Максимум Online сегодня: 730 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24659 статей в более чем 1730 темах,
а также 104654 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 19 08 2017, 19:52:25

Мы АКТИВИСТЫ И ПОСЕТИТЕЛИ ЦЕНТРА "АДОНАИ", кому помогли решить свои проблемы и кто теперь готов помочь другим, открываем этот сайт, чтобы все желающие, кто знает работу Центра "Адонаи" и его лидера Константина Адонаи, кто может отдать свой ГОЛОС В ПОДДЕРЖКУ Центра, могли здесь рассказать о том, что знают; пообщаться со всеми, кого интересуют вопросы эзотерики, духовных практик, биоэнергетики и, непосредственно "АДОНАИ" или иных центров, салонов или специалистов, практикующим по данным направлениям.

Страниц: 1 2 3 4 | Вниз

Опубликовано : 20 12 2011, 00:01:20 ( ссылка на этот ответ )

Ян Потоцкий: «Вампиры ходят но варшавскому паркету…»

Долгое время имя Яна Потоцкого – польского писателя-романтика,­ ученого, археолога и путешественника - пребывало в безвестности. Только в середине прошлого века о нем снова заговорили и во многом благодаря его лабиринтоподобному роману «Рукопись, найденная в Сарагосе», который стал бестселлером. Многие авторы заимствовали сюжеты из этой книги, не стесняясь откровенного плагиата. В «Рукописи…» искусно переплетается любовь и мистика, ужас и юмор.
Родился Ян Потоцкий недалеко от Варшавы в 1761 году и принадлежал к старинному шляхетскому роду. В 12 лет он узнал, что вампиры существуют не только в сказках нянек, но и живут рядом.
Товарищем для игр малолетнему Яну был приставлен деревенский мальчуган Андрей. Случилось так, что Андрей ни с того ни с сего стал угасать – не бегал, не резвился, худел и бледнел. Доктор осмотрел мальчика и, заподозрив чахотку, немедленно услал его домой. Через две недели Андрей скончался. Однажды ночью Ян услышал знакомый голос Андрея, подошел к окну и в ярком свете полнолуния увидел своего умершего товарища. Ян не стал спускаться в сад через окно, а побежал вниз по лестнице, где его остановил слуга. Напуганный рассказом паныча, слуга вмиг поднял на ноги весь дом. Все домочадцы вооружились, кто чем мог: пистолетами, саблями, топорами, но выйти в сад ни кто не решился. В тишине с улицы сначала был слышен жалобный детский зов, затем тонкий визгливый, хихикающий смех.
Раннее утро было полно забот. Отец Яна - Граф Юзеф Потоцкий – разослал по всей округе людей. К полудню съехались соседние помещики со своими слугами, прихватив с собой ружья, заряженные серебряной дробью и, не мешкая, поспешили на кладбище, чтоб расправиться с вампиром. Могилку Андрея разрыли со всеми мерами предосторожности, под прицелами ружей открыли гроб, который оказался пустой. Кроме того, в могиле обнаружили подземный ход, который шел вглубь кладбища. Разрыли и его, но вскоре обнаружили еще один ход, затем еще. Оказалось, что все кладбище пронизывали тоннели, но такие узкие, что передвигаться по ним можно было только на четвереньках. Однако, желающих пойти подземными путями не нашлось. Тогда опустили в подземные ходы бочонки с порохом и спешно покинули кладбище.
Ян, который остался с женщинами в доме, слышал взрывы с кладбища. Вернувшись домой, отец сказал, что Дубрава заражена вампирами и отправил мальчика к родственникам в дальнее поместье, а затем в Лозанну. Дядя Яна, бывший гренадер, объяснил племяннику, что его друг Андрей тоже стал вампиром и оставаться в Дубраве для него небезопасно, потребуется какое-то время, чтобы поместье вновь стало чистым и безопасным.
Ян получил хорошее образование в Лозанне, потом в Женеве. Он интересовался древними языками и древними странами, естественными науками. В Венской инженерной академии он изучал военное дело и стал лейтенантом австрийской армии. Но все эти годы он не забывал покинутое поместье в Дубраве и мечтал когда-нибудь вернуться и очистить ее от нечисти. Но, понимая, что это дело непростое, стремился узнать как можно больше о вампирах, проводя сотни часов за книгами. Немало полезного он узнал, побывав на Мальте, посетив придунайские селения, изучив архивы Стамбула и исследовав гробницы Египта. Ему открывались потаенные тайны инкунабулов и манускриптов, древних папирусов и надписей на гробницах.
