Максимум Online сегодня: 1094 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 Янв. 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24645 статей в более чем 1718 темах,
а также 97700 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 21 Янв. 2017, 03:07:39

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2 | Вниз

Опубликовано : 13 Июль 2010, 21:06:45 ( ссылка на этот ответ )

Нефертити

Главная супруга древнеегипетского фараона XVIII династии Эхнатона, время правления которого ознаменовалось крупномасштабной религиозной реформой. Возможно, дочь одного из сподвижников Эхнатона, вельможи Эйе, впоследствии — царя, и вероятно двоюродная сестра Эхнатона. От Эхнатона она родила шесть дочерей (Анхесенамон и др.). Отсутствие у царицы сына — наследника царского престола, могло сказаться на ухудшении взаимоотношений внутри царской семьи, любовь которой стала одним из основных сюжетов для художников Ахетатона — столицы Эхнатона и Нефертити. Никогда еще в египетском искусстве не появлялись произведения, столь живо демонстрирующие чувства царственных супругов.


Нефертити - египетская царица

В 1912 году в Амарте были найдены ее портреты, созданные скульптором Тутмесом. Стройная шея, миндалевидные, даже в камне глядящие томно глаза, мечтательно улыбающиеся губы - эти черты признаны идеально прекрасными, а сама женщина… Имя «Нефертити» означает «красавица грядет». До наших дней сохранилась легенда о красивейшей и счастливейшей египетской царице, любимой и единственной жене фараона Эхнатона. Но раскопки XX века привели к тому, что загадок, связанных с Нефертити стало только больше.




Однако есть и достоверные сведения о ее жизни, любви и смерти. Нефертити не египтянка, как принято считать. Она происходила из Мессапатамского государства Митанни, страны ариев. Можно сказать, что она явилась в Египет от самого Солнца. Арии поклонялись солнцу. И с появлением на египетской земле 15-летней принцессы по имени Тадучепа пришел и новый бог - Атон.
Брак Нефертити с фараоном Аменхотепом III был чисто политическим. Юную красавицу обменяли на тонну украшений из золота, серебра и слоновой кости и привезли в египетский город Фивы. Там назвали ее новым именем Нефертити и отдали в гарем фараону Аменхотепу III. После смерти отца юный Аменхотеп IV получил иноземную красавицу по наследству. Любовь фараона вспыхнула не сразу, но она вспыхнула. В результате молодой фараон распустил огромный гарем отца и объявил жену своей соправительницей. Принимая иноземных послов и заключая важные договоры, он клялся духом бога Солнца и любовью к жене.
В историю Египта супруг Нефертити вошел как один из самых гуманных правителей. Иногда Аменхотепа изображают слабым, странным, болезненным юношей, одержимым идеями общего равенства, мира и дружбы между людьми и разными народами. Однако именно Аменхатеп IV провел смелую религиозную реформу. На это не решался до него ни один из 350 правителей, занимавших египетский престол.
Из белого камня был построен огромный храм Атона. Началось строительство новой столицы Египта - города Ахетатон («Горизонт Атона»). Он был заложен в живописной долине между Фивами и Мемфисом. Вдохновительницей новых планов была супруга фараона. Теперь самого фараона называли Эхнатоном, что значит «Угодный Атону», а Нефертити - «Нефер-Нефер-Атон». Это имя переводится очень поэтично и символично – «прекрасная красотой Атона» или, другими словами, «ликом подобная солнцу».
Французские археологи восстановили облик египетской царицы: черные брови, волевой подбородок, полные, изящно изогнутые губы. Ее фигура - хрупкая, миниатюрная, но прекрасно сложенная, сравнивается с точеной статуэткой. Царица носила строгие одежды, чаще всего это были белые прозрачные платья из тонкого полотна. Солнечная красота Нефертити распространялась и на ее душу. Она воспевалась как нежная красавица, любимица Солнца, умиротворявшая всех своим милосердием. Иероглифические надписи восхваляют не только красоту царицы, но и ее божественную способность внушать к себе уважение. Нефертити называли «владычицей приятностей», «умиротворяющей небо и землю сладостным голосом и добротой».
Сам Эхнатон называл свою жену «усладой своего сердца» и желал ей жить вечно. В папирусе, где записано поучение о семье мудрого фараона, повествуется об идеальном семейном счастье царственной четы до самой смерти. Этот миф кочевал во времени от античных греков к римлянам и стал всемирным. Сердечные отношения царя и царицы были запечатлены в десятках и сотнях рисунков и барельефов. На одной из фресок есть даже одна чрезвычайно смелая и откровенная картина, которую мы вполне можем назвать эротичной. Эхнатон нежно обнимает и целует Нефертити в уста. Это первое изображение любви в истории искусства.
Но дотошные археологи выяснили, что в жизни солнцеподобной и счастливой Нефертити была трагедия. И у нее в Древнем Египте при любящем и мудром муже была соперница. Узнать эту тайну археологам помогли все те же иероглифы и изображения на каменных плитах. Царь и царица обычно изображались как неразлучная пара. Они были символами взаимного уважения и государственных забот. Супруги вместе встречали знатных гостей, вместе молились диску Солнца, вместе раздавали подарки своим подданным.
Но в 1931 году в Амарне французы нашли таблички с иероглифами, на которых имя Нефер-Нефер-Атон кто-то тщательно соскреб, оставив лишь имя фараона. Затем появились и более удивительные находки: известковая фигура дочери Нефертити с уничтоженным именем матери, профиль самой царицы с залепленным краской царским головным убором. Это могло быть совершено только по указу фараона. Египтологи пришли к выводу, что в счастливом доме фараона произошла драма. За несколько лет до смерти Эхнатона семья распалась. Нефертити изгнали из дворца, она жила теперь в загородном доме и воспитывала мальчика, предназначенного в мужья ее дочери - будущего фараона Тутанхамона.
Под изображениями царственной четы появилось другое женское имя, вписанное вместо Нефертити. Это имя Киа. Так звали соперницу Нефертити. Подтвердил догадку и керамический сосуд с именами Эхнатона и его новой жены Киа. Нефертити там уже не значилась. Позднее, в 1957 году, нашли изображение новой царицы - юное лицо, широкие скулы, правильные дуги бровей, невозмутимость взгляда. Черты, привлекательные лишь обаянием молодости... Эта женщина не могла стать легендой, хотя сменила женщину-легенду и любящую супругу в объятиях Эхнатона. Она не просто покорила сердце фараона. В последние годы правления он сделал Киа вторым (младшим) фараоном. Для нее был даже изготовлен золотой роскошно инкрустированный гроб. Но за год до смерти Эхнатон отдалил и вторую свою жену.
Нефертити прожила в опале до восшествия на престол Тутанхамона. Умерла она в Фивах. После смерти Эхнатона жрецы Египта вернулись к старому богу. Вместе с богом Солнца Атоном было предано проклятьям имя солнцеподобной Нефер-Нефер-Атон. Поэтому его и не внесли в летописи. Где похоронена Нефертити, до сих пор остается тайной. Видимо, ее захоронение было скромным. Но образ царицы остался жить в сказках и легендах ее народа.
Существует и другая, не менее правдоподобная версия истории жизни Нефертити, где царица предстает перед нами совершенно в другом образе. Это опытная в любви, сластолюбивая и жестокосердная устроительница оргий, постоянно ищущая новые и новые жертвы. Эта Нефертити рассказывала влюбленному в нее несчастному юноше басню о женщине, которая не хотела быть «презренной». Поэтому за свою любовь она потребовала, чтобы возлюбленный ее отдал ей все, что имеет, прогнал жену, убил детей и бросил их тела собакам. Он должен был отдать даже могилу престарелых своих родителей и право на бальзамирование их тел после смерти и погребальные ритуалы. Царица не только рассказывала, она сама воплощала сюжет басни и в конце концов прогнала несчастного, вознаградив его холодным соитием, а не пламенным жаром своего прекрасного тела. Эта Нефертити уже была не жертвой дворцовых интриг, а сама раздувала огонь вражды в своем супруге Эхнатоне, ненавидела его, желала ему смерти. Эта Нефертити - царственная гетера Египта, в украшенных драгоценными каменьями маленьких сандалиях. Каждый год она дарила фараону дочерей, обвиняя его в том, что это он не может иметь сына. Она обладала телом девственно юным и прекрасным, ненасытным и порочным.
Эти две Нефертити до сих пор спорят друг с другом. Однако Долина Царей еще пока надежно хранит свои тайны.

