Максимум Online сегодня: 1107 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24809 статей в более чем 1757 темах,
а также 147646 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 07 12 2019, 02:14:04

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1  | Вниз

Опубликовано : 12 05 2009, 23:57:05 ( ссылка на этот ответ )


ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ, Декалог, Десятословие — десять основных предписаний иудаизма, воспринятых также христианством и приобретших универсальное значение; один из самых значимых фрагментов текста еврейской Библии, или Танаха, представленный в первом его разделе — Торе, в Сэфер Шемот — Книге Исхода (Исх 20:1—17), а также в Сэфер Дварим — Книге Второзакония (Втор 5:7—10). В Торе (Пятикнижии Моисеевом) Д. З. названы Асерет ѓа-Дварим (букв. "десять слов", или "десять глаголов" — Исх 34:28; Втор 4:13; 10:4), в Талмуде и последующей раввинистической литературе — Асерет ѓа-Диброт (букв. "десять речений" — Шаббат 86б и др.); последний термин закрепился в иудейской традиции и вошел в современный иврит. Как полагает совр. исследователь И. Тантлевский, Д. З. представляют собой "древнейший слой библейских религиозно-теологических установлений и морально-правовых норм".

Согласно Торе, Д. З. были провозглашены Богом перед всей общиной Израиля на горе Синай в момент Синайского Откровения, когда после Исхода евреев из Египта был заключен вечный Союз (Завет; см. Берит) между Богом и народом Израиля. Это произошло на третий месяц после Исхода, точнее — на пятидесятый день со второго дня Исхода [это событие отмечает в иудейской традиции праздник Шавуот — праздник дарования Торы]. Согласно Аггаде, датой провозглашения Д. З. является Шаббат, или Суббота, приходящаяся на шестой день третьего месяца (Шаббат 86б). Народ сначала услышал глас Божий, а затем пророку Моше, или Моисею, были дарованы две каменные Скрижали, изготовленные Богом, с вырезанными Им Самим великими Заповедями. После того как Скрижали были разбиты Моше, разгневавшимся на народ за грех поклонения золотому тельцу (см. Моше), Господь велит ему изготовить новые Скрижали, теперь уже рукотворные, но вновь сам записывает на них Д. З. Провозглашение Д. З. происходит в необычной, мистической обстановке, сопровождается громами, молниями и полыханием огня, густыми облаками и дымной мглой, в которой исчезает Моше, а также трубными звуками шофаров. Это единственное явление Бога всему народу и прямое обращение к нему, фигурирующее в библейском тексте дважды — сначала как непосредственное описание событий в Книге Исхода, а затем как рассказ Моше в Книге Второзакония.

Версия Д. З. в Книге Исхода с традиционной иудейской разбивкой заповедей, начиная со второго стиха 20-й главы:

"И говорил Бог все слова сии, сказав: 1. Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. 2. Да не будет у тебя других богов сверх Меня. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в воде под землею. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог-ревнитель, карающий за вину отцов детей до третьего и четвертого рода, тех, которые ненавидят Меня, и творящий милость до тысячных родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои. 3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, попусту, ибо не пощадит Господь того, кто произносит имя Его попусту. 4. Помни День Субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай всякое дело твое; а день седьмой — Суббота — Господу Богу твоему: не делай никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, который при вратах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, и почил в день седьмой. Посему благословил Господь День Субботний и освятил его. 5. Чти отца твоего и мать твою, дабы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе. 6. Не убивай. 7. Не прелюбодействуй. 8. Не кради. 9. Не отзывайся о ближнем твоем свидетельством ложным. 10. Не домогайся дома ближнего твоего; не домогайся жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего" (Исх 20:1—17; перевод Д. Йосифона).

Версия Д. З. в Книге Второзакония:

"1. Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. 2. Да не будет у тебя богов других, кроме Меня. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в водах ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог-ревнитель, карающий за вину отцов детей третьего и четвертого рода у ненавидящих Меня, и творящий милость тысячам родов любящих Меня и соблюдающих заповеди Мои. 3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, попусту, ибо не пощадит Господь того, кто произносит имя Его попусту. 4. Соблюдай День Субботний, чтобы освятить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой. Шесть дней трудись и делай всю свою работу, а день седьмой — Суббота — Господу, Богу твоему. Не делай никакой работы ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни бык твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который во вратах твоих, чтобы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты. И помни, что рабом был ты в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею простертою, потому и заповедал тебе Господь, Бог твой, установить День Субботний. 5. Чти отца твоего и мать твою, как повелел тебе Господь, Бог твой, чтобы продлились дни твои и чтобы хорошо было тебе на земле, которую Господь, Бог твой, отдает тебе. 6. Не убивай. 7. И не прелюбодействуй. 8. И не кради. 9. И не свидетельствуй напраслину о ближнем твоем. 10. И не домогайся жены ближнего твоего, и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего" (Втор 5:6—18; перевод Д. Йосифона).