Средневековье знало достаточно много о вампирах. Факты были устрашающими: опустошенными оказывались целые селения, путники и даже военные отряды могли пропасть бесследно. Можно было странствовать дни и недели, встречая днем опустошенные мертвые села, а ночью – ужас. Остановить распространяющуюся напасть мог лишь строжайший карантин и древние проверенные методы борьбы с вурдалаками.
Интересен труд испанского монаха Доминика Ачеко, который считал вурдалака человеком, только неизлечимо больным. Его болезнь заразна и может передаваться здоровому человеку со слюной или от плоти больных животных, которые несут в себе заразное начало. Исходя из этого, следует еще один практический вывод о пользе поста. В местах проклятых и зараженных пост был особенно строгим. Доминик сделал любопытное заключение о том, что наряду с эпидемиями вампиризма встречаются и единичные случаи – вампиры научившиеся жить среди людей, до определенного времени сдерживая свои мерзкие порывы и не вызывая подозрений.
Из Египта Ян Потоцкий продолжил путешествие по донским и малороссийским степям, где занимался раскопками курганов. Затем направился в Сибирь и Монголию. Благодаря своим научным трудам Потоцкий завоевал величайший авторитет и почетное членство в Российской Академии наук. Церковнослужители с уважением относились к нему, его принимал Папа Римский и Митрополит Московский. А высокопоставленные друзья ему были необходимы, так как хватало высокопоставленных недругов. Потоцкий чувствовал, что вурдалаки окружают его повсюду, ходят по варшавскому паркету, сидят за ломберными столами и из-за карт высматривают будущих жертв.
С небольшим отрядом добровольцев, специально обученным и вооруженным, он отправляется в глухие карпатские селенья, которые в начале 19 века пострадали от нашествия вампиров. Позже Потоцкий проводит акции в Молдавии и Приднестровье и, конечно, в родной Дубраве. Для общественности – он занимается археологией, именно поэтому власти не препятствуют ему исследовать кладбища, как новые, так и древние.
Вокруг его имени ходят слухи, что он спас красавицу Барбару, дочь Радзивила, от англичанина жениха-вампира. Ему приписывают разоблачение, как вампира семидесятилетнего старика Ольшанского, известного магната. Именно это известие расшевелило в сентябре 1815 года варшавское гнездо. Поздним вечером у ворот собственного дома на Яна Потоцкого четверо негодяев совершили дерзкое нападение. К счастью, он отлично владел саблей и смог отбиться от них. Незначительные раны, которые он получил, были нанесены зубами!
Страх охватил Потоцкого, ведь он прекрасно знал, что нет лекарства от укуса вурдалака. В своем дневнике он подробно описал свои ощущения. День ото дня усиливаются симптомы, внутренние органы претерпевают ужасные изменения, меняется мышление. На собственном опыте убеждаясь, что снадобья не помогают, он решает умереть человеком любой ценой. 20 ноября 1815 года он призвал своего капеллана. Сняв серебряный шарик с крышки сахарницы, велел капеллану благословить его, затем удалился в свой кабинет, вложил шарик в ствол пистолета и выстрелил себе в голову.

 

 

Ответ #1: 20 12 2011, 01:17:26 ( ссылка на этот ответ )

Гайдук
В 1732 году среди солдат австрийской армии, находившихся в районе нынешней Сербии, распространили письмо, где сообщалось об участившихся случаях вампиризма и давались рекомендации по мерам безопасности. Тогда же высшему начальству поступил рапорт о Гайдуке по имени Павле, жившему неподалеку от Косова. Умерший внезапно, он стал появляться возле дома, где жила вдова, нападал на людей и скот и высасывал кровь. Как написано в рапорте, «когда тело указанного Павле извлекли из земли на третий месяц после захоронения, то означенное тело было не тронутым тлением, лицо же умершего отличалось противоестественной­ красотой. По решению деревенского старосты указанный Павле был пронзен колом, причем голова его была отрублена.