* Nefertiti_berlin.jpg

(244.49 Кб, 1275x1700 - просмотрено 10014 раз.)

 

 

Ответ #1: 13 Июль 2010, 21:07:56 ( ссылка на этот ответ )

Прекрасная царица Нефертити

Более 30 столетий Эхнатон и Нефертити не упоминались даже в легендах. Их имена были стерты с монументов, их статуи лишились лиц, их город сровняли с землей и растащили по кирпичику. Но постепенно, расшифровывая древние манускрипты, ученые нашли упоминания о фараоне (пророке или преступнике) и королеве, чью красоту невозможно было описать.

К 1900 году человечество уже знало достаточно о древнеегипетском фараоне, который осмелился бросить вызов жрецам и основал новую монотеистическую религию. Эхнатон обогнал свое время на несколько тысячелетий...
А что же царица? Была ли она действительно так хороша, как утверждали рукописи? Разделяла ли она взгляды своего царственного супруга?

ОПИСЫВАТЬ БЕСЦЕЛЬНО - СМОТРЕТЬ!
В 1912 году археологическая экспедиция под руководством профессора Людвига Борхарда производила раскопки неподалеку от маленькой деревушки эль-Амарна.
6 декабря 1912 года некто Мохаммед Эс-Сенусси перебирал тысячелетний мусор в комнате №19 сектора P_47. Неожиданно среди обломков камней и глиняных черепков сверкнуло золото.
Извлеченная статуэтка была около 50 см высотой и в очень хорошем состоянии - не хватало зрачка левого глаза, слегка был обколот лоб...
Мусор из комнаты номер 19 несколько раз перебирали вручную: были найдены практически все части уха, но зрачок так и не нашли. Много позже выяснилось, что он никогда не был вставлен.
Именно в этот день профессор Борхард сделал в своем дневнике знаменательную надпись: "Описывать бесцельно, - смотреть!"