Как очевидно, в двух в целом совпадающих по смыслу текстах есть мелкие различия, выражающиеся в замене одних слов и выражений другими, синонимичными, в различном расположении в одних и тех же параллельных стихах. Более важно различие в обосновании некоторых заповедей. Так, заповедь о Субботе получает в первой версии богословское обоснование, а во второй — национально-историческое; первая версия апеллирует к началу всего мира и человечества, вторая — к началу избранного народа, получившего этот статус только после Исхода из Египта. Однако мудрецы Талмуда, признав обе версии заповеди о Субботе в равной степени Божественными по происхождению, обратили внимание лишь на различие начальных слов — "помни" и "соблюдай" — и вынесли решение, что оба эти слова были произнесены одним речением (бе-диббур эхад) и специально разделены для людей, чтобы они знали, что нужно не только изучать и помнить, но неизменно осуществлять на деле (это относится не только к заповеди о Субботе, но и ко всем заповедям Торы). Еще одно толкование мудрецов Талмуда касается отсутствия в первой версии заповеди о почитании родителей фразы "и чтобы хорошо было тебе". По их мнению, эти слова не были внесены в текст на первоначальных Скрижалях, т. к. Бог знал, что им суждено быть разбитыми Моше (Бава Кама 55а). Саадия Гаон (10 в.) считает именно это толкование достаточным для объяснения всех расхождений в тексте; первая версия Д. З. была зафиксирована на первой паре Скрижалей, вторая — на второй. Авраам Ибн Эзра (12 в.) в своем детальном комментарии к Книге Исхода выдвигает вполне рационалистическое объяснение различий: подобные лингвистические расхождения часто встречаются в повторяющихся местах Танаха. В первой половине 20 в. раввин, исследователь Танаха и историк У. Кассуто выдвинул следующее предположение: все различия в двух версиях проистекают из того простого факта, что в Книге Второзакония зафиксирован пересказ пророком Моше услышанного сорок лет назад, поэтому расхождения в нюансах неизбежны. Библейская критика объясняет различия разными периодами окончательной редакции Книги Исхода и Книги Второзакония, но в науке по-прежнему существуют разногласия относительно датировки этих периодов (о гипотезах в датировке Д. З. см. ниже).

Существует также третья версия Д. З. — в самаритянской Торе (о самаритянах см. ист. обзор в ст. Танах), где первая заповедь в иудейской традиции — "Я, Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства" — не включена в Декалог, а десятой заповедью считается содержащееся в самаритянском Пятикнижии предписание обнародовать Д. З. на священной горе Гризим. Версия Д. З., практически идентичная варианту Книги Исхода, содержится в написанном на иврите т. н. папирусе Нэша (ок. 2 в. до н. э.), обнаруженного в Египте ок. 1900 и опубликованного С. А. Куком в 1903. Пергамент с Д. З. был найден среди Кумранских свитков в 1968 И. Ядином (эта версия, близкая к тексту во Второзаконии, датирована 1 в. до н. э.).

Существуют различные варианты разбивки текста Д. З. на отдельные заповеди, ибо в самых древних из сохранившихся рукописей Масоры, в Септуагинте, в названных выше папирусе Нэша и кумранском фрагменте нет никакой четкой разбивки и нумерации, равно как и в современных изданиях Танаха и христианской Библии, кроме единой общепринятой нумерации стихов — логических отрезков текста. Нумерация Д. З. различна в иудаизме и христианстве, а также в разных ветвях христианства. Однако и в самой иудейской традиции, несмотря на фиксацию принятого большинством законоучителей и толкователей текста деления, существовали и существуют расхождения во мнениях у отдельных авторитетов. Так, некоторые считают, что первой заповедью являются первые пять стихов, в которых слова Бога приведены от первого лица (Исх 20:2—6; Втор 5:6—10; запрет идолопоклонства). При этом первый стих трактуется как введение к более обширному тексту данного запрета, а ради сохранения числа десять на две заповеди делится стих, запрещающий вожделение ко всему, что у ближнего (Исх 20:14; Втор 5:18). Другие включают в первую заповедь только первый стих и предписание, запрещающее многобожие (Исх 20:2—3; Втор 5:6—7), второй заповедью считают запрет всяческих изображений (Исх 20:4—6; Втор 5:8—10), третьей — запрет об упоминании Имени Господа (см. Тетраграмматон) всуе и т. д. Римско-католическая и протестантско-лютеровская традиции идентичны первой из указанных периферийных иудейских разбивок Д. З., а греко-православная и протестантско-реформистская традиции — второй.

