дна озера Ниос, погубили 1746 человек.

Бывает же такое!
Когда 5 декабря 1664 года у побережья Уэльса затонул пассажирский корабль, из всех членов экипажа и пассажиров спастись удалось только одному человеку, этого везунчика звали Хью Уильямс. Прошло более сотни лет и на этом же месте, опять 5 декабря, но уже 1785 года, потерпело крушение другое судно. Поразительно, но опять повезло уцелеть всего одному человеку по имени… Хью Уильямс. Казалось бы, уже только эти два случая являются невероятным, просто фантастическим совпадением, но провидению угодно было добавить к ним еще один — 5 декабря 1860 года на этом же месте затонула рыбацкая шхуна, и опять в живых остался только один человек… Вы, наверное, уже догадываетесь, что этого рыбака тоже звали Хью Уильямс!

С морем связано еще два просто невероятных совпадения. Причастны к ним оказались писатели и моряки. Известный писатель Эдгар По не раз обращался к теме моря однажды он написал рассказ о кораблекрушении, в котором выжило несколько пассажиров и членов команды. Очень долго несчастных носило на утлом суденышке по безбрежному океану. Измученные голодом люди пошли на крайний шаг — они убили и съели одного из своих спутников — юнгу по имени Ричард Паркер. В 1884 году, через несколько лет после сочинения этого рассказа, в открытом море подобрали ялик с тремя пережившими крушение судна моряками. Неожиданно выяснилось, что сначала в ялике их было четверо, но, обезумев от голода, они выбрали самого слабого и молодого, убили его и съели. Этим несчастным был юнга по имени Ричард Паркер… На выбор жертвы рассказ Эдгара По никак не повлиял, ставшие людоедами моряки его просто не читали.

Не менее невероятная история произошла в мае 1897 года. Ком... бразильского сторожевого корабля «Арагуара» случайно выловила в океане бутылку с запиской следующего содержания: «На борту шхуны „Морской герой“ вспыхнул бунт. Капитан убит, первый помощник выброшен за борт. Я, второй помощник капитана, насильно приставлен к штурвалу. Они заставляют меня вести судно в устье Амазонки (28 градусов долготы, 22 градуса широты, скорость 3,5 узла). Спасите!»

Капитан сторожевика сразу проверил наличие подобного корабля по книге регистров Ллойда и на самом деле нашел там британский корабль «Морской герой», приписанный к порту Гулль. Бразильский корабль сразу изменил курс и поспешил на помощь. Через непродолжительное время захваченный мятежниками корабль показался на горизонте, военные быстро его захватили и обезоружили бунтовщиков.

Удалось спасти второго помощника капитана Хеджера и двух матросов, которые отказались примкнуть к бунтовщикам. Хеджер очень удивился, когда узнал, что помощь пришла так быстро благодаря записке в бутылке, которую он бросил в море. Оказалось, что никакой записки он не писал и даже не имел возможности это сделать.

Уже в Англии, когда бунтовщиков с «Морского героя» судили, наконец-то раскрылась тайна этой мистической истории с выловленной бразильцами запиской. Оказалось, что еще за 16 лет до спуска на воду «Морского героя» писатель Джон Пермингтон опубликовал роман «Морской герой», где написал о бунте на одноименном корабле. Рекламируя свой роман, писатель бросил в море 5 тыс. бутылок с фрагментом романа о мятеже на судне. Именно такую бутылку через 32 года (!) выловили бразильцы… Провидению было угодно, чтобы все в записке совпало с реальной ситуацией, которая в тот момент развивалась на самом настоящем, не выдуманном писателем, корабле.
Трудности существуют для того, чтобы их преодолевать.
Ральф Эмерсон

 

 

Ответ #13: 18 Дек. 2011, 18:18:18 ( ссылка на этот ответ )

Пираты: правда, что они были богаты?

Было ли пиратство доходной профессией? Действительно ли флибустьеры ходили в шелках и бархате, а также купались в золоте и серебре? Правдивы ли сообщения о баснословных богатствах, зарытых "джентльменами удачи" на необитаемых островах? Увы, в большинстве случаев рассказы о несметных богатствах флибустьеров не соответствуют действительности…

В наше время в фильмах или художественных произведениях, а также легендах, кочующих по СМИ и интернету, пираты часто изображаются богатыми людьми. Если вы внимательно присмотритесь к костюму и оружию Джека Воробья или капитана Барбоссы из кинокартины "Пираты Карибского моря", то с удивлением обнаружите, что данные пираты намного богаче чиновников английского короля того времени. Мифы о богатстве пиратов также постоянно подкрепляются сообщениями о якобы найденных документах, указывающих местоположение пиратских сокровищ на необитаемых островах. Все это заставляет современных людей (в первую очередь, молодых) думать о том, будто бы пиратство было весьма доходной профессией.