ДЕТСТВО: ОФИЦЕРСКАЯ ДОЧЬ
О детстве самой знаменитой египетской царицы известно совсем мало. Скорее всего, в ее жилах не было королевской крови. Есть предположения, что отцом Нефертити был один из старших офицеров армии фараона Аменхотепа III.
Хотя существует еще одна версия: настоящее имя Нефертити - Тадухипа, дочь царя Миттании.

ВОЗЛЮБЛЕННАЯ МОЯ...
Песню о том, что "жениться по любви не может ни один король" придумали гораздо позже. Без сомнения, фараон Аменофес (позднее сменивший имя на Эхнатон) женился по большой любви. До наших дней дошло любовное письмо, написанное фараоном своей супруге:
Любовь моя, Королева Юга и Севера, Возлюбенная моя, Нефертити, я бы хотел, чтобы ты жила вечно..."

ВЕЛИКАЯ ЦАРИЦА
Без сомнения, Нефертити была одной из самых почитаемых древнеегипетских цариц. Многие искренне верили в то, что именно Нефертити, а не Эхнатон придумали новую религию - религию единого Бога. А по количеству статуй и картин, посвященных ей, Нефертити обогнала своего супруга.

У ЦАРЯ ДОЛЖЕН БЫТЬ НАСЛЕДНИК
Увы! Горячо любимая жена не справилась с основной своей задачей - за 12 лет Нефертити родила мужу шестерых дочерей, а нужен был сын.
Эхнатон начинает уделять особое внимание второстепенной жене - Кийе (некоторые источники считают ее принцессой Тадухипой). Кийя родила фараону двоих сыновей: Сменхкара и Тутанхамона.
А что же Нефертити?

ИСЧЕЗНУВШАЯ КРАСОТА
Через 15 лет после начала правления фараона Эхнатона Нефертити таинственным образом исчезает "с политической арены".
Историки склоняются к следующей версии: Нефертити была лишена королевских привилегий, остаток своей жизни провела в северном дворце и умерла за 5 дней до своего сорокалетия. Но ее саркофаг так и не был найден. Говорят, что по туннелю времени она просто улетела в будущее...
Последнее редактирование: 13 Июль 2010, 21:10:31 от Лидия

 

 

Ответ #2: 13 Июль 2010, 21:14:17 ( ссылка на этот ответ )

Бессмертная красота см9

Более 3300 лет назад родилась женщина необыкновенной красоты - НЕФЕРТИТИ, что в переводе с древнеегипетского означает "Красивая пришла". Источники о дате рождения и происхождении НЕФЕРТИТИ не сохранились. Как свидетельствуют дошедшие до наших дней изображения на папирусах и барельефах, Нефертити - жена фараона-реформатора Эхнатона, правившего в Древнем Египте в 1424 - 1406 г. до н.э.), который затеял религиозную реформу - смену богов.

