Максимум Online сегодня: 622 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24816 статей в более чем 1761 темах,
а также 290078 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 04 12 2022, 14:30:13

Мы АКТИВИСТЫ И ПОСЕТИТЕЛИ ЦЕНТРА "АДОНАИ", кому помогли решить свои проблемы и кто теперь готов помочь другим, открываем этот сайт, чтобы все желающие, кто знает работу Центра "Адонаи" и его лидера Константина Адонаи, кто может отдать свой ГОЛОС В ПОДДЕРЖКУ Центра, могли здесь рассказать о том, что знают; пообщаться со всеми, кого интересуют вопросы эзотерики, духовных практик, биоэнергетики и, непосредственно "АДОНАИ" или иных центров, салонов или специалистов, практикующим по данным направлениям.

Страниц: 1 2 3 | Вниз

Ответ #5: 21 07 2008, 01:51:14 ( ссылка на этот ответ )

Геката - не темная, не черная и не представляет силы зла и тьмы. Геката олицетворяет процесс, стихийную силу разрушения ради созидания, силу обновления через смерть..
Красота - спасет мир, по-любому!

 

 

Ответ #6: 21 07 2008, 12:43:03 ( ссылка на этот ответ )

Надиля - дочь Лилит
О дочерях Лилит известно очень мало. Они свое происхождение сами могли не знать, поскольку их воспитывали обычные женщины и считали своими кровными родными детьми. Но об одной известно достоверно из арабских сказок и легенд.

В Багдаде веке примерно в десятом жил один бедный ученый, вроде бы астроном. Жена его погибла в родах, младенец, казалось, тоже умер, но потом чудесным образом ожил. Дочь мудрец назвал Надилей, она была красива и питала склонность к наукам. Чуть позже, когда ей исполнилось пятнадцать лет, ее увидел один богатый и влиятельный купец. Страсть вспыхнула в нем мгновенно. Он возжелал ее немедленно взять в жены, причем изгнав всех женщин остальных. В мечети их женили, чин по чину, и стали они жить и поживать.

Но с годами муж стал замечать, что его прекрасная Надиля все чаще спит днями, стала вялой, но расцветает ночью, становится все только красивей и дарит восхитительные ласки, а из еды ничего не ест. Вот жил бы себе мужик и радовался жизни, так нет же, стал жену подозревать. Однажды после утомительной и страстной ночи, он нашел в себе силы не уснуть без задних ног, а проследить, что его Надиля тихонько встала, оделась и ушла, а под утро вернулась и легла обратно к мужу. Ревность воцарилась в его сердце. И мука предала ревнивцу сил. Он как-то тихонечко за ней прокрался, думая застать ее с другим. Но сам от ужаса замер, когда увидел, что Надиля пришла в склеп и стала там ненасытно вкушать мясо мертвецов.

Мужик от горя сбрендил. И днем держался из последней мочи. В какой-то миг, он ей предложил отведать с ним еды. Жена улыбнулась и вежливо отказалась, тогда муж спросил, что, может, стоит ей подать человеческое мясо. Прекрасная Надиля побледнела, хотя и без того была бела, а потом бросилась мужчине в ноги. Но муж ее бесстыдно заколол. И тут же побежал к ее отцу. Ученый признался, что его дочь еще в детстве вместо развлечений предпочитала за книгами сидеть и даже изучала Каббалу. Тогда они вместе ее в саду похоронили.

Но не тут-то было. Ночью к убийце явился дух его жены с кровавой раной на боку от мужниной руки. Надиля сказала, что она его любила, а потому убивать не станет, но будет пить кровь других людей. И так три ночи. На четвертый день мужик снова побежал к отцу покойной. Они вскрыли могилу, но тело бесследно исчезло. Тогда они посовещались и решили, что Надиля была дочерью самой Лилит. С тех пор она стала женщиной-вампиром. Ее так и не смогли поймать и уничтожить. Тут сказочке конец.

По-моему, очень грустная история о женской любви и мужском шовинизме. Интересно, что легенды о вампирах существуют у всех народов. Странно это, странно.

* nadilya.jpg.jpg

(34.92 Кб, 250x290 - просмотрено 4999 раз.)