Действительно, скажете вы, а почему бы и нет? Ведь если конкретные "джентльмены удачи" хоть раз за свою карьеру ограбили испанский галеон с серебром и золотом, то они до конца жизни были обеспечены деньгами. А поскольку в Карибском море такие галеоны встречались на каждом шагу (ведь смог же капитан Френсис Дрейк за одно плаванье ограбить три таких корабля!), то подобное, без сомнения, происходило достаточно часто. Значит, денежки у пиратов были, причем не малые.

Увы, на самом деле все обстояло совсем по-другому. Удачных нападений пиратов на испанские галеоны "серебряного каравана" практически не было. Захват других кораблей большой добычи им вовсе не приносил. Поэтому большинство рассказов о кладах — это не более чем легенда, пиратам просто нечего было прятать. Да и вообще, в отличие от сухопутного разбоя, пиратство было весьма недоходным ремеслом. Но давайте обо всем по порядку.

Прежде всего, почему пираты избегали встреч с испанскими галеонами. По большей части потому, что с ними было нелегко справиться. Галеоны XVI-XVIII веков были мощными судами, на которых размещалось от 30 до 80-ти пушек и до сотни переносных тяжелых мушкетов и пищалей. Кроме матросов, в число экипажа этих кораблей входили профессиональные солдаты, которых могло быть до 500! Если учесть, что самыми любимыми кораблями пиратов Карибского моря (да и других морей тоже) были шлюпы, несшие не более 15 пушек (калибр которых, кстати, был меньше, чем у таковых на галеонах, а в морском бою это играет большую роль), и вмещавшие 50-80 человек команды.

Сами понимаете, при таком раскладе для любого пиратского капитана атаковать галеон было равносильно самоубийству. Да они бы и к борту корабль подвести не смогли — пушкари испанцев (кстати, отличавшиеся особой меткостью среди морских канониров различных держав) разнесли бы его в щепки двумя-тремя залпами. А залпы из мушкетов прикончили бы тех, кто уцелел. Так что, как видите, в этой ситуации применить свою излюбленную тактику — абордаж — пираты просто не смогли бы.

Если уж флибустьерам и удавалось напасть на галеон, то не иначе, как в компании, состоящей не менее чем из четырех судов. При этом даже тогда испанцам часто удавалось отбиться. А в случае успеха на долю каждого пирата доставалось не так много денег — ведь после боя на добычу претендовало не менее двухсот человек. Да и среди них все делилось не поровну.

Согласно Эксквемелину (автору, детально описавшему быт и нравы карибских пиратов), в 60-е годы XVII века капитан получал что-либо для нужд своего корабля и, кроме того, пять или шесть долей. Квартирмейстер, штурман и старший артиллерист имели право на тройную долю. Плотник, оружейники, парусные мастера и хирург сверх части добычи получали еще и жалованье. Правда, в 20-е годы XVIII века дележ становиться более равномерным — доля офицеров была не намного больше доли остальных членов команды. В большинстве случаев капитан получал две части, а офицеры меньшего ранга получали лишь в половину или даже на четверть больше, чем простые матросы.

Но что же, неужели рассказы о подвигах Дрейка — это вымысел? Скорее всего, нет, однако здесь многие упускают из вида то обстоятельство, что капитаны, подобные Дрейку были не пиратами, а корсарами, то есть состояли на военной службе у государства. Корсары же могли позволить себе корабль с большим числом пушек и огромной командой, среди которой были и профессиональные солдаты (ведь его снаряжение частично оплачивалось правительством и купцами). Кроме того, главари корсаров часто командовали целыми флотилиями из 4-8 судов, что позволяло им без всякого страха атаковать целые караваны или мощные крепости на берегу (классический пример: экспедиция Моргана в Панаму или барона Де Пуанти в Картахену).

Интересно, что при таких рейдах корсарские "адмиралы" часто заключали союзы с типичными пиратами. Однако последние, как правило, не извлекали из этих экспедиций больших выгод, поскольку пиратов всегда использовали как "пушечное мясо", посылая на самые опасные участки сражений, а также обманывали при дележе. Так, например, при дележке добытых в Панаме сокровищ Морган не дал не песо своим союзникам — французским флибустьерам, поскольку, тайно забрав добычу, вночь перед назначенным днем дележки, незаметно со своими людьми покинул их.

