Максимум Online сегодня: 707 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24665 статей в более чем 1732 темах,
а также 107007 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 20 11 2017, 07:03:03

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2 3 | Вниз

Опубликовано : 13 09 2010, 03:06:38 ( ссылка на этот ответ )

Монеты на Руси
 ангелы
Киевская Русь знала обращение монет. Это были арабские серебряные монеты – куфические дирхемы.

Арабские монеты поступали в Киевскую Русь главным образом благодаря торговле, которая шла через Каспийское море. Часть куфических монет привезена была самими русами, которые время от времени совершали походы на Каспийское море. Монеты, чеканенные мусульман-скими правителями в Испании и Африке, принесены были на Русь, вероятно, норманнами-викингами, возвращавшимися из своих дальних экспедиций, во время которых они грабили страны Средиземного моря.

Ученые спорят, была ли Русь только передатчиком серебра между мусульманским Восто-ком и Скандинавско-Прибалтийским севером, и клады на ее территории случайно зарыты вез-шими серебро купцами, или же на Руси была своя торговля, свое денежное обращение, и памят-никами этого обращения являются клады.

Состав монет в кладах говорит о наличии денежного обращения на Руси в IX - XI веках. Но вместе с тем и о слабом развитии этого обращения, о недостаточной «перемешанномти» монет в нем. Поток серебра был неравномерным, он шел импульсами, волнами из разных стран Халифа-та.

Кроме средств обращения монеты играли в Древней Руси и другую роль – сокровищ. В раннефеодальном обществе торговля, тем более внутренняя, не могла быть развита в такой сте-пени, чтобы денежное обращение поглотило все эти миллионы дирхемов, доставляемые с Востока. Князья и дружинники, купцы и духовенство стремились к обладанию сокровищами и хранили их в земле. В них была сила и мощь, которая дополняла силу оружия.

С 60 – 70-х годов X века начинается массовое проникновение западноевропейской серебря-ной монеты в Восточную Европу, прежде всего в земли Северо-западной Руси, Прибалтики и в соседние территории. Встречаются клады, в которых куфические дирхемы смешаны с западно-европейскими денариями.

Давно замечено, что в кладах IX – XI веков много обрезков и обломков монет, иногда со-всем маленьких. Есть клады, которые почти целиком состоят из обрезков.

Когда монеты имеют определенный вес, тогда, принимая какое-то количество денег и, со-считав их, продавец точно знает, сколько серебра он получает. Весы нужны ему только для про-верки. Но когда на рынке ходят монеты, разные по весу, тогда весы становятся необходимы продавцу каждую минуту. Он принимает деньги по весу. Тут-то и появляются обрезки. Ими дополняют какую-то сумму монет до требуемого веса.

Резались монеты и на Востоке, часть серебра поступала на Русь уже в виде обрезков. Но в основном монеты резали на Руси. В кладах иногда находят спутника монетных обрезков – монетные весы и разновески.

Обращение арабской серебряной монеты на Руси осуществлялось и поштучно, и по весу. Разные виды арабских монет имели свой собственный, обычно довольно строгий нормативный вес. Но на Руси были свои денежно-весовые единицы.

Итак, торговля в Древней Руси питалась чужеземной монетой, сначала восточной, потом западноевропейской. И тех и других было очень много. Среди этого океана дирхемов и денариев встречаются, как величайшая редкость, монеты самих князей Рюриковичей, свои русские моне-ты. На этих монетах есть все, чего следовало бы ждать отправителя государства, вступившего на путь самостоятельного развития, – портрет князя с крестом и руке, его родовой знак, легенда се-го именем и верховный покровитель – Христос-Вседержитель. Первые монеты отчеканил Вла-димир, потом Святополк и Ярослав.

Но вот стали попадаться в кладах новые серебряные и золотые монеты русских князей. Они были несколько невзрачны и казались какими-то грубыми подражаниями византийским. В XIX веке эти монеты вызывают уже серьезный интерес и споры: одни объявляли их сербскими, другие – болгарскими и т. п.

БЕЗ МОНЕТ

В течение XII, XIII веков и почти до конца XIV века на Руси длился странный и до сих пор полностью не понятный ученым без монетный период. Парадоксальность его заключалась в том, что при развитии городов, ремесел, торговли количество денег и монетной форме не только не увеличивалось а, наоборот, резко и быстро сокращалось. В XII веке монеты с русских рынков исчезли совсем.

Многое в этом «темном периоде» истории русского денежного обращения загадочно. Нумизматика пока не в силах ответить исчерпывающе и ясно на вопросы.