Последнее редактирование: 08 04 2014, 17:34:01 от Administrator

 

 

Ответ #7: 21 07 2008, 12:51:44 ( ссылка на этот ответ )

 колдунья
Лилит - мать всех демонов и ведьм

У каждого народа есть колдунья, которую они считают самой злой, безжалостной, чарующе прекрасной, так у евреев и арабов это Лейлах, в европейском озвучании ЛИЛИТ. Происхождение ее уходит в такие незапамятные времена сотворения мира, что даже говорить об этом страшно. Лилитами (именно во множественном числе) звали семитские народы всех инкубов и суккубов, способных соблазнять и убивать. А происходит слово от шумерского «ЛИЛ» (LIL), что значит «ночь».

Еще в пятом тысячелетии до нашей эры на Ближнем Востоке, там, где текли могучих две реки Тигр и Ефрат (а климат был тропический и влажный, не то, что сейчас – пустыни и пески) возникли первые города-государства Шумера и Аккада, и только позже Вавилон, Ассирия, Персия (что ныне территория Ирака, Ирана, Афганистана, Пакистана). Тогда наш мир был лишь на грани становленья, а потому магия была жива и процветала каждый день. Оттуда вышли боги и герои, злодеи и демоны, колдуньи и пророки, которые стали прародителями многих цивилизаций – христианская оттуда же, друзья.


Предания о рождении первого человека Адама говорят, что он был вылеплен из глины, и Создатель сразу же сотворил ему жену – Лилит. Она была прекрасна и строптива, во всем ему равна, а по уму еще и превосходила, что раздражало перво-человека. Они спорили и ругались, кто из них «равнее». В конце концов, Лилит покинула Адама по своей воле или соблазненная змеем – здесь существуют разночтенья, да и кто упомнит – столько тысяч лет прошло. Возможно, это был типичнейший женский шантаж. Но Бог не стал долго думать и сотворил ему жену вторую – Еву, конечно сделав ее из «адамова ребра» (клонирование вообще было модно в древнем мире, если верить разным мифам). Хотя существует мнение, что за ней в погоню все-таки послали трех ангелов, но Лилит вернуться отказалась. И тут некоторые источники тихо намекают на интереснейший поворот сюжета, что один из ангелов Самаэль сам взял ее в жены, что всех разгневало - и Бога, и Адама, вот потому и пришлось терзать ребро (Самаэль, конечно, тоже изгнан и позже превратился в само Зло).

Как бы там не было на самом деле, но Лилит питала неукротимую ненависть ко всем детям Евы и Адама. Ее считали убийцей младенцев, а также наводящей бесплодие. Причем, она детишек убивала и выпивала их кровь не просто из вредительства, а для того, чтобы на их место подложить своих, как правило, дочерей, рожденных от обычного мужчины (сюжет подмены дочери встречается и в русских сказаниях Бажова о «Хозяйке каменной горы»). Вот потому Лилит – мать всех ведьм (чит. Анатоля Франса «Дочь Лилит»), а сыновья становились демонами.

Каким был облик первой жены Адама известно мало – красива – вот и все, он быстро стал изменчив: кому-то нравятся блондинки, а кому-то брюнетки, кому-то юные, а кому-то зрелые женщины, а для особо извращенных она могла предстать и юношей-подростком. Потому мужчинам рекомендовалось не вступать в случайные интимные знакомства и не спать одним. Противостоять соблазну может лишь святой. Вот внешность дочерей известна лучше. Считается, что от матери им досталась мраморно белая кожа, огромные глаза, а также дар слова. Многие поэтессы, от Царицы Савской до Цветаевой Марины, считали себя происходящими от самой Лилит (чит. М.Цветаева «Попытка ревности»).

Лилит, конечно же, бессмертна. Она – опасный демон. Защититься от нее и в стародавние времена было практически невозможно: нужно было знать все ее сорок имен и еще имена трех ангелов, чтобы сделать качественный амулет – и то не факт, что поможет. Креста в церкви и полумесяца в мечети ни она, ни ее дочери не боятся (а чего их боятся, таких религий и не было в помине, когда она на свете появилась). В средневековой каббалистической литературе и у более современных авторов прекрасная, «неземная» Лилит и ее дочери противопоставлялись «простой», обыденной Еве и ее детям. Хотя другие авторы утверждают, что за давностью времен Лилит просто рассыпалась в прах. Что ж, мужчины, надейтесь, что это так.

* Лилит.jpg

(38.43 Кб, 225x339 - просмотрено 1845 раз.)