 

 

Ответ #2: 20 12 2011, 09:59:51 ( ссылка на этот ответ )

Антуан Августин Кальме и его трактат о вампирах.

Антуан Августин Кальме (1672 – 1757) - известный французский богослов, уважаемый ученый и историк своего времени. В 16 лет принял монашество, в 32 уже занимал высокий пост в аббатстве Мюнстера. Умный и талантливый Августин Кальме стал аббатом монастыря Святого Леопольда, затем аббтом Симоном.
Годы его жизни совпали со вспышками эпидемий вампиризма в Европе. В течение нескольких лет он занимался сбором информации о вампирах в Венгрии, Богемии, Моравии и Силезии и отразил ее в 1746 году в своем трактате "Диссертация о появлении призраков, вампиров и приведений". Анализируя сообщения о вампирских инцидентах, он не подтверждал факт существования, но допускал его. Поддерживающие его демонологи и даже критически настроенный Вальтер восприняли работу Кальме, как утверждение того, что вампиры существуют.
С огромной ответственностью Кальме подошел к вопросу о реальности вампиризма, который представлялся ему очень важным с религиозной точки зрения. Он боялся, что те, кто верит в вампиров, обвинят его в надуманных и поспешных выводах, другие же посчитают его труд пустой тратой времени. Так или иначе, трактат Кальме более полтора века подвергается критике и заставляет задуматься о вампиризме, как о существующей реальности.
Августин пытался найти объяснение наиболее загадочным фактам вампиризма. Например, как вампиры могли покидать могилы, глубоко засыпанные землей, не повредив их целостность? Что придает им дьявольсвую силу? И почему тела остаются нетленными?
В своих исследованиях он опирался на показания очевидцев, которым доверял.
Августин Кальме пытался доказать, что больше половины собранных им историй о вампирах были вымышленные и явились вследствие страха, невежества, растроенного воображения суеверных. Однако и сейчас его труд представляет огромный интерес для вампирологов, историков, социологов и антропологов.

В тексте известной песни группы «Сектор Газа» «Укус Вампира» присутствуют такие слова:
«Человек, которого укусил вампир, сам после смерти становится вампиром», аббат Кальмет «Трактат о явлениях духов», тысяча шестьсот девяносто восьмой год.
Несмотря на явное не соответствие даты действительности и грубому переводу реального названия данного исследования Августина Кальмета, в Рунете появился особый интерес к полному тексту произведения некого «Аббата Кальмета» (или Аббата Кальне) под названием «Трактат о явлениях духов».

Из "Трактата о явлениях духов" легенда №1

В одной деревне умирает женщина. Её как следует отпевают, напутствуют и закапывают на кладбище, как и всякого другого покойника. На пятый день после её смерти то один, то другой жители деревни слышат страшный и необычный шум и видят какойто призрак, беспрестанно меняющий свою внешность; он перекидывается то в собаку, то в человека. Он является в дома жителей, накидывается на них, хватает их за горло и принимается их душить или сдавливать им живот, доводя их до изнеможения; иных бьет, ломает. Все подвергающиеся нападению впадают в страшную слабость, бледнеют, тощают, не могут двинуть ни рурой, ни ногой. Страшный призрак не щадил и домашних животных; так, например, связывал коров хвостами, мучил лошадей, которые оказывались покрытыми потом и выбившимися из сил, словно на них кто-то ездил до изнеможения. Местное население, конечно, приписало все эти проделки вампиру, и в этом вампире узнало ту самую женщину, о которой было упомянуто в начале.