И ныне продолжаются споры относительно времени появления Д. З. Сторонники школы Ю. Велльхаузена, опираясь на тот факт, что в рассказе о вторичном даровании Скрижалей фигурирует текст из сугубо культовых предписаний (Исх 34:10—27), который также именуется Заветом, считают именно этот, "культовый Декалог" более архаическим, а Д. З. — "этический Декалог" — более поздним (версию Книги Исхода они датируют 9 в. до н. э., версию Второзакония — 7 в. до н. э.). Часть исследователей полагает, что Д. З. уже отражают в себе концепцию первых письменных пророков — Амоса и Ѓошеа, или Осии (см. Пророков Книги) и могут датироваться сер. 8 в. до н. э. Есть концепции, относящие обе версии к более позднему времени, при этом текст в Книге Второзакония датируют нач. 6 в. до н. э., а в Книге Исхода — сер. 5 в. до н. э. Однако в последнее время среди библеистов начинает преобладать мнение, что именно Д. З. составили древнейшее ядро библейских предписаний уже в эпоху Исхода из Египта (т. е. ок. 13 в. до н. э.). Сформулированные первоначально в виде предельно лаконичных повелений, они получили развернутую формулировку позднее, при окончательном редактировании книг Торы.

Несмотря на все споры вокруг Декалога, он остается единым семантическим целым в контексте Библии, текстом повышенной важности, и эту повышенную важность и значимость подчеркивает его стихотворная форма на фоне ритмизованной прозы. Единство задано также своего рода смысловой преамбулой, которая выделяется независимо от членения на отдельные заповеди: "И изрек Бог все слова сии, говоря: Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства" (20:1—2; Синод. перевод; в дальнейшем — СП). Знаменательно, что Господь начинает свою речь с личного местоимения и личного имени — того самого таинственного, а потому запретного для произношения имени, которое было открыто Моисею в момент его пророческого призвания (см. Тетраграмматон). Комментируя первую заповедь, С. С. Аверинцев пишет: "Вот с чего все начинается — с личного местоимения, с личного имени. Заповедь — не арифметическая формула, безразличная к лицам. Даже не параграф уложения. Заповедь дается от Лица — к лицу: от Друга — к другу, от Отца — к детям. В нашем земном опыте ее непреложность можно сравнить разве что с жаром родительского завета, данного на смертном одре. Кто может давать заповедь? Не "Высшее Существо" и не "Божественное Начало". Говоря словами Паскаля, не "Бог философов и ученых" — не концепт, чье имя верховно лишь постольку, поскольку он локализуется на высшем уровне абстракции. Нет, заповедь может дать только личный Бог, Который не только имеет силу сказать о Себе из-за пределов времени и пространства: "Я", — но еще и назвать Себя собеседнику: "Бог Твой". В этом — вся суть Ветхого Завета: в неиссякающей способности изумляться, что Бог всего сущего, "Сотворивший небо и землю", Демиург, видимый на отдаленнейших горизонтах мифологий и доктрин, оказался таким близким; что Он — мой Бог. Как сказано в зачине Псалма 62: "Боже! Ты Бог мой".

Знаменательно, что во вводных словах, предваряющих сами заповеди, Господь не говорит о Себе как о Творце всего сущего, но напоминает о том, что сделал Он для каждого из тех, кто принимает Завет: "вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства". Это еще раз подчеркивает личный (или личностный) характер заповедей: они обращены к каждому из нас. И лишь после этого следует собственно заповедь: "Да не будет у тебя других богов, кроме Меня" (Исх 20:3). Первая заповедь утверждает принцип Единобожия как главный символ веры: от этого зависит вся система взаимоотношений между Богом и человеком, человеком и миром. Следующая заповедь — "Не делай себе кумира" (Исх 20:4; СП), т. е. никакого идола или изображения, заменяющего Бога (ср.: "Не делай себе изваяния...") — подкрепляет предыдущую, напоминает о том, что Бог — чистая духовность. Многие исследователи считали, что эта заповедь — более позднего происхождения, нежели весь Декалог, ведь весь Древний мир представлял себе богов как имеющих какую-либо телесную форму — зооморфную, антропоморфную или сочетающую признаки того и другого. Но археологические раскопки в древней земле Палестины свидетельствуют: ни одного изображения Бога, нарекшего Себя священным Тетраграмматоном, найдено не было. Строгий запрет изображать Бога или человека был важен в языческом окружении, чтобы предохранить народ от соблазна идолопоклонства (см. Авода зара).