 

 

Ответ #8: 21 07 2008, 15:09:33 ( ссылка на этот ответ )

ОВДА - МАРИЙСКИЕ ПРЕДАНИЯ О ВЕДЬМАХ

«Посмотри на меня: Я – овада. Я безумна и я мудра, я старуха и я девица, я живу, хотя я мертва. Мои волосы – это ветер, мои глаза – это ночь, в моем сердце нет крови, моя душа пуста. Не живая, но и не тленна. Я – овада и песнь – это слово мое, и слез не знают мои глаза. Крови требуют мои губы. Боли требуют мои пальцы. Мои волосы – корни древа, мое платье – ночная мгла. Я – овада и я свободна, я – овада и я – раба» (из финно-угорского эпоса)

 Это фрагмент книги К. Ситниковым "Словарь марийской мифологии".
ОВДА,  Г о выда, диал. овыча «овда», овда калык «народ Овда». Полумифический аборигенный народ, обитавший в эпоху раннего средневековья на территории между Волгой и Вяткой, занятой позднее марийцами (совпадение ареалов обитания народа одо «удмурт» и бытования преданий об Овде позволили Акцорину (1967) сделать вывод об их идентичности). Непривычный для мари образ жизни народа Овда способствовал его мифологизации, в результате чего он приобрел многие черты, характерные для нечистой силы. Так, Овда обитают в местах, традиционно связанных с нечистой силой (Овда самих часто называют нечистый, кереметь): в пещерах на возвышенности, под горой, в овраге, в старом дереве (ср. кереметь), под мельницей (ср. вяд ия), в лесу (ср. таргылтыш). Иногда Овда ночуют под стогами, а утром всей семьей возвращаются в лес. Как нечистая сила, Овда боится осинового дыма. Женщины Овда имеют длинные растрепанные волосы, длинные груди, которые они перекидывают крест-накрест через плечи, повернутые назад ступни. Другими отличительными чертами Овды могут быть огромный рост, шерсть по всему телу, сердце, которое во время сна вынимается наружу через подмышку, и т.п. Некоторые, однако, считают, что Овда невидимы. Иногда Овда – великаны (поэтому их называют кугу калык «большой народ», кужу е «высокий человек», кужу чапан «большестопый»). Там, где Овда-великаны вытряхивают лапти, образуются курганы (например, Овда курык «гора Овды»). Овда способны съесть гору блинов, миску каши, выпить ведро кваса (ср. опкын). Иногда Овда имеют крылья (шулдыран айдеме-шамыч «крылатые люди») или принимают облик птиц (кайык Овда «Овда-птица»). Овда устраивают свадьбы – Овда сяан, во время которых (под утро) они с криками пролетают по небу (МФ 1991, 228). Чаще, однако, они устраивают свадьбы ночью, выбрав для этого чей-нибудь дом: в полночь они стучатся и просят разрешение провести свадьбу. В случае отказа проклинают хозяина или всю деревню (в результате человек умирает, деревня вымирает). На своих свадьбах Овда поют протяжные песни на непонятном языке, хотя вообще свободно говорят по-марийски. Овда живут семьями, заводят детей, иногда при трудных родах обращаются за помощью к повитухе, после чего щедро награждают ее. В одной быличке Овда кува не может разродиться, и ее муж, обернувшись человеком, приводит к ней повитуху, после чего предлагает ей золото (230). У Овды всегда много денег, они торгуют на базаре пушниной (их можно узнать по повернутым назад ступням) и щедро расплачиваются золотом или серебром за любую услугу. В