Некоторые ученые объясняют это истощением серебряных рудников на мусульманском Востоке и прекращением там собственной чеканки дирхема в XI веке. Но в XII – XIV веках серебряная чеканка возобновляется в Иране и в Средней Азии. Но при этом монеты не приходят на Русь. Также неизвестно почему князья прекращают чеканку собственных монет. Ведь серебро продолжало ввозиться с Запада на Русь в XII – XIII веках в виде слитков и изделий.

Итак, монеты исчезли. Обращалось серебро просто как металл, т. е. в виде слитков. Это бы-ло характерно и для Европы, хотя там не прекращалась чеканка и обращение монет.

Еще в XIII веке появляется рубль, основа будущего русского денежного счета. Это название обычно выводят от глагола «рубить», «разрубать», но как раз рубленые-то слитки назывались полтиной: еще одна загадка без монетного периода.

Кроме того, создана еще теория «кожаных денег». Она тоже имеет противников, и нет возможности ни опровергнуть, ни доказать ее полностью. По этой теории «кожаные деньги» якобы были кредитными деньгами, наподобие известных кожаных жеребьев с клеймами, которые кое-где ходили на Руси в начале царствования Петра I. В качестве кожаных денег использовали старые шкурки белок, на которых нет уже шерсти и которые ни на что не годятся. На них покупали рабов и рабынь, серебро, золото. В другой стране на эти шкурки ничего нельзя купить. Значит, это условные деньги, род знаков стоимости, как бумажные деньги.

РУСЬ ВОССТАНАВЛИВАЕТ МОНЕТНОЕ ДЕЛО

Первые русские монеты после длительного без монетного периода стали чеканиться в 1380-х годах в Москве при великом князе Московском Дмитрии Ивановиче Донском. И в Нижегородском княжестве при другом великом князе, Нижегородском – Дмитрии Константиновиче. Нужно представить себе драматическую ситуацию того времени, чтобы понять все значение собственной чеканки.

Огромный морально-политический успех Москвы, заключавшийся в победе над татарами в 1380 году, отразился в самом факте выпуска монет с русскими легендами – сначала без имени князя, только с его титулом, потом с титулом и именем – «Великий князь Дмитрий», иногда с от-чеством «Иванович».

Монеты Руси XIV – XV веков чеканились в столицах великих княжеств – Московского, Тверского, Нижегородского, Рязанского, в великих городах-республиках Новгороде и Пскове. Но внутри больших княжеств были центры уделов – владений мелких, князей, родственников «великого». Они тоже чеканили свои монеты. Не потребности денежного обращения, которые удовлетворялись великокняжеской чеканкой, а доход от монетной регалии и часто только престиж-ные соображения, амбиции, гордость, спесь заставляли удельных князей реализовать свое право выпускать монеты.

Иван III сделал первую попытку унифицировать все монеты на Руси. Процесс этот шел очень медленно. Но, несмотря на это в наследство Ивану IV перешло всего два типа денег – это московская и новгородская деньга. Которые в скором времени были приведены в строгое соответствие с рублем.

РЕФОРМА ПЕТРА

В 1701 году Петр вводит серебряные монеты нового вида в 50(«полтииа»), 25 («полуполтина»), 10 («гривенник») и 5 («десять денег») копеек. К этим деньгам впервые в русском языке бы-ло применено слово «монета» – когда-то эпитет римской богини, по странной случайности во всем мире закрепившейся в денежном деле. Эти монеты весили столько, сколько соответствующее их номиналу количество серебряных копеек. Их легко принимали на рынке. Петр сумел на-ладить массовое производство крупной серебряной монеты, используя новую иностранную тех-нику.

Начиная с Петра I и до конца правления Екатерины II – почти весь XVIII век – на золотых, и крупных серебряных монетах помещался портрет императора или императрицы. Павел I по какой-то не совсем ясной причинные заменил портрет монограммой из 4-х крестообразно постановленных букв П. Александр почти все монеты, за редким исключением, превратил из императорских в государственные, лишив их обозначений царствующей особы, а оставив только герб империи.

НАЧАЛО СОВЕТСКОЙ МОНЕТНОЙ ЧЕКАНКИ

Наладить денежное дело в молодой Советской Республике было нелегко. Царила разруха, вызванная гражданской войной. Золото в огромных количествах было вывезено тем или иным путем за границу.

В.И. Ленин говорил о бумажном рубле, обеспеченном золотом. На очереди был реальный золотой червонец.