Да и ком...м корсарских кораблей на самом деле перепадали гроши, поскольку большую часть добычи приходилось отдавать тем, кто помогал капитану снаряжать экспедицию. Например, когда в 1628 году голландский корсар Пит Хейн захватил два "серебряных галеона" стоимость добычи была оценена в 7 млн. гульденов. Из них Хейну досталось семь тысяч гульденов, а каждый рядовой участник экспедиции получил… всего семьсот гульденов! Остальное забрали себе нидерландские чиновники и купцы, финансировавшие экспедицию.

Итак, в основном флибустьеры нападали на одиноких "купцов", которые не могли дать им достойный отпор. Однако с них и взять-то мало что было можно. В начале XVIII столетия "выручка" пиратов за один рейд редко превышала сумму в 150 фунтов стерлингов. Причем еще реже это были деньги и драгоценности, чаще захватывали разные товары, которые еще нужно было продать на берегу. Местные же торговцы вовсю обманывали "джентльменов удачи", платя за каждый товар десятую часть его реальной стоимости.

Впрочем, в ряде случаев (которые, откровенно говоря, были единичными), пиратам все же везло. Так, например, в апреле 1721 года капитаны Джон Тэйлор и Оливье Левассер, более известный как Ла-Буз пиратствуя у западных берегов Африки, захватили один из самых ценных призов в истории пиратского промысла — португальское судно "Вьерж дю Кап". Корабль буквально ломился от обилия золота, серебра, жемчуга и алмазов. О количестве сокровищ, попавших пиратам в руки, говорит тот факт, что после раздела баснословной добычи каждый моряк получил по 5 тысяч золотых гиней и по 42 алмаза. А капитаны, понятное дело — в пять раз больше.

Чуть позже, 16 ноября 1720 тот же Тейлор в компании с Эдвардом Инглендом (тем самым, у которого начинал свою карьеру пирата герой Стивенсона Джон Сильвер) в Индийском океане вступили в бой с кораблем Ост-Индской компании "Кассандра" под командованием капитана Макрэ. После упорной схватки пираты победили, взяв на борту "Кассандры" 75 тысяч фунтов стерлингов серебром. Получается, что Тейлор был чуть ли не единственным капитаном, которому за всю историю пиратства повезло целых два раза! Однако нет никаких сведений о том, как он распорядился своей долей добычи. Не исключено, что пропил ее и проиграл в карты.

Неудивительно, что для того, что бы хоть как-то сводить концы с концами, многим пиратам приходилось еще и "подрабатывать". Капитаны Тич и Рекхем, например, в свободное от разбоя время занимались перевозкой контрабанды. Французский пират Де Граммон торговал рабами, а англичанин Роберт Сирл — кампешевым деревом. Некоторые флибустьеры даже подряжались охранять испанские суда или перевозить дипломатическую почту! Другие, совсем как рэкетиры нашего времени, "крышевали" торговцев в колониях, расправляясь с их конкурентами и защищая от других пиратов. В общем, способы подзаработать были весьма различны.

Сами понимаете, что при таких реальных доходах все сообщения о кладах, зарытых на островах, выглядят чистой воды легендами. Пиратам просто нечего было прятать. Да и их познания в навигации обычно оставляли желать лучшего, поэтому даже если и было что закапывать, не существовало гарантии того, что в следующий раз удастся найти этот "остров сокровищ". Кроме того, абсолютно непонятно, зачем "джентльменам удачи" нужно было закапывать деньги где-то на клочке суши посреди океана, когда они спокойно могли помещать их в банки, отделения которых были во всех колониях Карибского моря.

Единственный значительный пиратский клад, который удалось обнаружить в прошлом веке — это сокровища капитана Уильяма Дженнингса. Американская экспедиция нашла их на на острове Мона, расположенном в Карибском море между Гаити и Пуэрто-Рико. Стоимость этих сокровищ составила около полутора миллионов долларов (дело было в 1939 году). Однако почему этот капитан спрятал их на острове, и по какой причине не вернулся за ними потом — до сих пор непонятно.

Все эти факты говорят о том, что на самом деле занятие пиратством в большинстве случаев не приносило особого дохода. И если бы создатели трилогии "Пираты Карибского моря" следовали бы исторической правде, то Джек Воробей (при его-то "удачливости") носил бы не парчовый камзол, а нищенские лохмотья. На что-нибудь получше у него просто не нашлось бы денег…

 

 

Страниц: 1 2 3  | ВверхПечать