Из "Трактата о явлениях духов" легенда №2

В одной чешской деревеньке умер пастух. Через нескоторое время после его смерти месные жители начали слышать голос этого пастуха, выкрикивающий их имена. И кого этот голос выкликал, тот в скором времени умирал. Бывалые мужички тотчас сообразили, что пастух этот был колдун и после смерти, как водится, превратился в упыря. Порешив на этом, они немедленно вырыли покойника, который, к их неописанному ужасу, оставался совсем как живой, даже говорил. Мужики немедленно проткнули его насквозь деревянным колом (по всей вероятности, осиновым; осина почему-то считается наиболее походящим материалом для выделки этих кольев; вероятно, это находится в связи со сказанием о том что на осине повесился Иуда), но проткнутый мертвец проявил к проделаной над ним жестокой операции не больше чувствительности, чем жук, посаженный на булавку. Он насмехался над своими мучителями, благодарил их за то что они дали ему хорошую палку, что ему будет теперь чем оборонятся от собак. В ту же ночь он опять встал и всю ночь пугал нород, а несколько человек даже удавил. Тогда призвали палача и поручили ему распорядится со строптивым покойником. Его взвалили на телегу и повезли в поле, чтобы там сжечь. Покойник бешенно ревели двигал руками и ногами, как живой. Когда перед сжиганием его вновь всего истыкали кольями, то он ревел ужасно и из него текла в большом количестве алая кровь, как из живого. Сожжение оказалось вполне радикальной мерой: злой покойник после того уже никого не беспокоил.

Из "Трактата о явлениях духов" легенда №3

В одной деревеньке в Силезии умер шестидесятидвухлетний старик. Через три дня после смерти он внезапно явился в своем доме, разбудил своего сына и попросил у него есть. Сын накрыл стол, подал пищу. Старик наелся и ушел. На другой день сын, конечно, рассказал всем об этом происшествии. В ту ночь старик не появлялся, но на следуюшую ночь опять пришел и опять попросил есть. Угощал ли его на этот раз сын или нет, об этом история умалчивает, достоверно только то, что этого человека, т.е. сына, нашли на утро в постели мертвым. И в тот же день пятеро или шестеро других обывателей деревни вдруг как-то таинственно расхворались и через несколько дней один за другим умерли. Жителям стало ясно, что в деревне шкодит упырь. Чтобы его распознать, Начали разрывать могилы всех сежих покойников и, конечно, добрались до того, кого было надл. Это и был тот старик, отец первого пострадавшего, кторого нашли мертвым в постели. Он лежал в гробу с открытыми глазами, с красным, как бы налитым кровью лицом. Труп дышал, как живой человек, и вообще отличался от живого только неподвижностью. Его, как водится, проткнули осиновым колом и сожгли.

Из "Трактата о явлениях духов" легенда №4

В одной деревне в венгрии был задавлен опрокинувшимся возом крестьянин по имени Арнольд. Через месяц после его смерти внезапно скончались четверо его однодеревенцев, и обстоятельства их смерти явно указывали на то, что их сгубил упырь. Тут вспомнили, как покойный Арнольд рассказывал о том, что его когда-то в прежнее время мучил вампир. А по народному верованию, каждый человек, который подвергается нападению вампира, сам в свою очередь рискуется сделаться вампиром. Отметим тут одну любопытную подробность. По рассказу покойного Арнольда, он избавился от тяжкой болезни, причененной ему вампиром, тем, что ел землю, взятую из могилы того вампира, и натирался его кровью. Однако, эти средства хотя и избавили его от смерти, но не воспрепятствовали тому, что он сам после смерти превратился в вампира. И действительно, когда Арнольда отрыли (а это произошло через сорок дней после смерти), труп его являл все признаки вампиризма. Труп лежал, как живой - свежий, красный, налитой кровью, с отросшими за сорок дней волосами и ногтями. Кровь в нем была алая, свежая, текучая. Местный старшина, человек, как видно, умудренный опытом в обращении с упырями, прежде всего распорядился загнать мертвецу в сердце острый осиновый кол, причем мертвец страшно взвыл; после того ему отрубили голову и все тело сожгли. На всякий случай, предосторожности ради, совершенно также поступили с теми четырьмя крестьянами, которых уморил Арнольд. И, однако же, все эти предосторожности ни к чему не привели, потому что люди продолжали гибнуть в той деревне ещё в течении пяти лет. Местное начальство и врачи долго ломали себе голову над вопросом, каким манером в деревни могли появится упыри, когда в самом начале, при первом из появлении, были приняты такие капитальные меры предосторожности. И вот следствие раскрыло, что покойный Арнольд погубил не только тех четырех крестьян, о которых сказанно выше, но, кроме того, ещё несколько голов скота. И люди, которые потом ели мясо этого скота, заразились вампиризмом. Когда это было установленно, разрыли до сорока могил всех тех покойников, которые за все это время умирали сколько-нибудь подозрительною смертью, и из них семнадцать оказались упырями. С ними, разымеется, и обошлись по всем правилам исскуства, и после этого страшная эпидемия прекратилась.