В 1922 году Госбанк получил право выпускать бумажные деньги, приравненные к золоту, - бумажные червонцы. Вскоре в 1923 году была выпущена золотая монета достоинством в один червонец. В 1924 году были отчеканены серебряные монеты в полтинник 20, 15, 10 копеек и медные в 5, 3, 2, 1 копейку. В 1925 была выпущена монета в полкопейки. Эти монеты просуще-ствовали в России очень долго.

* Арабские монеты.JPG

(37.75 Кб, 503x263 - просмотрено 2045 раз.)

* Арабские монеты_.jpg

(16.2 Кб, 150x380 - просмотрено 1976 раз.)

* Рубль 1892 год.jpg

(43.9 Кб, 450x450 - просмотрено 1955 раз.)

* Российкие монеты. 20 век.jpg

(84.21 Кб, 771x535 - просмотрено 2161 раз.)

 

 

Ответ #1: 13 09 2010, 03:13:12 ( ссылка на этот ответ )

Первые русские монеты

Первая попытка чеканить собствен­ные монеты была осуществлена русскими князьями в конце Х— начале XI в. Письменные источники не сохранили сведений о нача­ле русской монетной чеканки, тем не менее есть все основания ут­верждать, что она явилась не случайным эпизодом, а была под­готовлена всем ходом исторического развития Руси, прежде всего двухсотлетним обращением на ее территории восточных монет.

Вводя в обращение свою собственную монету, русские князья стремились, видимо, с одной стороны, компенсировать в определенной степени недостаток в куфических монетах, ввоз которых резко сок­ратился именно в. это время, а с другой — использовать монеты как прекрасное средство пропаганды государственного суверенитета Руси, ставшей в конце Х в. одним из мощных христианских госу­дарств.

В отечественной нумизматике вопрос о причинах появления первых монет и времени их чеканки долгое время был предметом острых дискуссий. Одним из первых эти проблемы поставил И. И. Толстой, монографически изучивший древнейшие русские моне­ты. Он разработал типологию и предложил хронологическую классификацию этих монет, согласно которой чеканку начал Владимир Святой (980—1015) и продолжили его сыновья — Святополк Ока­янный (1015—1018, приемный сын) и Ярослав Мудрый (1019—1054). Золотые монеты чеканил только Владимир. Другую схему древнерусского чекана предложил А. В. Орешников. Он считал, что чекан­ка монет на Руси началась при Ярославе Мудром, была продолжена его сыном Изяславом (1054—1078) и внуком Ярополком Изяславичем (1077—1078), князем волынским и вышегородским, а за­кончилась при Владимире Всеволодовиче Мономахе (1078— 1125). При этом, по мнению А. В. Орешникова, Мономах осуществлял чеканку, являясь князем черниговским (1078—1094), переяславским (1094—1113) и великим князем киевским (1113- 1125). В основе схемы А. В. Орешникова лежало представление о времени Владимира Мономаха как о «высшей точке процветания» Киевского государства.

Большинство исследователей придерживается схемы И. И. Тол­стого, развитой в работах Н. П. Бауера. Схему А. В. Орешни­кова поддерживал, подкрепляя археологическими материалами, Б. А. Рыбаков. В последние десятилетия изучением древнерус­ских монет систематически занимались И. Г. Спасский и М. П. Сотникова, которые подвели итог более чем столетнему исследо­ванию древнерусского чекана, издав «Сводный каталог русских монет Х—XI веков» (Л., 1983). В основе этого труда лежит схема И. И. Толстого, подвергшаяся лишь частичным уточнениям и допол­нениям.

И. И. Толстой связал начало чеканки монет с принятием на Руси христианства, объясняя их появление как «удовлетворение стремления к внешним признакам этой (христианской.— П.Ш.) культуры ранее удовлетворения реальных потребностей». Правда, он тут же оговаривался, что уже при Владимире I русские монеты стали удовлетворять фактическую потребность в средстве денежно­го обращения, связывая эту потребность с «кризисом серебра» в странах Арабского халифата.

Отдельные исследователи видели в чеканке первых монет проя­вление экономической мощи Киевской Руси и объясняли ее стрем­ление вытеснить из обращения иноземную монету. Это мнение яв­ляется безусловно ошибочным, особенно в заключительной своей час­ти. При отсутствии собственных разработок серебра на Руси выпол­нить эту задачу было невозможно. Сырьем для русской монетной че­канки служил привозной металл, вероятно сами восточные дирхемы, перечеканка которых в сребреники потребовала бы колоссальных и неоправданных затрат.