Всеми почитаемый бог Амон, поклонение которому все больше укрепляло власть жрецов, был волею фараона заменен на другого бога, бога солнца - Атона . Атон - "видимый солнечный диск", изображался в виде солнечного диска с лучами-ладонями, дарующими благо людям. Реформы фараону удались, по крайней мере на период его царствования. Была основана новая столица, возведено много новых храмов и дворцов. Изображения семейных сцен царственной семьи говорят о трогательных отношениях между мужем и женой. Их часто изображали взявшимися за руки.
Однако, к концу царствования фараона Эхнатона на письменах начинает исчезать имя Нефертити, что по-видимому означает какие-то изменения в отношениях супругов. Среди сохранившихся скульптурных изображений Нефертити есть и портрет, по датировке которого она явно пережила своего супруга. В известном раскрашенном бюсте Нефертити отсутствует один глаз, т.е. портрет был окончен при жизни (в Древнем Египте, традиционно, второй глаз в скульптурное изображение человека вставляли после его смерти).
Это – научно подтвержденные факты. Но вокруг них со временем возникли многочисленные красивые легенды. Например, такая, что Нефертити, возможно, не только жена, но и родная сестра фараона Эхнатона ( Аменхотепа IY), сына Аменхотепа III, лик которого в виде сфинкса украшает теперь Набережную Невы в С-Петербурге (Россия). В принципе ничего необычайного или шокирующего для древних египтян в этом не было: обычай фараонов жениться на родных сестрах сохранился до самого конца существования Древнего Египта. Более того, по мнению специалистов, это внесло свою лепту в ускорение упадка египетской цивилизации.
По тем временам Нефертити получила блестящее образование в специальной школе, где, кстати, обучались вместе и мальчики и девочки. В счастливом браке у царственных супругов родилось шесть дочерей. Супруги построили новую столицу Древнего Египта - Ахетатон. При переходе в новую веру Нефертити получила новое имя Нефернефруатон ( "Прекрасная красота Атона"). Нефертити пришлось пережить и личную трагедию (смерть старшей из дочерей) и личную драму: под конец царствования ее супруг предпочет ей простолюдинку, грубоватую лицом, однако умную и чувственную Кийю, изображения которой все чаще встречаются рядом с изображением фараона.
Более того, в последние годы царствования Эхнатона рядом с ним на престоле появляется изображение то ли молодого человека, то ли молодой женщины, одетой по-мужски и в короне "второго" фараона. Молва гласит, что это - соперница Нефертити - Кийя, ставшая женщиной-фараоном. Сохранился даже первый в мире образец любовной лирики - свиток стихов фараона Эхнатона посвященный Кийи. Более того, в гробнице фараона на крышках погребальных ваз есть сульптурное раскрашенное изображение Кийи в парике.
Изображения же Нефертити, к счастью, пришли к нам через века не только барельефные, но и скульптурные. От молодой девушки до зрелой, уставшей женщины. Она была настолько прекрасна, что скульптор даже не скрывал признаков ее приближающейся старости. Сохранились также скульптурные и живописные изображения ее дочерей и мужа - фараона. Где Нефертити захоронена - неизвестно.
Это была женщина далеко опережавшая свою эпоху. Пытливый ум, стремление к познанию отличали ее от предшественников. Она обладала мужской энергией. В ней сочетались властность и жестокость с поэтичностью и глубиной, чувством собственного достоинства. Обладающая широтой и размахом во всем, она отличалась страстью к чувственным удовольствиям. При этом - отсутствие морально-этического комплекса. Уничтожала врагов полностью, не выбирая методов. Для Нефертити не было препятствий в достижении поставленной цели. Она любила себя, пока была молода.
Имея вкус к глубоким, тонким переживаниям, царица стремилась к чувственному постижению глубины человеческих отношений. Она не боялась своей эмоциональности, но практически всегда сила ее влюбленности была равновелика силе разочарования. После получения фактической гражданской власти постепенно ввела себя в рамки, достойные "сану". С этого времени начинает себя подавлять, сдерживать. Живое, непосредственное восприятие мира заменяется более "законными" формами лукавого умствования. На этом пути появляется внутреннее разочарование, раздражение, (на самом деле - это неприятие фальши в себе), которое иногда изливается в мир приступами ярости.
Нефертити осуждала и подавляла в себе эти приступы ярости и такая внутренняя борьба привела к постепенному подтачиванию внутреннего достоинства, исчезновению опоры в себе. Видимо, на этом этапе уходит к другой муж, который боготворил ее чистое, непосредственное, природное, невинное начало. Правда, здесь ей удалось не сузиться, не озлобиться, а принять сей факт разумно. Но до конца жизни она так и не расширилась до той чистоты восприятия, которая была в юности. Власть, почитание, необходимость "держаться на высоте" отобрали силы и энергию.
С возрастом печаль окутала ее, молодость проходила, а с нею увядала и красота. Но она не хотела, чтобы главная ее гордость и достоинство ушли. Царица решила во чтобы-то ни стало сохранить красоту и всеми возможными способами пыталась это сделать. Она поддерживала слухи, что она все так же неотразима, как и прежде. По ее настоянию слагались стихи и песни, ваялись скульптуры, которые напоминали ей и другим о том, как она прекрасна. Нефертити свою жизненную силу обратила в тщеславие, желая, чтобы ее запомнили, делая упор на свою исключительность. Энергия перестала быть искрящейся и живой. Поэтому, психологически закономерно, что в конце жизни ее сопровождала бесконечная печаль. Тоска поселились внутри нее, а застывшая маска - снаружи.
По египетским понятиям, прекрасная царица дожила до глубокой старости, почти до сорока лет.
Воистину, все в этом мире относительно!

* Нефертити-странствие через пески вечности.jpg

(94.58 Кб, 733x1000 - просмотрено 3295 раз.)

 

 

Ответ #3: 13 Июль 2010, 21:28:10 ( ссылка на этот ответ )

Остаётся только удивляться необычности исторической судьбы царицы Нефертити. Тридцать три века её имя было в забвении, а когда гениальный французский учёный Ф. Шампольон в начале прошлого столетия расшифровал древнеегипетские письмена, то о ней упоминали довольно редко и лишь в специальных академических работах.