другой быличке Овда заходят в лавку, чтобы выпить пива, и расплачиваются, не жалея денег. Устраивая свадьбу, Овда просят истопить баню, приготовить для них блины, квас, пиво, за что щедро вознаграждают. Овда любят ходить в баню всей семьей или гурьбой, они моются после мужчин, но до женщин, после чего оставляют в котлах золотые и серебряные монеты. Марийцы ходят в гости к Овде, роднятся с ними, мужчины-Овда сожительствуют с женщинами-марийками, но дети у них рождаются уродами. Иногда Овда крадут детей, подкладывая вместо них завернутые в пеленки чурбаны (ср. монча кува). Тем, кто им понравится, Овда помогают разбогатеть, способствуют охоте, чадородию. Если же им отказывают в какой‑либо услуге, не оставляют им угощение, наказывают их детей, они насылают проклятие на человека или целую деревню (проклятия Овды всегда связаны с уменьшением численности людей). В быличке мариец встречает в лесу сидящую на дереве голую (= дикую) девушку – Овда ядыр «девушка-Овда». Она предлагает ему взять ее в жены, иначе она проклянет его (236-237). Вообще, Овда видятся существами, стоящими на более низкой, по сравнению с человеком, ступени развития, их называют ир айдеме, ир е‰ «дикий человек», ир ядырамаш «дикая женщина». В другой быличке Овда ядыр вредит марийцу-охотнику, выпуская зайцев из силков. Мариец ловит ее и намеревается застрелить из ружья (ср. вувер, Азырен), но она предлагает ему взять ее в жены. Благодаря сверхъестественной работоспособности Овды мариец быстро богатеет. Ложась отдыхать, Овда предупреждает мужа, чтобы он не подглядывал за ней. Мариец нарушает запрет и видит, что Овда спит, вынув сердце наружу через подмышку. После этого Овда умирает (227-228). Любимое развлечение Овды – катание на белых лошадях (чаще ночью, но иногда днем), которых они могут заездить до изнеможения. Поскольку ступни Овды повернуты назад, они скачут на лошадях, сидя спиной к голове (иногда говорят, что лошадь, на которой едет Овда, бежит задом-наперед). Лошадь, на которую вскочила Овду, невозможно изловить. Только намазав спину лошади живицей (смолой, дегтем), можно изловить Овду. Пойманную Овду обычно избивают или убивают. При этом она просит не оставлять ее детей сиротами. Если Овду отпускают, она может щедро отблагодарить (например, большой рыбой). Если убивают, перед смертью она проклинает человека, поймавшего ее, или всю его деревню. Иногда на лошадях катаются дети Овды, при этом они сидят по двое спина к спине. В быличке пойманные и наказанные марийцем дети Овды жалуются родителю, и тот проклинает деревню с тем, чтобы у ее жителей не рождались дети и она вымерла. Тогда мариец идет к старому дереву, где живут Овда, и поджигает его. Когда дерево сгорает, под ним обнаруживаются двенадцать черепов (228-229). В другой быличке мариец сжигает подземные жилища Овды, после чего на их месте образуется яма (овраг). Возле этого оврага Овда является пьяным в облике знакомого и сбивает их с пути. Только перекрестившись дважды, можно найти дорогу (233-234). Овда были хорошими солдатами, они помогали русским и всегда побеждали врага. После боя Овда вытряхивали из шинелей пули, называя их горохом (235).