Клады и отдельные находки древнейших русских монет встреча­ются не только на громадной территории древнерусского государ­ства, но и далеко за его пределами — в Скандинавии, Прибалтике, Польше и Германии. Однако этот факт еще не дает права припи­сать сребреникам значительную роль в русском денежном обраще­нии. Они не могли обеспечить потребности экономики и денежного обращения в монете в силу кратковременности чеканки и незначи­тельности эмиссий, а также их низкопробности. Около трех четвер­тей из числа всех апробированных сребреников имеют пробу ниже 500-й, т. е. практически не являются серебряными монетами. Значи­тельная часть монет изготовлена из сплава с ничтожным коли­чеством серебра. Показательно, что только высокопробные среб­реники, имеющиеся среди монет всех типов, за исключением монет Святополка, встречены в кладах восточных и западноевропейских монет. Дирхемы, даже в последний период их обращения на Руси, в сравнении с сребрениками были монетами высокопробными. Именно они служили сырьем для чеканки русских монет, и далеко не случай­но, что среди всей громадной массы восточных монет нет ни одного дирхема, перечеканенного в сребреник. Таким образом, можно пред- полагать, что на внутреннем рынке древнерусские монеты обраща­лись по принудительному курсу. Поэтому более убедительным пред­ставляется мнение о том, что древнерусская чеканка преследовала в первую очередь политические цели.

Итак, длительная дискуссия о времени появления первых оте­чественных монет в настоящее время может считаться законченной. Чеканка началась в княжение Владимира Святославича (980— 1015), вероятно, вскоре после официального принятия христианства в 988 г. Об этом свидетельствуют изображения Иисуса Христа на одном из типов серебряных монет и на всех золотых, а также по­стоянное присутствие креста как символа христианства в руках князя на всех без исключения монетах, как золотых, так и серебряных.

В настоящее время известно около 340 древнерусских сере­бряных монет, называемых условно сребрениками, и 11 золотых, или златников. Название серебряных монет заимствовано из Ипатьевской летописи начала XV в., а золотых — из договора Руси с Византией 945 г. В первом случае употребление термина «сребреник» относится к началу XII в., когда монеты уже не чеканились, во втором — ко времени, когда они еще не чеканились.

Подавляющее большинство монет содержит в легенде имя Вла­димира, значительно меньшее число — имена Святополка и Яросла­ва. На некоторых монетах имя князя до сих пор не поддается прочте­нию или читается предположительно.

Размер сребреников такой же, как и большинства дирхемов, но, в отличие от последних, они отчеканены не на специально вырезанных кружках, а на отлитых в двусторонних литейных фор­мах заготовках. Техника чеканки была весьма низкой. Нестойкость монетных штемпелей приводила к их быстрой смене, а частое и не всегда умелое копирование штемпелей искажало надписи до неузна­ваемости. Штемпели, вероятно, были бронзовыми и имели вид щип­цов. Такие сопряженные штемпели были известны на Руси и до на­чала чеканки монет — они служили буллотириями для оттиска вис­лых свинцовых печатей. В более позднее время такие штемпели на­зывались «клещи». Небольшое число монет, отчеканенных одной парой штемпелей, говорит о том, что штемпели быстро разрушались.

Вопрос о национальной принадлежности резчиков монетных штемпелей очень сложен. Скорее всего они были русскими людьми, а не греками, хотя и подражали первоначальным византийским об­разцам. На Руси возобладало графическое исполнение штемпелей, а для византийских мастеров характерен высокий рельеф изображе­ний. Эта художественная манера объясняется, скорее всего, не столь­ко неопытностью резчика, хотя и это несомненно, сколько влияни­ем стиля восточных куфических монет. Следует отметить, что для мо­нет раннего европейского средневековья вообще характерна свое­образная графичность исполнения изображений и надписей. В срав­нении с одновременными западноевропейскими монетами русские сребреники и златники не выглядят «варварскими». Русские монеты по мастерству резчиков и художественному исполнению ими штем­пелей очень различны — наряду с грубо выполненными рисунками и неграмотными надписями имеются монеты тонкой, можно сказать, изящной работы, например «Ярославле серебро».