XX век, словно демонстрируя причудливость человеческой памяти, вознёс Нефертити на вершину славы. Накануне Первой мировой войны немецкая экспедиция, закончив раскопки в Египте, по обыкновению представила находки для проверки инспекторам «Службы древностей». («Служба древностей» — ведомство, основанное в 1858 году для контроля археологических экспедиций и охраны памятников прошлого.) Среди предметов, выделенных для немецких музеев, находился ничем не примечательный оштукатуренный каменный блок.
Когда его привезли в Берлин, он превратился в голову Нефертити. Рассказывают, будто археологи, не желавшие расстаться с замечательным произведением искусства, обернули бюст серебряной бумагой, а затем покрыли гипсом, правильно рассчитав, что незаметная архитектурная деталь не привлечёт внимания. Когда это обнаружилось, разразился скандал. Его затушила только начавшаяся война, после окончания которой немецких египтологов лишили на некоторое время права проводить раскопки в Египте.
Однако бесценное художественное достоинство бюста стоило даже этих жертв. Звезда Нефертити восходила столь стремительно, будто женщина эта была не древней египетской царицей, а современной кинозвездой. Словно много веков красота её ждала признания, и, наконец, пришли времена, эстетический вкус которых возвёл Нефертити на вершину успеха. Это её очаровательной головке, длинной стройной шее, прямому нежно очерченному носу мы обязаны стремительно возросшему интересу к египетскому искусству, к тому далёкому мистическому прошлому с его культом жрецов и таинственными эзотерическими знаниями. А может, наоборот, наш иррациональный век, чувствуя какую то бессознательную близость к египетской грандиозной культуре, выделил Нефертити как символ подлинной женской красоты?
Кем же в действительности была знаменитая Нефертити? По общественному статусу своего времени — всего лишь одной из жён многочисленного царского гарема. Египетские женщины владели секретами необычных косметических рецептов, которые в тайне передавались от матери к дочери, искусны они были и в делах любви, особенно если учесть, что учиться они начинали в совсем ещё юном — шести семилетнем — возрасте. Словом, недостатка в красивых женщинах в Египте не было, наоборот, весь древний истеблишмент знал — достойную жену следует искать на берегах Нила. Однажды вавилонский правитель, посватавшийся к дочери фараона, получил отказ. Раздосадованный, он написал несостоявшемуся тестю обиженное письмо: «Почему ты так со мной поступаешь? В Египте есть достаточно прекрасных дочерей. Найди мне красавицу по твоему вкусу. Здесь (имелась в виду Вавилония. — Авт.) никто не заметит, что она не царской крови».
Среди такого количества достойных претенденток восхождение Нефертити кажется невероятным, почти сказочным. Она, конечно, происходила из знатного рода, являлась близкой родственницей кормилицы своего мужа, а ранг кормилицы в египетской иерархии был достаточно высок. Супруг кормилицы Эхнатона числился первым вельможей государства, был начальником колесничего войска, а после смерти фараона даже короткое время занимал пост правителя Египта. Однако в царском дворце в гаремы предпочитали брать самых ближайших родственниц — племянниц, сестёр и даже собственных дочерей, чтобы сохранить «чистоту крови».
Нефертити же стала женой фараона вопреки сложившимся традициям, да и все её царствование складывалось отнюдь не по канонам, освящённым древними культами. Видимо, где то здесь и таится ответ на вопрос: почему в столь короткий срок рядовая наложница безраздельно завладела сердцем всесильного фараона.
Надо сказать, что и супруг Нефертити выделялся из длинного ряда царской династии. Правление Аменхотепа IV вошло в историю Египта, как время «религиозных реформ». Этот незаурядный человек не побоялся сразиться с самой мощной силой своего государства — жреческой кастой, которая посредством своих мистических, таинственных знаний держала в страхе и элиту, и народ Египта. Жрецы, используя сложные культовые обряды многочисленных богов, постепенно захватывали лидирующее положение в стране. Но Аменхотеп IV оказался вовсе не из тех правителей, которые отдают свою власть. И он объявил войну касте жрецов.
Единоличным приказом он, ни много ни мало, отменил прежнего бога Амона и назначил нового — Атона, а заодно перенёс столицу Египта из Фив на новое место, построил новые храмы, увенчав их скульптурными колоссами Атона Ра, и переименовал себя в Эхнатона, что означало «угодный Атону». Можно только предполагать, какие огромные усилия потребовались новому фараону, чтобы переломить сознание целой страны, чтобы выиграть эту опасную войну со служителями культа. И, конечно, как в любой битве, Эхнатону был необходим надёжный союзник. Видимо, такого союзника — верного ему, умного, сильного — он и нашёл в лице своей жены — Нефертити.