В образе Овды прослеживаются черты различных мифологических существ: водяных (они живут в воде, ждут угощения от рыбаков, награждают большой рыбой), домовых (они любят щекотать людей, особенно женщин, доводя их до истерического смеха, который часто приводит к смерти). В быличке охотник находит в лесу плачущего в зыбке ребенка с серебряным рожком, приносит его домой и хорошо ухаживает за ним. Через некоторое время появляется его мать – Овда, забирает ребенка, а в благодарность оставляет во дворе большую рыбу (238-239). В свою очередь, Овда в облике женщины с волосами до пят и перекинутыми через плечо грудями является на плач ребенка, забытого в поле, укачивает его, успокаивая. Овда способны к перевоплощению. В быличке Овда в облике нищенки просит марийцев подвезти ее, но они проезжают ми­мо. Через некоторое время Овда догоняет их в облике мужчины в чугунном колпаке, подсаживается в их тарантас и просит возницу спеть. Когда в ответ просят спеть Овда, он свистит так, что гремит весь лес.

Иногда Овда рассматривается как главный дух зла, инициатор «грехопадения» и разобщения марийского народа. В старину он по­хищает по два-три человека от каждой семьи и уносит в «иной мир», где учит их пить, курить, блудить. Вернувшись обратно, они обучают этому остальных. После это­го бог оставляет марийцев и переселяет­ся на небо. С тех пор марийцы селятся отдельными хуторами, жгут леса под посевы и разводят домашний скот (225-227). В этом мифе отражены исторические процессы, связанные с переходом от охотничества к земледелию и скотоводству. Таким образом, Овда выступает здесь как своего рода культурный «антигерой». Встреча с Овдой вызывает несчастье (ср. таргылтыш), неудачу в охоте (вызванную, видимо, проклятием самой Овды). Иногда Овда предстает как существо с одной ногой (ср. пийнерешке), поэтому бегает зимой на одной лыже. Под мышками у Овды имеются отверстия, и человек, попавшийся Овде, может одолеть ее, сунув руки в эти отверстия. Лишив Овду силы, следует скрыться, ступая по следам Овды, чтобы она не могла выследить и догнать. Борясь с Овдой, следует быть осторожным, чтобы не пролить ни капли ее крови, поскольку каждая такая капля превращается в Овду. Некоторые верят, что Овдой становится некрещеный младенец, рожденный вне брака и умерщвленный или брошенный матерью. Обычно Овда живет в лесу, где можно слышать, как она хлопает в ладоши и смеется. Часто Овда выходит из леса, чтобы погреться на солнышке и расчесать волосы. Овда боится старинного черемисского пояса, поэтому перед походом в лес, чтобы обезопасить себя от Овды, надевают такой по­яс. Кроме того, Овда боится собак, поэтому, идя в лес, берут с собой собаку. Овда может за­­манить человека в незнакомую чащу, зовя его по имени. Там она нападает на человека и щекочет его до смерти. Иногда Овда заставляет человека плясать до изнеможения (ср. монча ия). Овда пугает заночевавших в лесу людей резкими криками, собачьим завыванием, вороньим карканьем. Встреча с Овда повергает человека в такой ужас, что он может потерять дар речи на несколько дней. Иногда, наоборот, Овда пугается встречи с человеком и старается скорее скрыться. Иногда Овда живет в озере или стоге сена. Озерная Овда затаскивает в озеро мужчин (но не женщин), не разрешает ловить в озере рыбу. Овда, живущая в стоге сена, сердится, когда сено увозят, и насылает на деревню проклятье с тем, чтобы она никогда не увеличивалась. Овда часто устраивают свадьбы. Если человек, узнав, где проедет свадебный поезд, выставит на его пути угощение, Овда в благодарность оставляют монеты. Если же, зная о проезжающем свадебном поезде Овда, не выставить никакого угощения, Овда проклинают (Sebeok 1956, 86-87). «Яга-баба – абда или обача может быть искаженное татар. [...] убыр, чуваш. вубур, малоросс. упырь, польск. upior; он у чуваш съедает луну (затмение луны)» (Золотницкий 1877, 24). См. также Овыча, Тятя.
Последнее редактирование: 08 04 2014, 17:36:16 от Administrator

 

 

Ответ #9: 21 07 2008, 21:36:35 ( ссылка на этот ответ )

Овда - Марийские предания о ведьмах

«Посмотри на меня: Я – овда. Я безумна и я мудра, я старуха и я девица, я живу, хотя я мертва. Мои волосы – это ветер, мои глаза – это ночь, в моем сердце нет крови, моя душа пуста. Не живая, но и не тленна. Я – овада и песнь – это слово мое, и слез не знают мои глаза. Крови требуют мои губы. Боли требуют мои пальцы. Мои волосы – корни древа, мое платье – ночная мгла. Я – овада и я свободна, я – овада и я – раба» (из финно-угорского эпоса).

Овда – это имя известно в нашем регионе даже тем, кто и вовсе не знает ни одного слова на марийском. Жутковатым образом дряхлой и безжалостной старухи с детства пугают маленьких детишек впечатлительные мамаши и поныне, прикалывают булавочку с внутренней стороны одежды, чтобы отвела дурное слово или взгляд, и свистящим шепоточком полным ужаса уговаривают своих чад обходить стороной маленьких скрюченных старушек на улицах (по крайней мере - не смотреть им в глаза).


Еще в древности славянские племена, проживавшие бок о бок с предками современных мари, мордвы, коми, удмуртов, саамов, хантов, манси и, отчасти, чувашей (народ тюркской языковой группы на 2/3 имеющий финно-угорские традиции и обычаи), знали, что их соседи владеют загадочной силой природы: умеют приманить зверя, заговорить кровь, сварить приворотное зелье, ведают разные травы и корения. «Чудь белоглазая» - так называли поморы низкорослых и тонкокостных соседей, обладавших характерным светло-светло-серым («водянистым») цветом глаз и волос. «Чудь» - то есть чудесный, магический народ, а потому опасный, как все иное и непонятное. Да и в легендах и сказаниях самих мари есть повод для подобных страхов.

