Максимум Online сегодня: 856 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24659 статей в более чем 1730 темах,
а также 103307 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 27 06 2017, 08:23:42

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2 3 4  | Вниз

Ответ #15: 21 12 2011, 13:40:59 ( ссылка на этот ответ )

Валери Стиверс - Кровь нынче в моде

Кейт Макэллистон по знакомству получила работу в престижном глянцевом журнале. Теперь прекрасный и недоступный мир высокой моды раскроет ей все свои тайны? Несомненно.
Но пока у Кейт больше вопросов, чем ответов...
Почему работа в офисе начинается во второй половине дня? Почему шторы всегда задернуты, а жалюзи опущены? И наконец, почему каждая корпоративная вечеринка непременно заканчивается загадочным убийством?!
Впору подумать, что вместо гламурного издательства Кейт попала в какой-то вампирский замок! А с другой стороны — зря, что ли, говорят, что мода — индустрия, высасывающая кровь?
Вампиры вокруг или нет — какая разница? Выжить бы!

Лиза Джейн Смит - Дочери тьмы

Три сестры, три дивно красивые девушки-вампира совершают побег из Царства Ночи. Они хотят жить как простые смертные люди. Но Царство Ночи никогда не отпускает своих подданных: за девушками посылают их обворожительного и жестокого брата Эша. Он должен вернуть сестер любой ценой, во что бы то ни стало...

Отрывок:

— Ровена, Кестрель и Джейд… — произнесла Мэри-Линетт, когда они с Марком проходили мимо старой викторианской фермы.
— Что?..
— Ровена, Кестрель и Джейд. Так зовут девушек, которые скоро сюда приедут. — В руках у Мэри-Линетт был складной стул, поэтому она лишь кивнула головой в сторону дома. — Это племянницы миссис Бердок. Ты что, забыл? Я же тебе говорила: они приезжают к ней жить!
— Что-то не припомню, — буркнул Марк, поправляя на плече телескоп. Они с Мэри-Линетт взбирались на холм, поросший толокнянкой. Краткий ответ означал — Мэри-Линетт хорошо знала своего брата, — что он испытывает сильное смущение.
— У них прелестные имена.[1] И сами они, должно быть, очень милые девушки. Во всяком случае, так говорит миссис Бердок.
— Миссис Бердок чокнутая.
— Нет. Она просто странная. А вчера она мне сказала, что все ее племянницы — писаные красавицы, что они великолепны, каждая по-своему. Думаю, миссис Бердок преувеличивает, но она в этом убеждена.
— Тогда им нужно не сюда, а в Калифорнию, — как всегда, пробурчал себе под нос Марк, — позировать для модных журналов.
Наконец они добрались до вершины холма.
— Где тебе поставить телескоп?
— Прямо здесь.
Мэри-Линетт опустила складной стул, слегка утоптала землю, чтобы ровно установить телескоп, и, как бы между прочим, сказала:
— Знаешь, я подумала, может, нам прийти сюда завтра и познакомиться с ними… ну, хотя бы просто поздороваться…
— Может, хватит? — резко оборвал ее Марк. — Я сам могу о себе позаботиться. Если я захочу встречаться с девушкой, то познакомлюсь с кем-нибудь сам, без твоей помощи.
— Ну ладно, хорошо-хорошо. Поосторожней с окуляром, пожалуйста…
— И что, по-твоему, мы им скажем? Добро пожаловать в Вересковый Ручей, где никогда ничего не происходит? Где койотов больше, чем людей? Где единственным развлечением являются мышиные бега в баре «Золотой ручей» по субботам?
— Ну ладно тебе, успокойся… — вздохнула Мэри-Линетт.
Она взглянула на младшего брата. Он стоял на вершине высокого холма, освещенного последними лучами заходящего солнца: здоровый загар, румянец на щеках… Его черные волосы блестели так же, как у Мэри-Линетт, и глаза были такими же синими и ясными, а взгляд таким же живым. Сейчас просто невозможно было себе представить, что в жизни Марка был хоть один печальный день.
Однако в детстве Марк ужасно страдал от астмы и был худеньким — кожа да кости. Каждый вдох давался ему с трудом. Когда ему было всего два года, он, борясь со смертью, почти целый год провел в кислородной палатке. Мэри-Линетт, которая была старше Марка всего на полтора года, каждый день спрашивала родителей, вернется ли когда-нибудь ее маленький братик домой.
Ему выпало на долю тяжелое испытание. Малыш был в этой палатке совсем один, даже мама не могла его погладить по голове или поцеловать. И это не прошло бесследно. Домой он вернулся робким и пугливым, все время цеплялся за мамину руку, долго не мог заниматься спортом, как другие дети. И хотя все это было давным-давно (в этом году Марк перешел в старшие классы), он по-прежнему робел, а если его «доставали», мгновенно вспыхивал и мог наговорить лишнего.
Мэри-Линетт хотелось, чтобы одна из приезжих девушек ему понравилась, чтобы он стал более раскованным, уверенным в себе. Может, ей как-нибудь удастся это устроить…
— О чем ты задумалась? — подозрительно спросил Марк.
Мэри-Линетт смутилась, заметив его пристальный взгляд.
— Ну… например, о том, что сегодня хорошо будет наблюдать за звездами, — тихо ответила она. — Август для этого — лучший месяц. Воздух такой теплый и тихий. А вот и первая звезда! Загадывай желание!
Она показала на яркую точку над южным горизонтом. Удалось! Марк отвлекся, глядя на небо.
Мэри-Линетт уставилась в его темный затылок. «Если бы это могло сбыться, я загадала бы для тебя целый любовный роман. И для себя тоже… Но что в том проку? Здесь нет никого, с кем стоило бы закрутить роман».
Никто из ее школьных приятелей — может быть, кроме Джереми Лаветта, — не понимал, почему она интересуется астрономией и что она чувствует, глядя в звездное небо. Впрочем, Мэри-Линетт это не очень огорчало. Но временами она ощущала какую-то смутную тоску… Если бы хоть кто-то мог ее понять! И если уж загадывать желание, то пусть оно будет об этом… О том, чтобы кто-то вместе с ней смотрел в ночное небо.
Ну, довольно. Все это пустое. К тому же они загадывали желание совсем не на звезду — только Марку об этом лучше не говорить. Это была планета. Планета Юпитер.
ANNA