Все серебряные монеты с именем Владимира (более 250 экз.) подразделяются на четыре типа. На монетах 1 типа на лицевой стороне изображен сидящий на престоле (?) князь в шапке, укра­шенной подвесками и увенчанной крестом, в правой руке князя крест на длинном древке, над левым плечом маленький княжеский знак в виде трезубца. Вокруг изображения помещена круговая надпись справа налево вершинами букв к центру монеты: Владимиръ на столе. По краю монеты бусинный ободок. На обратной сто­роне погрудно изображен Иисус Христос в кресчатом венце, с Еван­гелием в левой руке и благословляющий правой. Круговая над­пись, расположенная на лицевой стороне: I сусъ Христосъ. По краю монеты бусинный ободок. Другой вариант этого типа монет содержит на лицевой стороне легенду Владимиръ а се его сребро. Среди апро­бированных монет этого типа (примерно третья часть) только 4 экземпляра имеют пробу 875—800, остальные фактически являются серебряными монетами с незначительной примесью меди. Монеты 1 типа, вероятно, чеканились одновременно со златниками. Об этом говорит их однотипность. Предположительно формула легенды «Владимир на столе» была изначальной и сочеталась с пол­ным написанием имени Христа. Штемпели резали не менее 5 масте­ров-резчиков. Монеты этого типа составляют по особенностям ле­генды и изображений четыре подгруппы, но, видимо, все они чека­нились если не одновременно, то в очень небольшом хронологическом диапазоне. Интересно отметить, что знаменитый Киевский клад сребреников 1876 г. состоял исключительно из монет этого типа.

На лицевой стороне монет II типа также изображен сидящий на престоле князь. Вокруг его головы появляется нимб, прежде неизвестный. Впервые же появляется и изображение престола, как бы иллюстрирующее первую часть надписи, помещенной на этой же стороне: Владимиръ на столе. На обратной стороне изображение Иисуса Христа заменяется изображением родового княжеского знака, так называемого трезубца. Это название предложил М. Н. Ка­рамзин в своей «Истории государства Российского». Легенда на обратной стороне А се его сребро завершает надпись лицевой сто­роны. Вокруг изображения бусинный ободок (иногда двойной). Одежда князя украшена бусинами, она напоминает кольчугу.

Чтение надписей на монетах этого типа чрезвычайно затрудни­тельно, так как в большинстве случаев они являются бессмыслен­ным набором буквообразных знаков. Это обстоятельство, с одной стороны, ставило под сомнение прочтение легенды И. И. Толстым, который видел в ней имя Владимира, а с другой — приводило к са­мым фантастическим ее прочтениям. Например, Я. Я. Волошинский прочитал имя «Ярослав», а А. В. Орешников предположил в ней на­звание города Переяславля. Княжеский знак аналогичен изображен­ному на златниках и на монетах 1 типа. Принадлежность его именно Владимиру I подтвердила находка при раскопках в Новгороде в слое XI в. бронзовой подвески с изображением такого же знака.

Подавляющее большинство монет этого типа столь же низкопроб­ны, как сребреники 1 типа.

Хронологически этот тип сменяет первый, что вытекает из факта перечеканки сребреника 1 типа штемпелями II типа, а также из наб­людений над составом монетных кладов. Вероятное время чеканки монет этого типа — первые 15 лет XI в. Большинство монет II типа происходит из Нежинского клада (недалеко от Киева) 1852 г.

Монеты III типа (известны 57 экземпляров) выделяются по следующим характерным признакам: в общем повторяя на обеих сторонах изображения монет II типа, они отличаются от послед­них отсутствием нимба вокруг головы князя, тщательным изобра­жением престола (кресло с высокой и широкой спинкой), наклоном креста (на всех других монетах он изображен прямо) и, наконец, почти абсолютной правильностью и полнотой написания легенды: Владимиръ на столе, а се его сребро. Некоторые элементы рисунка восходят к 1 типу. Впервые среди монет этого типа встречены экзем­пляры, происходящие от разных штемпелей одной из сторон при общем другой. Это свидетельствует о том, что испорченные штем­пели могли заменяться не только парами, но и поодиночке. Монеты этого типа столь же низкопробны, как и двух предыдущих. Случаи перечеканки монет II типа штемпелями III типа устанавливают их относительную хронологию.

Следует отметить, что почти все (четыре из пяти) монеты этого типа, имеющие высокую пробу (более 840-й), сильно обрезаны. Обломки и обрезки восточных монет хорошо известны по многочис­ленным кладам. В кладах первой половины XI в. они абсолютно пре­обладают над целыми экземплярами. Так как низкопробных обрезан­ных сребреников неизвестно, можно предполагать, что на Руси хо­рошо разбирались в качестве обращавшихся монет и функции пол­ноценной монеты выполнялись только высокопробными монетами.