Из "Трактата о явлениях духов" легенда №5

Кальме был чрезвычайно заинтересован рассказами о вампирах. Ему было желательно их проверить по показаниям очевидцев, на которых он мог бы положится. С этой целью он обратился с письмом к одному своему знакомому, служившему в Сербии в свите герцога Карла-Александра Виртембергского, бывшего в то время вице-королем Сербии. Этот офицер прислал аббату Кальмэ подробное письмо, в ктором уверяет его самым положительным образом, что все обычные рассказы о вампирах и все газетные вырезки о них, какие в то время появлялись, заслуживают полного доверия, и если иногда в пересказах о них вкрадываются преувеличения, то все же основа их остается верною. Чтобы окончательно убедить в этом Кальмэ, его корреспондент рассказывает в своем письме самый свежий случай обнаружения вампиризма. Как раз около того времени в одной сербской деревне близ Белграда появился упырь, который производил опустошения среди своей родни. Автор письма при этом замечает, что упырь нападает преимущественно на свих близких, оставшихся в живых, на собственных братьев, детей, племянников, внуков и т.д. Так вел себя и тот упырь, о котором донесли в Белград. В донесении сообщалось, что упырь этот умер уже несколько лет тому назад, и с тех пор систематически опустошал ряды своей многочисленной родни. Получив это известие, герцог Виртембергский сейчас же снарядил в ту деревню целую комиссию для исследования дела на месте. В состав ее вошли ученые, врачи и богословы, много военных. Отправилась она в сопровождении отряда гренадер. По прибытии на место, комиссия собрала сведения путем опроса местных жителей. Все они в один голос показали, что упырь свирепствует уже давно и успел истребить большую часть своей родни; в последнее время он отправил на тот свет треть племянников и одного из братьев; потом напал на племянницу, красивую молодую девушку, к которой являлся уже два раза по ночам пить ее кровь. Девушка уже настолько ослабла от этих кровопусканий, что ее смерти ожидали с минуты на минуту. Комиссия в полном составе, сопровождаемая громадною толпою народа, при наступлении ночи отправилась на кладбище, где местные жители сейчас же указали могилу подозреваемого упыря, который был похоронен уже почти три года тому назад. Над могилою все видели какой-то огонек или свет, напоминавший пламя лампы, но только слабое и бледное. Могила была вскрыта, затем открыли и гроб. Покойник лежал в нем, как живой и здоровый человек, "как каждый из нас при этом присутствовавших", говорит в своем письме корреспондент Кальмэ. Волосы на голове и на теле, ногти, зубы, полуоткрытые глаза держались крепко и прочно на своих местах; сердце билось. Труп был извлечен из гроба. В нем было заметно некоторое окоченение, но все же все члены были совершенно гибки, а главное, целы и невредимы, как у живого; на всем теле при осмотре не оказалось никаких следов разложения. Положив труп на землю, его пронзили насквозь против сердца железным ломом. Из раны появилась жидкая беловатая материя, смешанная с кровью (то, что современные врачи называют ихорозным гноем); ~ скоро кровь начала преобладать над гноем и вытекала в изобилии. Это выделение не распространяло никакого дурного запаха. Потом трупу отсекли голову, и из отруба опять-таки в изобилии вытекал такой же беловатый гной, смешанный с кровью. Наконец труп бросили назад в могилу засыпали большим количеством извести, чтобы ускорить его разложение. После того девушка, племянница упыря, не погибла, как все ожидали, а напротив, начала очень быстро оправляться. Она также была осмотрена врачами. Оказалось, что на том месте, откуда упырь высасывал кровь, остался очень небольшой знак в виде синеватого или багрового пятнышка. По-видимому, упырь не разборчив к месту кровоизвлечения, т.е. высасывает кровь откуда попало. Но иногда в народных сказаниях указывается на то, что ранки, наносимые упырем, всегда оказываются против сердца. В заключение корреспондент Кальмэ упоминает о том, что свидетелями всего описанного им были, кроме членов комиссии и местного населения, многие почтеннейшие белградские граждане; всех же очевидцев было 1300 человек. Нам неизвестно, когда было писано это письмо, но несомненно, что оно относится к первой половине XVIII столетия, ибо в это время вышла в свет книга Кальме.