Первая половина Декалога регулирует взаимоотношения Бога и человека. В числе этих заповедей и следующие две: "Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно" (Исх 20:7; СП); "Помни День Субботний, чтобы святить его" (Исх 20:8; СП). Вторая из них призвана была вечно напоминать о Днях Творения (см. Тора), о мире, приведенном в движение Божественной Любовью. Проекцией Дней Творения и этой высокой Любви должна быть и жизнь человека. С заповедью святить Субботу связана в древнем законодательстве и заповедь отпускать на волю рабов через каждые семь лет (седьмой год почитался священным, как и седьмой день; см. Шаббат). Воистину, это было самое человечное законодательство на фоне Древнего мира. Вторая половина Декалога определяет нормы человеческих взаимоотношений, небезразличных Богу: "Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе. Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего" (Исх 20:12—14; СП). "Какие простые на первый взгляд слова! — пишет А. Мень. — Но если нам они кажутся чем-то само собой разумеющимся, то для Древнего мира они звучали небывалым откровением. Достаточно вспомнить, какие отношения между человеком и Божеством царили в Египте, Вавилоне, Греции, чтобы понять, насколько необыкновенными должны были представляться современникам священные законы, начертанные на Скрижалях. Эти два невзрачных, грубо отесанных камня имели неизмеримо большее значение для духовной истории человечества, чем тысячи искусно украшенных ассирийских и египетских памятников".

Обращает на себя внимание аподиктическая, т. е. безусловная, форма введения заповедей — без вступительного "Если...", характерного для древних законодательств (напр., кодекса Хаммурапи) и для многих других заповедей Торы. Это подчеркивает абсолютно безусловный характер их соблюдения, невозможность, не нарушив их, не нарушить Завет с Единым Богом. Интересна также и преобладающая в них негативная форма — через отрицание, возможно, отражающая именно иудейский способ мышления [ср. формулировку сути Торы — "золотое правило" рабби Ѓиллеля: "Не поступай с другими так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой"]. Однако самое удивительное в Декалоге — то, что ни одна из заповедей не говорит о внешней, обрядовой стороне служения Богу. Внешний культ заменен соблюдением нравственного закона. Именно поэтому учение Моисея, наиболее концентрированно представленное в Д. З., справедливо может быть названо этическим монотеизмом.

В иудейской традиции трижды в году во время литургии читаются Д. З.: в две Субботы, когда читаются соответствующие разделы, или недельные главы, из книг Шемот и Дварим, а также в праздник Шавуот. Чтение Д. З. молящиеся всегда слушают стоя. Во многих реформистских иудейских общинах мальчики и девочки, достигшие возраста бар-мицва и бат-мицва читают Д. З. перед раскрытым Ковчегом Завета в знак приобщения к традициям иудаизма. И хотя Ѓалаха не отделяет соблюдение Д. З. от соблюдения остальных мицвот — заповедей Торы, их общее число вместе с Д. З. — 613, и сумма цифр в этом числе не случайно дает 10, имплицитно указывая на то, что без выполнения заповедей, вынесенных на Скрижали, остальные во многом теряют свой смысл. Поэтому Аггада, еврейская религиозная философия и литургическая поэзия запечатлели то благоговение, которое всегда вызывали в иудейском религиозном сознании те Десять Речений, которые Господь произнес во всеуслышание. Мысль о том, что Д. З. представляют собой всеобъемлющее учение, из которого вытекают все остальные мицвот, впервые изложил Филон Александрийский в первой половине 1 в. в трактате "О Декалоге". Именно по Д. З. он классифицирует все законы Моисея. Во 2 в. эту же мысль сформулировал танна (см. Таннаи) рабби Хананья Бен-Ахив передаче р. Йеѓошуа: "Все тонкости и детали Торы были начертаны [на Скрижалях Завета] между заповедями" (Талмуд Иерусалимский, Шкалим 6:1; Сота 8:3). В 10 в. Саадия Гаон написал пиют для литургии праздника Шавуот "Я — огнь всепожирающий", в котором все 613 заповедей Торы свел к Д. З.

Особое место Д. З. в христианском учении отмечено уже в Новом Завете, первые Отцы Церкви полагали, что они являются изначальными заповедями, известными человечеству еще до Синайского Откровения, частью естественного порядка вещей: Фома Аквинский, Бонавентура. Однако только с 13 в. Д. З. занимают центральное место среди христианских догматов (см. Догмат). Особенно подчеркивали первостепенную роль Д. З. как основы христианской морали создатели протестантизма М. Лютер и Ж. Кальвин.

Д. З. оказали огромное влияние на мышление и нравственные устои значительной части человечества. До сих пор они остаются беспрецедентным по краткости и уникальности кодексом извечных и непреложных принципов, являющихся основой монотеизма и этики, философских и теологических концепций о трансцендентной природе Бога, идей равенства и ответственности всех перед Богом и законом. "Д. З. — это достояние всех народов мира, и они вовек останутся Заветом Божьим" (Э. Ренан — см.).

 

 

Страниц: 1  | ВверхПечать