История не оставила нам прямых свидетельств помощи Нефертити мужу, но мы рискнём опереться на знание психологии человека. После женитьбы на Нефертити царь забыл свой гарем, он не на шаг не отпускал свою юную жену. Вопреки всяким правилам приличия женщина впервые стала посещать дипломатические приёмы. Эхнатон не стеснялся прилюдно советоваться с Нефертити. Даже выезжая проверять заставы вокруг города, фараон брал с собой жену, и караул теперь отчитывался не только перед владыкой, но и перед его супругой. Поклонение Нефертити превзошло все пределы. Её огромные, величественные изваяния украшали каждый египетский город.
Вряд ли только искусством любви и неотразимой красотой можно объяснить безмерное влияние Нефертити на фараона. Можно, конечно, предположить колдовство. Но мы предпочтём более реалистическое объяснение успеха египетской царицы — её поистине царская мудрость и фанатическая преданность мужу. При этом отметим, что по нашим понятиям всесильная Нефертити была по возрасту совсем юна, а проще сказать — совсем девочка.
Были, понятно, и интриги, и зависть, и козни тех, кто никак не мог взять в толк: отчего женщина управляет государством и заменяет фараону сановных советников. Однако большинство вельмож, как и во всякие времена, предпочитало не ссориться с женой властителя, и на Нефертити как из рога изобилия посыпались дары и подношения просителей. Но и тут прекрасная женщина проявила мудрость и достоинство. Она хлопотала лишь за тех, кто, по её мнению, мог принести пользу любимому мужу, кто мог оправдать доверие фараона.
Казалось, счастье Нефертити безмерно, но судьба не благоволит бесконечно даже к редким избранникам. Беда пришла с той стороны, откуда её не ждали. Древнеегипетская женщина рожала, присев на двух кирпичах. Акушерки придерживали её за спину. Считалось, что родильные кирпичи помогут облегчить роды и принести счастье. На каждом из них высекалась голова богини Мешенит, которая помогала младенцу появиться на свет. Всякий раз, присаживаясь на кирпичики, Нефертити молила Атона даровать им наследника. Но в таком деле, к сожалению, ни горячая любовь к мужу, ни мудрость, ни всесильные боги помочь не могли. Шесть дочерей родила Нефертити, а долгожданного сына всё не было.
Тут то и подняли голову завистники и враги несчастной царицы. Человеческий век в Древнем Египте был короток — 28—30 лет. Смерть могла унести фараона в любой миг, и государство тогда оставалось без прямого наследника власти. Нашлись доброхоты, познакомившие Эхнатона с красивой наложницей — Киа. Казалось, власти Нефертити пришёл конец. Но не так просто забыть свою прежнюю любовь, даже если хочется чего то новенького, более острых ощущений.
Эхнатон мечется от одной женщины к другой: то и дело он из покоев Киа направляется к бывшей любимой и каждый раз его ожидает радушный тёплый приём. Но Нефертити, видимо, будучи волевой самолюбивой женщиной, не смогла простить предательства. Внешняя любезность не могла обмануть фараона, он то знал, на что способна истинная любовь. И он снова возвращался к Киа.
Так продолжалось недолго. Болтовня новой наложницы вывела наконец Эхнатона из себя — ему было с кем сравнивать соперницу. Киа была возвращена в гарем. Она пыталась сопротивляться, призывала мужа вернуться, впадала, видимо, в обычные женские истерики. Только после того как евнух сурово наказал её плетьми, она успокоилась, поняв, что царским милостям пришёл конец.
Они уже больше никогда не будут в прежних отношениях — Нефертити и Эхнатон. Прошлую любовь склеить не удалось, но и в этой ситуации Нефертити придумала выход, продемонстрировав поистине государственный ум. Нам поступок Нефертити покажется, конечно, диким, но не забывайте, что речь идёт о Древнем Египте. Нефертити предложила в жёны Эхнатону их третью дочь — юную Анхесенамон и сама обучила её искусству любви, той любви, которая всегда так зажигала фараона.
История, конечно, грустная, но обстоятельства оказываются сильнее человека. Через три года Анхесенамон овдовела. Ей шёл одиннадцатый год, и её снова выдали замуж за великого Тутанхамона. Столица вновь была возвращена в Фивы, страна опять стала поклоняться богу Амону Ра. И только Нефертити, верная прежним пристрастиям, осталась в Ахенатоне, из которого медленно и постепенно уходила жизнь.
Царица умерла, город опустел окончательно, а похоронили её, как она и просила, в гробнице с Эхнатоном.
И через тридцать веков её образ словно восстал из пепла, тревожа наше воображение и заставляя ещё и ещё раз задумываться о тайне красоты: что это — «сосуд, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде?»