Монеты IV типа (известно 25 экземпляров) в целом повторяют на обеих сторонах композиции сребреников II и III типов, отли­чаясь от них правильностью рисунка и тщательностью исполне­ния штемпелей. Скорее всего все штемпели для монет этого типа изготовлены одним мастером, за единственным исключением экзем­пляра, выполненного небрежно и неумело. Среди монет этого типа встречен экземпляр с уникальной надписью: Владимире серебро + Съватаго Васила. Такое чтение, как оказалось единственно возмож­ное, предложил Д. И. Прозоровский. Христианское крестильное имя Владимира — Василий хорошо известно. По содержанию легенда аналогична форме надписи на монетах Ярослава Владимировича Мудрого, и это проливает свет на их взаимную хронологию. Моне­тами этого типа завершаются эмиссии Владимира. Такое заклю­чение аргументируется наличием монеты Святополка, штемпели для которой изготовил мастер монет IV типа. К тому же смешения компо­зиций изображений и легенд, как правило, происходят только при сме­не монетных типов.

На монетах этого типа изображены два вида княжеского голов­ного убора: высокая русская шапка и низкая шапочка с крестом на вершине, повторяющая стемму императоров с византийских монет Василия II и Константина, в чем усматривается намек на равенство русского великого князя византийским императорам.

* Русские монеты.jpg

(31.8 Кб, 400x301 - просмотрено 2210 раз.)

 

 

Ответ #2: 13 09 2010, 03:15:46 ( ссылка на этот ответ )

Первые русские монеты - Златники

В настоящее время известны 11 золотых монет Вла­димира, происходящие от 5—6 пар матриц. Прототипом златникам послужили византийские солиды императоров Василия II и Констан­тина VIII (976—1025). Как и византийские монеты, они имеют противоположную ориентацию сторон. На лицевой стороне изоб­ражен сидящий князь, в шапке с подвесками, увенчанной крестом. В правой руке князя крест на длинном древке, над левым плечом — княжеский знак в виде трезубца. Вокруг изображения надпись, чита­емая справа налево. Вершины букв надписи обращены к центру монеты. Надпись Владимиръ на столе заканчивается крестом. На обратной стороне — погрудное изображение Иисуса Христа в кресчатом венце с благословляющей правой рукой и Евангелием в левой. Вокруг надпись: Iсусъ Христосъ. Изображения обеих сторон заключены в круговые бусинные ободки. Известен и другой вид надписи лицевой стороны: Владимиръ, а се его злато.

Почти все златники происходят из двух кладов — Пинского 1804 г. и Кинбурнского 1863 г., содержавших также золотые византийские монеты. Высокая проба златников (916—958) соот­ветствует золоту византийских солидов конца Х— начала XI в. Этот факт является еще одним аргументом в пользу принадлежности златников Владимиру Святому, а не Владимиру Мономаху, так как проба солидов к концу XI в. упала до 350. Анализ стиля изоб­ражений и почерка букв и надписей позволяет заключить, что штем­пели златников резали два мастера, причем один из них изготовил и штемпели большой группы серебряных монет.

Вес златников заключен в пределах 4,0—4,4 г., т.е. соответ­ствует весовой норме византийских солидов. Со временем вес златника стал русской единицей веса — золотником (4,266 г), точно соответствующим 1/96 позднейшего русского фунта.

Монет с именем Святополка известно 50 экземпляров, проис­ходящих от 30 пар различных штемпелей. На лицевой стороне помещено изображение князя на престоле, близкое сребреникам IV типа Владимира, и круговая надпись, часто выполненная с ошиб­ками, но читаемая легко: Святополк на столе. На обратной стороне изображение княжеского знака в виде двузубца, левый зубец которого завершается крестом. Вверху между зубцами небольшой знак в виде равноконечного креста с кружками на концах и над-[ись: А се его серебро. Изображения на обеих сторонах заключены в двойные бусинные ободки, идущие по краю монеты. \. П. Сотниковой и И. Г. Спасским выявлена работа трех мастеров монет Святополка, один из которых резал и штемпели монет IV типа Владимира. А. В. Орешников относил эти монеты к чекану великого князя Святополка-Михаила Изяславича (1093—1113). ошибочность такой атрибуции, помимо исключительной стилистической близости монет IV типа Владимира и Святополка, дока­тается принципиальным различием помещенных на них княжеских знаков. На монетах Святополка Изяславича следовало бы ожидать знак, производный от трезубца и подобный знакам сыновей и вну­ков Владимира 1. Так как Святополк был приемным сыном Влади­мира, а фактически приходился ему племянником, он, видимо, использовал знак, производный от неизвестного пока знака своего отца Ярополка Святославича. Этот последний должен был восхо­дить, как и знак Владимира 1, к известному по печати знаку в виде двузубца их отца Святослава Игоревича. Можно предполагать, что в борьбе за киевский престол Святополк сознательно противопос­тавлял себя как Ярополчича своим двоюродным братьям Влади­мировичам. Абсолютное большинство монет Святополка также низ­копробные.