Из "Трактата о явлениях духов" легенда №6

Далее в его книге приводится еще какое-то письмо, автор которого называет своего корреспондента двоюродным братом. В письме говорится, что его автор долгое время жил в Венгрии, в тех местах, где то и дело обнаруживаются упыри и где о них ходит бесчисленное множество рассказов. Осторожный автор оговаривается, что из тысячи подобных россказней едва ли хоть одна заслуживает полного доверия, но что, за всем тем, существуют точно установленные факты, устраняющие якобы всякое сомнение в том, что и Венгрии упыри действительно существуют. Присутствие их обычно проявляется в том, что кто-нибудь из местных жителей совершенно внезапно и без всяких видимых причин ослабевает, лишается аппетита, быстро тощает и дней через десять или недели через две умирает. При этом у больного не обнаруживается никаких других болезненных припадков, вроде, например, жара, озноба и т. д. вся хворь состоит в том, что человек что называется, тает с часу на час и умирает. Когда проявляется такой таинственный больной, местное население с полной уверенностью заключает, что его по ночам посещает вампир и пьет его кровь. Сами больные обычно рассказывают, что за ними во все время болезни ходит по пятам какой-то белый призрак, ходит и не отстает, словно тень. Автор письма упоминает о том, что одно время он со своим отрядом стоял в Темешваре. Он служил в этом отряде офицером. И вот случилось, что двое людей из его отряда погибли именно от такой таинственной болезни, а вслед за ними захворало еще несколько человек. По счастью, капрал отряда оказался человеком бывалым и опытным и живо прекратил начавшуюся эпидемию чрезвычайно оригинальным способом, который обычно применялся в той местности. Отыскивают мальчика, в нравственной чистоте которого не существует никаких сомнений, и садят его верхом на черного, без всяких отметин жеребенка, точно также еще не тронутого растлением нравов. В таком виде юношу заставляют ездить по всему кладбищу, так, чтобы конь шагал через могилы. Конь совершенно беспрепятственно идет через могилу обыкновенного покойника, но через могилу упыря он переступить не может; перед нею он останавливается, и сколько бы его ни хлестали плугом, он не трогается с места, фыркает, пятится. По этим приметам распознают могилу упыря. Эту могилу сейчас же разрывают и обычно находят в ней покойника, совершенно свежего, даже жирного, имеющего вид человека, который ведет самую сытую и спокойную жизнь. Труп хотя и не шевелится, но имеет вид не мертвого, а спокойно спящего человека. Ему ни мало не медля, отрубают голову; из трупа вытекает большое количество алой свежей крови. Кто взглянул бы на обезглавленный труп в этот момент, тот, без сомнения, остался бы уверен, что сейчас только отрубили голову живому, здоровому, крепкому человеку. Отрубив голову покойнику, его вновь зарывают, и тогда его злодейства прекращаются, а все люди, перед тем заболевшие, быстро выздоравливают. "Так случилось и с нашими захворавшими солдатами", заключает автор письма.