 

 

Ответ #4: 14 Июль 2010, 08:59:01 ( ссылка на этот ответ )

Нефертити и Эхнатон - история любви

Заходящие лучи солнца золотили комнату, бросали последние отсветы на стены, скользили по лазуритовым серьгам-скарабеям уже немолодой женщины, сидящей перед тусклым зеркалом, отражающим усталое и измученное, но все еще прекрасное лицо. Она сидела, склонив голову, увенчанную синей короной с золотыми кобрами, и бессильно уронив на колени руки. Нефертити ждала своего поверенного: тот должен был привезти ей ответ от фараона, который предопределил бы ее дальнейшую судьбу. Царица уже провела много часов в томительном ожидании и все яснее начинала осознавать, что ответ ее господина вряд ли будет благосклонным.

Она представила, как в ее покои войдет верный слуга. Он будет прятать от нее глаза и даже снимет черный парик, обычно покрывающий его лысый гладкий череп. Он не будет знать, куда деть руки и как сообщить своей госпоже, что властитель Египта приказал ей удалиться в глухое селение и провести там последние годы жизни. Опальная царица знала, что стремительно состарится в своем уединении; ее убьет безмерное горе и безысходность. Ее стройное тело и прекрасное лицо высушит и покроет морщинами жаркий пустынный ветер. И только однажды прохладной ночью она обретет наконец свободу, когда за ней придет смерть. Что будет дальше, она тоже знала: из ее высохшего тела вынут внутренности, пропитают самым дешевым бальзамом и положат в простой саркофаг, бросив сверху букетик васильков. Вход в гробницу будет завален камнем, а потом о прекрасной и когда-то могущественной царице Египта забудут навсегда… А если посланник принесет иную весть и сообщит об изъявлении царской милости? В этом случае ей придется жить в женской части дворца. Пожалуй, подобная милость будет даже позорнее предыдущей, поскольку даже рабыни будут смеяться ей вслед, забыв, что когда-то каждый в Египте поклонялся божественной Нефру-Атон. Опальная царица не будет видеть своих дочерей, может быть только украдкой, издали… Гордой Нефрет придется изо дня в день смотреть, как чувствует себя полновластной хозяйкой во дворце эта отвратительная распутная полукровка, неведомыми чарами прельстившая ее супруга. А как вытерпеть, как видеть, что ее дорогие девочки, наследницы царского рода, прислуживают за столом этой самозванке, как можно спокойно наблюдать их склонившиеся в поклоне гордые царственные головы? Она не сможет этого вынести. Лучше закрыть глаза и молить богов о скорой смерти.
«Вот и кончена жизнь», – подумала Нефрет, сердце которой захлебнулось от обиды и боли. Прошло всего 17 лет с того времени, когда весь мир лежал у ее ног. Самое дорогое осталось для нее далеко, очень далеко, в детстве, когда все кругом было напоено солнцем, светом и теплом. Как она любила смотреть на изменчивый Нил, меняющий цвета в разную погоду и разное время суток. Она вспомнила сладкие финики, пьянящий запах цветов лотоса. Их было так много в ее покоях. Каждое утро слуги ставили в огромные вазы новые букеты лотоса. Эти цветы вплетались в прически, и ими же украшались стены покоев. С того времени запах лотоса всегда напоминал Нефрет об утренней свежести и бесконечном счастье.
Тогда Аменхотеп IV был влюблен в нее до безумия. Он мог часами разглядывать, целовать и восхищаться ее тонкими благородными запястьями и изящной шеей. Сам Аменхотеп IV не отличался идеальной красотой в общепринятом смысле этого слова, но его глаза были изумительно прекрасны. Глубокие и прозрачные, они словно видели ту непостижимую, неземную даль, куда всем смертным проникнуть не дано. От него исходило дивное тепло. Рядом с ним Нефрет чувствовала себя в безопасности: ведь он был олицетворением спокойствия и постоянства.
Когда Нефертити исполнилось 14 лет, ее царственные родители объявили, что она должна стать женой Аменхотепа IV. День свадьбы стал триумфом и для Нефрет, и для ее супруга. У нее кружилась голова от палящего зноя и от счастья, сердце билось в груди, как птица, пойманная в силки. А неземные глаза Аменхотепа IV сулили бесконечное счастье и безмерную любовь, которую ничто не разрушит.
Кто бы мог подумать, что в этом удивительном человеке дремлет искра жестокости? Это было неожиданностью и для самой Нефрет, которая видела в нем только любовь и благодать. Аменхотеп IV был хрупок и на вид казался слабым, однако внутри его таилась невероятная и безумная сила, разрушающая империи и судьбы людей. И при всем этом он оставался таким же невинным, как ребенок, который сам не ведает, что творит, когда отрывает бабочке крылья или ломает игрушки. Он был ребенком, играющим с человеческим песком, и песчинки-люди, высыпаясь из его ладошек, исчезали в вечном мраке и небытии.
Кто мог знать, что много лет фараон вынашивал свой великий замысел, благодаря которому он смог бы получить безграничную власть? Кто мог подумать, что он решится переступить через многовековые законы предков, отринуть звероподобных богов и власть жрецов, оставив только свою собственную? Наконец этот день настал, и народу был зачитан заветный свиток папируса – «Великое повеление». Казалось, тьма упала тогда на земли Египта. А Нефертити впервые увидела новое лицо своего супруга. Теперь оно было жестоким, властным и непроницаемым. Прижимая к груди священный жезл, он объявил себя сыном солнца, и эти слова достигли самых удаленных уголков империи. Нефертити видела ужас в глазах своей любимой кормилицы, растерянность во взглядах дочерей, и отчего-то ей стало очень тревожно и неспокойно.
По указу Аменхотепа IV единственным божеством провозглашался Атон – бог солнца, который дарует жизнь и тепло и который эту жизнь отнимает. Аменхотеп IV объявил себя сыном Солнца, обладающим безраздельной властью. Остальные же боги с этого момента должны были уйти в небытие. Аменхотеп IV отрекся от своего славного рода Тутмессидов и взял себе новое имя – Эхнатон. С той поры все храмы некогда великих богов и богинь стали руинами, среди которых находили пристанище лишь гиены. Эти храмы методично разрушались воинами фараона, который не оставил без внимания даже самые отдаленные уголки страны. Воины рушили стены, соскребали с них молитвы и заклинания, обращенные предками к великим богам, разбивали золотоголовые статуи. Что же касается слуг и придворных, то все они в страхе начали менять данные им от рождения имена, называя себя в честь великого Атона. Нефрет с той поры супруг велел называть Нефр-Нефру-Атон.