Одним из самых ярких персонажей является Овда / Овада. Она чем-то сродни русской Бабе-Яге. В культурологической традиции это безумная старуха с пеной у рта, которая ночью несется нагой с развивающимися клочьями волосами и обвисшими грудями на дикой лошади, похищающая младенцев ради их крови и наводящая порчу на «красных девиц» и «добрых молодцев». В более поздних народных поверьях - это одинокая старая женщина, живущая на окраине селения или в заброшенной деревне, чей возраст уходит в глубь веков («Когда моя бабушка еще была маленькой девочкой, Она уже была древней как мир» - так сказал автору однажды известный марийский художник Иван Ямбердов про одну знакомую ему Овду из Килемарского района республики).

Обычно Овда специализируется на наведении порчи и сглаза, но способна также извести нерожденный плод из чрева матери, сотворить любовный приворот либо отворот. К ней обращаются тайно, под покровом ночи, поскольку ее покровитель сам Керемет (марийский дьявол). Безусловно, она может и помочь при родах, врачевать, но природа ее знаний такова, что за каждое доброе дело она должна сделать три злых (Во как! Какой интересный «баланс» - вроде, как и не хочется, а нужно!). Денег она за свои злодеяния не берет, от подарков, конечно, не откажется, но, обращаясь к ней, человек закладывает собственную душу – не больше и не меньше.

Есть мнение, что Овда время от времени принимает облик прекрасной юной девушки, вызывающей в любом мужчине непреодолимое сексуальное влечение, но в самый ответственный момент, превращающейся в жуткую старуху, высасывающую из своего случайного любовника все соки и жизненную силу (вспомним «девицу-огневицу» или иначе «огневку» из Бажовских уральских сказов и вековые страхи мужчин растворится в ненасытной роковой женщине).

Считается, что Овда перед смертью должна обязательно передать свой ДАР (именно дар, а не что иное) и «злую» судьбу какой-либо женщине, а еще лучше невинной девочке, непременно взяв ее за руку. А знания и умения, мол, придут потом сами собой. Отходит Овда в мир иной тяжело, долго и страшно мучается, расплачивается за свои и чужие грехи и ведьмовство. Да и не умрет она до тех пор, пока либо не прикоснется к будущей наследнице, либо пока перепуганные соседи не выломают дыру в крыше ее дома, а иначе ее «черная» душа не покинет тело.

До сих пор почти в каждой марийской деревне вам расскажут о том, где здесь живет местная Овда и даже покажут дорогу за умеренную плату. Наиболее «добрые бабушки» проживают в Сернурском и Килемарском районах края. Хотя давно известно, что любое колдовство, наведенное Овдой, - это палка о двух концах. Да, оно даст результат, но счастья от этого не будет: рожденный бесплодной женщиной ребенок вырастет наркоманом, вылеченный от рака человек умрет через год, например, под колесами поезда, а привороженный мужчина сопьется. Но некоторые все же считают, что цена того стоит. Бог им судья!

И еще об овде… теперь с точки зрения этнографии.