Из "Трактата о явлениях духов" легенда №7

Закончим эти россказни о вампирах любопытным происшествием в Варшаве, о котором повествует тот же Кальмэ, хотя, к сожалению, не упоминает, когда оно случилось. Интерес этого случая состоит в том, что тут упырем оказался католический ксендз. Дело в том, что незадолго до своей смерти он заказал шорнику узлу для своей лошади, но умер, не дождавшись от мастера этой узды. Вскоре после своей, смерти он в одну прекрасную ночь вышел из могилы в том самом виде, в каком был погребен, т.е. в духовном облачении, явился к себе: на конюшню, сел на своего коня и по улицам Варшавы, на виду у всех жителей, отправился к шорнику, у которого была заказана узда. Самого шорника в это время дома не было, была только его жена, разумеется, до смерти перепугавшаяся, когда перед ней предстал этот заказчик с того света. Баба крикнула мужа, который был неподалеку, и когда тот прибежал, ксендз потребовал от него свою узду. "Но вы же умерли, отче ксендз!", пролепетал шорник. "А вот я тебе, пся крев, покажу, как я умер!", вскричал упырь и отвесил бедному шорнику такую затрещину, что тот через несколько дней умер. Вампир же благополучно вернулся к себе в могилу.

(с) Аббат Кальме.

 

 

Ответ #3: 20 12 2011, 15:29:48 ( ссылка на этот ответ )

Джузеппе Даванцати
Джузеппе Даванцати, архиепископ римско-католической церкви и вампиролог, родился 29 августа 1665 года в Бари, Италия. Сначала он посещал колледж в Бари, но позже, в возрасте 15 лет, поступил в университет Неаполя. Спустя три года, когда ушли из жизни его родители, он поступил в университет Болоньи с мыслью стать священником. Он был выдающимся студентом, делал успехи в науке и математике, а по завершении курса обучения отправился путешествовать. Основным домом для него тогда был Париж. В положенное время он был посвящен в сан священника епископом Салерно. В начале следующего века папа Клемент XI призвал его обратно в Италию, чтобы назначить казначеем Святого приюта Святого Николая в Бари. Через несколько лет ему было поручено особенно трудное и деликатное задание - представлять папу в Вене перед троном императора Карла VI. Его успех был вознагражден повышением в епископское звание - он был назначен архиепископом Трани, города к северу от Бари. Он с достоинством служил на этом посту до 1745 года, когда папа Бенедикт XIV назначил пожилого архиепископа патриархом Александрии.

Годы архиепископства Даванцати совпали с волнами сообщений о вампиризме в Европе в первой половине XVIII века, однако, он не сталкивался с этим предметом до 1738 года, когда был втянут в обсуждение, начатое по просьбе кардинала Штраттембаха, епископа Ольмютца (Германия), который хотел попросить совета у церкви. Штраттембаху были предоставлены официальные отчеты о случаях вампиризма в различных частях Германии, начавшиеся в 1720 году и увенчавшиеся случаем Арнольда Пауля в Сербии в 1731 году.

Последующие несколько лет Даванцати провел в изучении этих отчетов и других документов, а в 1744 году опубликовал свою работу "Размышления о вампирах". Даванцати сделал заключение, что сообщения о вампирах были плодом человеческой фантазии, хотя, возможно, и дьявольского происхождения. Основным аргументом Даванцати была обнаруженная им тенденция к появлению историй о вампирах среди безграмотного низкого сословия крестьян - людей, которых гораздо проще можно было обмануть, чем образованных людей. Даванцати стал известен теперь как ведущий авторитет Италии по вампирам. Его работа была перепечатана в 1789 году и его мнение было принято большинством людей, стоящих у власти как внутри церкви, так и в политических верхах. Однако на его работу очень скоро бросила тень научная работа Дома Августина Кальме. Работа Кальме, опубликованная через два года после работы Даванцати, не поддерживала резкое заключение Даванцати. Из-за Кальме позиция интеллектуального сообщества и правительственных кругов Европы относительно вампиризма, сформировавшаяся под влиянием Даванцати, пошатнулась. Даванцати умер 16 февраля 1755 года.

по материалам Дж.Г. Мэлтона "Энциклопедия вампиров"

 

 

Ответ #4: 20 12 2011, 16:21:40 ( ссылка на этот ответ )

Монтегю Саммерс. Исследователь вампиров и вампиризма.

Огромный вклад в изучение различных мистических явлений внес английский исследователь Монтегю Саммерс. Особое место в его исследованиях занимают проблемы вампиризма.