Эпидемия страха охватила страну. Каждый в те дни боялся прослыть вероотступником: этим несчастным отрезали носы и уши. Обезумевшие от страха люди жгли ливанский ладан в храмах и в домашних алтарях перед каменными изваяниями Нефрет. Ее, как богиню, молили о снисхождении милости, о покровительстве. Царице приносились жертвы, ей, каменной, несли дары, прося об избавлении несчастной египетской земли от страшного бедствия. Однажды даже верховный жрец тайно пробрался в покои Нефрет, упал ей в ноги и умолял спасти его. Как будто она могла хоть что-нибудь изменить…
Как страдала Нефрет, когда слышала стук барабанов, возвещавших об очередной казни. Тогда она бежала без оглядки, прячась в самом дальнем уголке тенистого сада, садилась на берег озера, следила за спокойным колыханием воды и тем, как беззаботно порхали в зарослях папируса маленькие птички. И в то же время, чем сильнее разгоралось жаждой крови сердце фараона, тем сильнее он любил свою Нефрет.
Нефрет чувствовала себя абсолютно счастливой, когда Аменхотеп IV начал строить новую столицу. Молодой царице ее супруг казался богом, сошедшим с небес, когда на своей колеснице, запряженной белоснежными конями, он мчался по пескам, указывая, где должны пролечь границы города Ахетатона. Он был возбужден и счастлив, словно наконец достиг предела своих желаний.
На границах города строители установили стелы с изображениями фараона, прекрасной Нефрет и их детей, озаренных лучами великого Атона-солнца.
В эти же дни Аменхотеп IV поклялся в верности единственному божеству – солнцу, представив залогом этой верности свое сердце и бесконечную любовь к обожаемой супруге. Это было первое любовное признание, сделанное открыто. Такого не удостаивалась ни одна египетская царица. Нефрет таяла от счастья, слыша слова венценосного супруга.
А затем началось само строительство столицы. Оно продвигалось поразительно быстро. По приказанию властителя Египта тысячи рабов были согнаны сюда со всей страны, и работа не останавливалась даже ночью. Через два года сияющий город поднялся, подобно невероятной сказке, среди пустыни.
Наконец Эхнатон и Нефрет смогли торжественно въехать в свою новую столицу на сверкающей золотом колеснице. Город Атона был поистине великолепен. Он очаровывал и пьянил густым ароматом цветущих кустарников. Его проспекты, вымощенные гладким камнем, были широки и залиты солнцем. Везде зеленели густые сады, а среди них поблескивали голубые искусственные водоемы с причудливыми очертаниями. Воду к ним провели из Нила, и они уже успели густо покрыться тенистыми зарослями тростника и папируса. Множество зодчих, живописцев и скульпторов прибыли в Ахетатон. Они строили усадьбы для знати, покрывали стены строений и гробниц богатой росписью и яркими фресками. Казалось, в эти дни жестокий фараон стал мягче. Его сердце больше не требовало человеческих жертв. Нефрет подумала, что страшный сон окончился навсегда. Эхнатон был щедр как никогда. Нефрет потеряла счет его дарам: усадьбы и зернохранилища, сады и плодородные виноградники. У царицы в распоряжении находился даже личный флот, причем каждый корабль флотилии был украшен прекрасной головкой повелительницы. В честь Нефрет слагались гимны, в которых ее называли самой богатой властительницей и повелительницей всех женщин. Так высоко вознесла Нефрет любовь фараона, и так страшно и больно было ей падать с этих высот.
Беда пришла в образе чужестранки Киа, строптивой, обладающей яркой и какой-то диковатой красотой. Увидев ее, Нефрет не испытала ни малейшего беспокойства: ведь у ее супруга было множество прекрасных гибких танцовщиц, наложниц и певиц. Все они были подобны пьянящему напитку, который дурманит, но потом надоедает. И только одна Нефрет для Эхнатона – единственная, вечная любовь. У царственных супругов родилось шесть дочерей. И Нефрет, и Эхнатон были совершенно счастливы до тех пор, пока не умерла одна из них, самая любимая фараоном. С тех пор что-то надломилось в его душе, да и сама Нефрет не видела вокруг себя ничего, кроме бесконечного горя и пустоты. Ей некогда было прислушиваться к невнятной тревоге и странным снам, что с некоторых пор стали ее посещать каждую ночь. Нефрет, охваченная скорбью, могла думать только о своей умершей дочери.
В этот момент Киа и нанесла царице смертельный удар, словно хищница, почуявшая легкую добычу. Нефрет не думала о том, чем могла Киа пленить фараона. Она замечала только, что все реже и реже видит супруга в своих покоях. Все ночи Эхнатона были отданы Киа. Множество драгоценных даров послал фараон новой возлюбленной – целые караваны, груженные благовониями, тонкими тканями, слоновой костью, эбеновым деревом. Поток этих даров был поистине нескончаемым. И вот однажды фараон приказал своей когда-то любимой Нефрет освободить покои для Киа. Та же в скором времени родила ребенка, и Эхнатон после этого отобрал у своей супруги все, чем она ранее безраздельно владела, и отдал в распоряжение коварной чужеземке.
На Нефрет с сожалением глядели слуги. Да и как могло быть иначе: ведь после смерти дочери она так заметно постарела и осунулась. Ее глаза потускнели, а спина согнулась. В то же время соперница буквально опаляла Эхнатона своей чувственной, яркой, вызывающей красотой. Он был готов положить к ее ногам не только собственную жизнь и душу, но и само солнце, и звездное небо, и всю землю. Эхнатон пожаловал своей возлюбленной титул младшего фараона, то есть разделил верховную власть между собой и своей любовницей. Так Киа превратилась в царицу.
Поскольку правителю полагалось уже при жизни иметь пышный саркофаг, Эхнатон велел изготовить для Киа несравненную по красоте гробницу, а когда все было готово, она своей рукой на внутренней крышке саркофага начертала не благочестивые слова, а страстное признание в любви к Эхнатону.
Все переменчиво в этом мире, и не прошло двух лет, как Эхнатон умер. После этого его имя было проклято навеки, статуи уничтожены. С его смертью погибла и Киа, и ее дочь. Любовницу когда-то великого фараона лишили великолепного гроба, который изготовили для нее при жизни, а до наших дней дошла только ее заупокойная молитва, в которой эта страстная женщина думает не о вечности и страданиях души в загробном мире, а только о своем возлюбленном, сыне солнца – Эхнатоне.

* 85982_Akhenaten-_Nefertiti_and_their_children.jpg

(481.57 Кб, 1600x1200 - просмотрено 2422 раз.)

Последнее редактирование: 14 Июль 2010, 09:00:38 от Солнышко

 

 

Страниц: 1 2 | ВверхПечать