* Первая русская монета - златник.jpg

(122.79 Кб, 400x425 - просмотрено 2230 раз.)

 

 

Ответ #3: 13 09 2010, 03:18:34 ( ссылка на этот ответ )

Первые русские монеты - Монеты с именем «Петрос»

Известны 4 монеты, представляю­щие особый тип, примыкающий к чекану Святополка. Все они отче­канены разными штемпелями, но сходство в деталях рисунка, оди­наковое начертание букв надписей и оригинальное расположение легенд позволяют заключить, что все штемпели сделаны одним резчиком. Атрибуция этих монет является самым сложным вопросом классификации древнерусского чекана. И. И. Толстой в надписи читал имя Георгия (крестильное имя Ярослава Мудрого) и на этом основании относил их к чекану Ярослава. А. В. Орешников связы­вал их с чеканкой Ярополка-Петра Изяславича, князя вышгородского (1077—1078). М. II. Сотникова и И. Г. Спасский убедительно восстановили легенду этого типа, прочитав ее следующим образом: Петрос Петрос и Огеос Петрос («Петр, Петр», «святой Петр»). По всем иконографическим признакам на лицевой стороне изобра­жен апостол Петр, а никак не св. Георгий, изображавшийся по византийским канонам не только без бороды, но и без усов. Осо­бое значение в правильном определении этих монет приобретает атрибуция княжеского знака, помещенного на обратной стороне. В. Л. Янин, не усматривая принципиальной разницы в княжеских знаках на монетах Святополка и с именем «Петрос», считает пос­ледние также принадлежащими Святополку, а в имени «Петр» ви­дит его крестильное имя. А. В. Орешников обратил внимание на различие в дополнительных значках, помещенных между зубцами княжеских знаков, на монетах Святополка и именем «Петрос» и на монетах еще одной группы со знаком Святополка с изначально ис­порченной легендой, в которой уверенно читается только имя «Петор». Эта группа состоит из 9 монет, происходящих от 6 пар штем­пелей, также изготовленных одним мастером-резчиком. Характерно, что на них изображен не святой, а князь в нимбе и с прямо стоя­щим крестом в правой руке. На обратной стороне между зубцов княжеского знака находится дополнительный значок в виде полу­месяца, рогами обращенного вверх. А. В. Орешников определил их принадлежность к чекану великого князя Изяслава-Дмитрия Ярославича (1054—1078), а И. И. Толстой — к чекану Ярослава Муд­рого. И. И. Толстой и на монетах этой группы увидел искаженное имя «Георгия», а Н. П. Петров — имя «Дмитрий». Н. Д. Мец, придав принципиальное значение значкам, помещенным между зубцами княжеских знаков, пришла к выводу о соответствии каждому имени на монете определенного значка: Святополку — крест, Петру — якорь, и Дмитрию — полумесяц, а также об одновременности че­канки монет Владимиром Святославичем и его сыновьями.

Среди монет с именем «Петр» как в форме «Петрос», так и «Петор» нет высокопробных, а большинство из них имеют только следы серебра. Этим, вероятно, объясняется и ограниченный ареал монет Святополка и с именем Петра, находки которых неизвестны за пределами Киевского, Черниговского и Переяславского княжеств.

М. П. Сотникова и И. Г. Спасский пришли к выводу о принадлеж­ности Святополку Окаянному монет трех типов: с именем Святопол­ка и Петра в двух вариантах написания. Таким образом, устанавливается неизвестное по письменным источникам крестильное имя Святополка — Петр, о чем уже писал В. Л. Янин. Что касается одного из «претендентов» на монеты с именем «Петр»— князя Ярополка Изяславича, то его в крещении звали Гавриилом, а имя «Петр» он получил в период своего недолгого католичества.

Можно предполагать, что монеты с именем «Петр» Святополк чеканил, когда в 1018 г. вторично на короткое время захватил стол в Киеве. Известно, что помощь в этом ему оказывал польский король Болеслав Храбрый, на дочери которого Святополк был женат.

* Первые русские монеты - Монеты с именем Петрос.jpg

(65.42 Кб, 204x199 - просмотрено 13153 раз.)