ОВДА, Г о выда, диал. овыча «овда», овда калык «народ Овда». Полумифический аборигенный народ, обитавший в эпоху раннего средневековья на территории между Волгой и Вяткой, занятой позднее марийцами (совпадение ареалов обитания народа одо «удмурт» и бытования преданий об Овде позволили Акцорину (1967) сделать вывод об их идентичности). Непривычный для мари образ жизни народа Овда способствовал его мифологизации, в результате чего он приобрел многие черты, характерные для нечистой силы. Так, Овда обитают в местах, традиционно связанных с нечистой силой (Овда самих часто называют нечистый, кереметь): в пещерах на возвышенности, под горой, в овраге, в старом дереве (ср. кереметь), под мельницей (ср. вяд ия), в лесу (ср. таргылтыш). Иногда Овда ночуют под стогами, а утром всей семьей возвращаются в лес. Как нечистая сила, Овда боится осинового дыма. Женщины Овда имеют длинные растрепанные волосы, длинные груди, которые они перекидывают крест-накрест через плечи, повернутые назад ступни. Другими отличительными чертами Овды могут быть огромный рост, шерсть по всему телу, сердце, которое во время сна вынимается наружу через подмышку, и т.п. Некоторые, однако, считают, что Овда невидимы. Иногда Овда – великаны (поэтому их называют кугу калык «большой народ», кужу е «высокий человек», кужу чапан «большестопый»). Там, где Овда-великаны вытряхивают лапти, образуются курганы (например, Овда курык «гора Овды»). Овда способны съесть гору блинов, миску каши, выпить ведро кваса (ср. опкын). Иногда Овда имеют крылья (шулдыран айдеме-шамыч «крылатые люди») или принимают облик птиц (кайык Овда «Овда-птица»). Овда устраивают свадьбы – Овда сяан, во время которых (под утро) они с криками пролетают по небу (МФ 1991, 228). Чаще, однако, они устраивают свадьбы ночью, выбрав для этого чей-нибудь дом: в полночь они стучатся и просят разрешение провести свадьбу. В случае отказа проклинают хозяина или всю деревню (в результате человек умирает, деревня вымирает). На своих свадьбах Овда поют протяжные песни на непонятном языке, хотя вообще свободно говорят по-марийски. Овда живут семьями, заводят детей, иногда при трудных родах обращаются за помощью к повитухе, после чего щедро награждают ее. В одной быличке Овда кува не может разродиться, и ее муж, обернувшись человеком, приводит к ней повитуху, после чего предлагает ей золото (230). У Овды всегда много денег, они торгуют на базаре пушниной (их можно узнать по повернутым назад ступням) и щедро расплачиваются золотом или серебром за любую услугу. В другой быличке Овда заходят в лавку, чтобы выпить пива, и расплачиваются, не жалея денег. Устраивая свадьбу, Овда просят истопить баню, приготовить для них блины, квас, пиво, за что щедро вознаграждают. Овда любят ходить в баню всей семьей или гурьбой, они моются после мужчин, но до женщин, после чего оставляют в котлах золотые и серебряные монеты. Марийцы ходят в гости к Овде, роднятся с ними, мужчины-Овда сожительствуют с женщинами-марийками, но дети у них рождаются уродами. Иногда Овда крадут детей, подкладывая вместо них завернутые в пеленки чурбаны (ср. монча кува). Тем, кто им понравится, Овда помогают разбогатеть, способствуют охоте, чадородию. Если же им отказывают в какой?либо услуге, не оставляют им угощение, наказывают их детей, они насылают проклятие на человека или целую деревню (проклятия Овды всегда связаны с уменьшением численности людей). В быличке мариец встречает в лесу сидящую на дереве голую (= дикую) девушку – Овда ядыр «девушка-Овда». Она предлагает ему взять ее в жены, иначе она проклянет его (236-237). Вообще, Овда видятся существами, стоящими на более низкой, по сравнению с человеком, ступени развития, их называют ир айдеме, ир е‰ «дикий человек», ир ядырамаш «дикая женщина». В другой быличке Овда ядыр вредит марийцу-охотнику, выпуская зайцев из силков. Мариец ловит ее и намеревается застрелить из ружья (ср. вувер, Азырен), но она предлагает ему взять ее в жены. Благодаря сверхъестественной работоспособности Овды мариец быстро богатеет. Ложась отдыхать, Овда предупреждает мужа, чтобы он не подглядывал за ней. Мариец нарушает запрет и видит, что Овда спит, вынув сердце наружу через подмышку. После этого Овда умирает (227-228). Любимое развлечение Овды – катание на белых лошадях (чаще ночью, но иногда днем), которых они могут заездить до изнеможения. Поскольку ступни Овды повернуты назад, они скачут на лошадях, сидя спиной к голове (иногда говорят, что лошадь, на которой едет Овда, бежит задом-наперед). Лошадь, на которую вскочила Овду, невозможно изловить. Только намазав спину лошади живицей (смолой, дегтем), можно изловить Овду. Пойманную Овду обычно избивают или убивают. При этом она просит не оставлять ее детей сиротами. Если Овду отпускают, она может щедро отблагодарить (например, большой рыбой). Если убивают, перед смертью она проклинает человека, поймавшего ее, или всю его деревню. Иногда на лошадях катаются дети Овды, при этом они сидят по двое спина к спине. В быличке пойманные и наказанные марийцем дети Овды жалуются родителю, и тот проклинает деревню с тем, чтобы у ее жителей не рождались дети и она вымерла. Тогда мариец идет к старому дереву, где живут Овда, и поджигает его. Когда дерево сгорает, под ним обнаруживаются двенадцать черепов (228-229). В другой быличке мариец сжигает подземные жилища Овды, после чего на их месте образуется яма (овраг). Возле этого оврага Овда является пьяным в облике знакомого и сбивает их с пути. Только перекрестившись дважды, можно найти дорогу (233-234). Овда были хорошими солдатами, они помогали русским и всегда побеждали врага. После боя Овда вытряхивали из шинелей пули, называя их горохом (235).