Монтегю Саммерс написал множество книг, сделавших Известным в Европе. Среди них несколько посвящено вампирам. Он настолько сильно увлекался проблемами вампиризма, что даже сменил веру — перешел из англиканской в лоно римско-католической церкви, что было довольно необычным шагом для человека, родившегося и выросшего в глубоко религиозной английской семье. И все же католицизм привлекал его строгими ритуалами по изгнанию дьявола.

Увлечение мистикой у Монтегю Саммерса появилось еще во время учебы в колледже. Там находилась прекрасная библиотека, имевшая в своих хранилищах огромное количество книг и научных трактатов по мистике, колдовству и католицизму. Он не только сам писал книги, но и переводил многие старые работы, которые ему удавалось обнаружить в библиотечных запасниках.

Всю свою жизнь он собирал различные сведения о необъяснимом, занимался оккультизмом и в то же время был горячим приверженцем католической церкви. На основе своих исследований Монтегю Саммерс пришел к выводу, что не всегда рассказы о вампирах выглядят так уж традиционно.

У ВАМПИРОВ существует определенная иерархическая лестница. В древние времена во главе всей иерархии стояли великие «пожиратели крови». Перед ними преклонялись все вампиры, гули и остальные «ожившие покойники».

Ему удалось обнаружить и в старых исторических хрониках, и в материалах современной ему прессы сообщения о спокойно живущих обычных людях, у которых вдруг возникает непреодолимая тяга к крови. На основе этого Монтегю Саммерс делает вывод, что вампиром не обязательно становятся после физической смерти. В качестве примера он приводит историю обычной девочки 14 лет, жившей во Франции, которая была известна тем, что любила пить кровь из ранок. Кроме того, Монтегю Саммерс упоминал об итальянском бандите Гаэтано Мамоне, пившем кровь из свежих ран, убитых им противников.

Исследователь описал интересный случай, произошедший во Франции в 1849 г. Дело происходило на знаменитом кладбище Пер-Лашез. Сторожа стали замечать, что по ночам между могилами появляется какая-то темная фигура. Неизвестный был неуловим, а утром обнаруживалось, что многие могилы разрыты, покойники потревожены. По городу поползли слухи о страшном парижском вампире. Никто не мог объяснить происходящее.

Власти тоже не знали, что предпринять для расследования и прекращения актов вандализма. Напряжение возросло неимоверно после того, как могилы были разрыты еще на нескольких парижских кладбищах.

Власти были вынуждены обратиться за помощью к военным. Солдаты получили приказ устроить на кладбищах засаду и разгадать эту ужасную загадку. В одну из ночей солдаты, сидящие в засаде на Монпарнасском кладбище, увидели подозрительное движение между могилами.

Когда был услышан скрип отрываемых досок, командир отдал приказ арестовать нарушителя. Группа военных бросилась к источнику шума. Звуки шагов бегущих солдат услышал и таинственный посетитель кладбища. Он незамедлительно попытался скрыться.

Солдаты несколько раз выстрелили ему вдогонку, но он исчез в ночной темноте. Поймать его не смогли. Командир приказал осмотреть место происшествия. Были зажжены факелы. При их свете на земле нашли следы крови и обрывки военной формы. Командир был сильно удивлен таким поворотом событий. После небольшого совещания, военные пришли к выводу, что искать следует солдата, имеющего огнестрельное ранение.

После короткого расследования полиция арестовала некоего сержанта Виктора Бертрана, который в конце концов признался, что у него вдруг появилось непреодолимое влечение выкапывать мертвецов. Молодой человек рассказал, что он понимал весь ужас своих действий, пытался сопротивляться, но влечение оказывалось сильнее его воли. Суд приговорил сержанта Бертрана к одному году тюрьмы и принудительному лечению в специальной клинике. Больше о Бертране никто ничего не слышал.

Главный вывод, который сделал Монтегю Саммерс в конце своей жизни, он выразил так: «Вампиризм представляется в более ярком свете, это вообще какое-либо осквернение трупов, и нет преступления более ужасного и отталкивающего». Скончался Монтегю Саммерс в 1948 г. в Англии.

 

 

Страниц: 1 2 3 4 | ВверхПечать