 

 

Ответ #4: 13 09 2010, 03:21:52 ( ссылка на этот ответ )

Первые русские монеты - Ярославле серебро

Совершенно оригинальную группу древне­русских монет составляют сребреники с надписью «Ярославле се­ребро». Именно такая монета была найдена в конце XVIII в. в Киеве среди различных привесок к иконе в одной из церквей и стала первой русской монетой, известной историкам и собирателям. Этот экземпляр оказался единственным, обнаруженным на террито­рии южных княжеств, все остальные находки тяготеют к северо-западным окраинам древнерусского государства. Эта монета сразу же была отнесена к чекану Ярослава Владимировича Мудрого. Научное обоснование такой атрибуции первым предложил акаде­мик А. А. Куник в 1860 г. Монеты Ярослава Мудрого выделяются оригинальностью типа, изяществом и необыкновенной тщатель­ностью исполнения.

На лицевой стороне имеется погрудное изображение св. Геор­гия в плаще, прямо, с копьем в правой руке и щитом в левой. По сторонам греческая надпись святой Георгий, расположенная колонками и читаемая сверху вниз. Вокруг изображения и по краю монеты точечные ободки, между которыми розетки из точек, расположенные крестообразно. На обратной стороне изображен княжеский знак в виде трезубца. Средний зубец завершается круж­ком с точкой внутри. Еще пять точек расположены внутри крайних зубцов и нижней перекладины. Вокруг надпись Ярославле серебро, читаемая слева направо. Вершины букв направлены к краю монеты. Вокруг изображения и по краю монеты точечные ободки, между которыми крестообразно расположены буквы АМН, т. е. аминь.

Известны три пары штемпелей этих монет, сделанные одним резчиком. Прототипом для изображения св. Георгия на этих монетах явилось его изображение на византийских печатях, на которых аналогичным образом расположена и надпись, а также встречается слово «аминь», неизвестное на монетах. Стилистическую и иконо­графическую близость древнейших русских монет и печатей Х—XI вв. отмечал ряд исследователей. Она стала очевидной после находки в 1955 г. при раскопках в Новгороде печати сына Владимира 1 князя Изяслава Владимировича. Пока это древнейшая из сохранившихся русских булл. На ней изображен княжеский знак, очень близкий зна­ку на монетах как Владимира, так и Ярослава. Знак снабжен дополнительным кружком, завершающим левый зубец тамги, а на знаке Ярослава он завершает средний зубец.

Топография находок «Ярославля серебра» и отсутствие в надписи обычной формулы «на столе» позволяют предположить, что Ярослав Мудрый чеканил эти монеты в Новгороде до занятия велико­княжеского стола в 1019 г. Наиболее вероятной представляется да­тировка этих монет 1014—1015 гг. В ее пользу может говорить и притяжательная формула легенды, совпадающая с формулой «Вла­димире серебро» на одном из штемпелей сребреников IV типа Вла­димира, датирующихся последними годами его княжения. Все среб­реники Ярослава имеют высокую пробу (960), что также может слу­жить косвенным аргументом в пользу их чеканки в Новгороде, через который осуществлялось в основном поступление на Русь высоко­пробных западноевропейских монет.

Еще одну оригинальную группу монет представляют так называе­мые скандинавские подражания Ярославлю серебру, или Ярославле серебро малого веса. Все 6 экземпляров монет этой группы найдены в кладах XI в. на территории Скандинавии и Прибалтики и хранятся в музеях Скандинавии. На лицевой стороне этих монет помещено погрудное изображение св. Георгия с пояснительной надписью, на обратной стороне — княжеский знак в виде трезубца и круговая над­пись: Ярославле сребро. Их отличие от описанных выше «обычных» монет Ярослава Владимировича заключается в сравнительной не­брежности и определенной грубости работы, меньших размерах и вдвое меньшем весе. Мнения исследователей о месте и времени че­канки монет этой группы разделились. Одни отстаивают их сканди­навское происхождение и считают более ранними по времени чекан­ки, другие полагают, что они отчеканены в Новгороде позже чекан­ки монет большого веса, может быть в 1018 г., когда, по сообще­нию летописи, новгородцы «начаша скот собирати» для найма ва­ряжской дружины в помощь Ярославу в борьбе за великокняжес­кий стол. Латинское написание буквы «р» в слове «Ярослав», опре­деленное сходство этих монет со скандинавскими позволяет предпо­ложить, что штемпели резал мастер-иностранец. Однако главный вопрос — где и кем чеканились сребреники Ярослава малого веса — остается открытым, и русскими эти монеты в настоящее время можно признавать лишь условно.

* Ярославле серебро.jpg

(98.71 Кб, 650x512 - просмотрено 2371 раз.)

 

 

Страниц: 1 2 3 | ВверхПечать