В образе Овды прослеживаются черты различных мифологических существ: водяных (они живут в воде, ждут угощения от рыбаков, награждают большой рыбой), домовых (они любят щекотать людей, особенно женщин, доводя их до истерического смеха, который часто приводит к смерти). В быличке охотник находит в лесу плачущего в зыбке ребенка с серебряным рожком, приносит его домой и хорошо ухаживает за ним. Через некоторое время появляется его мать – Овда, забирает ребенка, а в благодарность оставляет во дворе большую рыбу (238-239). В свою очередь, Овда в облике женщины с волосами до пят и перекинутыми через плечо грудями является на плач ребенка, забытого в поле, укачивает его, успокаивая. Овда способны к перевоплощению. В быличке Овда в облике нищенки просит марийцев подвезти ее, но они проезжают мимо. Через некоторое время Овда догоняет их в облике мужчины в чугунном колпаке, подсаживается в их тарантас и просит возницу спеть. Когда в ответ просят спеть Овда, он свистит так, что гремит весь лес.
Иногда Овда рассматривается как главный дух зла, инициатор «грехопадения» и разобщения марийского народа. В старину он похищает по два-три человека от каждой семьи и уносит в «иной мир», где учит их пить, курить, блудить. Вернувшись обратно, они обучают этому остальных. После этого бог оставляет марийцев и переселяется на небо. С тех пор марийцы селятся отдельными хуторами, жгут леса под посевы и разводят домашний скот (225-227). В этом мифе отражены исторические процессы, связанные с переходом от охотничества к земледелию и скотоводству. Таким образом, Овда выступает здесь как своего рода культурный «антигерой». Встреча с Овдой вызывает несчастье (ср. таргылтыш), неудачу в охоте (вызванную, видимо, проклятием самой Овды). Иногда Овда предстает как существо с одной ногой (ср. пийнерешке), поэтому бегает зимой на одной лыже. Под мышками у Овды имеются отверстия, и человек, попавшийся Овде, может одолеть ее, сунув руки в эти отверстия. Лишив Овду силы, следует скрыться, ступая по следам Овды, чтобы она не могла выследить и догнать. Борясь с Овдой, следует быть осторожным, чтобы не пролить ни капли ее крови, поскольку каждая такая капля превращается в Овду. Некоторые верят, что Овдой становится некрещеный младенец, рожденный вне брака и умерщвленный или брошенный матерью. Обычно Овда живет в лесу, где можно слышать, как она хлопает в ладоши и смеется. Часто Овда выходит из леса, чтобы погреться на солнышке и расчесать волосы. Овда боится старинного черемисского пояса, поэтому перед походом в лес, чтобы обезопасить себя от Овды, надевают такой пояс. Кроме того, Овда боится собак, поэтому, идя в лес, берут с собой собаку. Овда может заманить человека в незнакомую чащу, зовя его по имени. Там она нападает на человека и щекочет его до смерти. Иногда Овда заставляет человека плясать до изнеможения (ср. монча ия). Овда пугает заночевавших в лесу людей резкими криками, собачьим завыванием, вороньим карканьем. Встреча с Овда повергает человека в такой ужас, что он может потерять дар речи на несколько дней. Иногда, наоборот, Овда пугается встречи с человеком и старается скорее скрыться. Иногда Овда живет в озере или стоге сена. Озерная Овда затаскивает в озеро мужчин (но не женщин), не разрешает ловить в озере рыбу. Овда, живущая в стоге сена, сердится, когда сено увозят, и насылает на деревню проклятье с тем, чтобы она никогда не увеличивалась. Овда часто устраивают свадьбы. Если человек, узнав, где проедет свадебный поезд, выставит на его пути угощение, Овда в благодарность оставляют монеты. Если же, зная о проезжающем свадебном поезде Овда, не выставить никакого угощения, Овда проклинают (Sebeok 1956, 86-87). «Яга-баба – абда или обача может быть искаженное татар. [...] убыр, чуваш. вубур, малоросс. упырь, польск. upior; он у чуваш съедает луну (затмение луны)» (Золотницкий 1877, 24).

* ovda.jpg.jpg

(32.57 Кб, 250x366 - просмотрено 1999 раз.)

Последнее редактирование: 08 04 2014, 17:37:09 от Administrator

Идите и делайте; вы всегда успеете оправдаться позже.

 

 

Страниц: 1 2 3 | ВверхПечать