 

 

Ответ #16: 21 12 2011, 17:14:39 ( ссылка на этот ответ )

Голод (The Hunger, сериал 1997-2000)

год 1997 (2 сезона)
страна     США, Канада, Великобритания
режиссер Рассел Малкэй, Даррел Васик, Эрик Кануэль



Сериал `Голод` создали по мотивам своего одноименного фильма Тони и Ридли Скотт. Это удивительное, завораживающее повествование о любви и сексе, предательствеи смерти, тайных страстях и глубоких чувствах, разрушающих тело и душу. Новая захватывающая антология всего запретного и странного снята по мотивам избранных произведений лучших писателей прошлого и современности — Эдгара Алана По, Роберта Блоха, Брайана Ламли и создателя `Рэмбо` Дэвида Моррела.

 

 

Ответ #17: 21 12 2011, 19:24:12 ( ссылка на этот ответ )

Хлоя Нейл - Вампиры города ветров (Укус пятничной ночью)

Когда существование вампиров было официально признано, а злодейка Селина Дезалньер, чьи попытки спровоцировать войну между вампирами и людьми были если не пресечены окончательно, то значительно отсрочены, Мерит, Страж Дома Кадогана, вроде бы получила небольшую передышку.
Это время ей понадобится, чтобы разобраться с чувствами по отношению к двум Мастерам вампирских Домов. Итак, Кадоган или Наварра? Этан Салливан или Морган Гриер? В общем, обстановка опять накаляется, и в это напряженное время в Чикаго возвращается Селина Дезалньер, бывший Мастер Дома Наварры, смертельный враг Мерит.

Отрывок:

Конец мая.Чикаго, Иллинойс.

— Выше, Мерит! Ногу выше! Мм, вот так лучше.
Я сделала еще один мах ногой, на этот раз действительно выше, пытаясь не забыть, что надо тянуть носок, сохранять равновесие и шевелить пальцами в стиле «руки пианиста», как постоянно требовала от нас инструкторша.
Рядом со мной с куда меньшим энтузиазмом, рыча, сделала очередной мах моя лучшая подруга и соседка по комнате, которая очень скоро станет бывшей, — Мэллори. Издаваемые ею звуки странно сочетались с пучком голубых волос и классическими чертами красивого лица. Однако она была слишком раздражена, чтобы волноваться по этому поводу.
— Напомни, зачем ты меня втянула в это? — спросила она.
Наша инструкторша, грудастая блондинка с ярко–розовым маникюром и невероятно острыми скулами, хлопнула в ладоши. Её бюст подпрыгнул в такт. Просто глаз не отвести!
— Энергичнее, леди! Все в клубе должны смотреть только на нас! Так давайте поработаем!
Мэллори бросала взгляды–кинжалы на инструкторшу, которую мы прозвали Барби Аэробика. Мэл сжала руки в кулаки и сделала угрожающий шаг вперед, но я схватила её за талию, помешав наброситься на женщину, которой мы платили за то, чтобы она помогала нам влезть в облегающие джинсы.
— Расслабься, детка, — предостерегающе произнесла я, воспользовавшись некоторым количеством вампирской силы, обретенной два месяца назад, чтобы удержать на месте размахивающую кулаками подругу.
Она заворчала, но вырываться перестала. «Очко в пользу новоиспеченной вампирши», — подумала я.
— Как насчет легкой цивилизованной схватки? — спросила Мэллори, откидывая со лба влажный голубой локон.
Я неодобрительно покачала головой, но отпустила ее.
— Победа над инструктором привлечет к тебе лишнее внимание, Мэл. Вспомни, что говорил Катчер.
Катчер — суровый бойфренд Мэллори. И поскольку мое замечание попало в самую точку, я услышала рассерженный возглас и поймала на себе прищуренный взгляд. Катчер любит Мэллори, а Мэллори любит Катчера. Но это не значит, что ей все в нем нравится, особенно с тех пор, как пришлось разбираться со сверхъестественными тучами, сгустившимися над нашим чикагским домом. За одну неделю меня против воли сделали вампиром, и выяснилось, что Мэл — латентная колдунья, обладающая волшебными чарами, окруженная черными кошками и владеющая большими и малыми Ключами (разделы магии). Вот так!
Первые недели в качестве вампира оказались очень суетливыми. Как в сериале «Молодые и дерзкие», только с почти мертвыми персонажами. Мэл, еще не пережила свою паранормальную драму, и Катчер, у которого и так хватало проблем с Орденом (советом, контролирующим волшебников), наложил безоговорочный запрет на демонстрацию магии. Прямо–таки нечеловеческое расстройство!
Да, мы обе были не в лучшей форме. Впрочем, Мэллори повезло — у нее не было клыков и надменного Мастера вампиров, с которым приходилось иметь дело мне.
С учетом столь неудачного стечения обстоятельств, какого черта мы позволяем Барби Аэробике вызывать у нас чувство вины из–за «рук пианиста»? Ведь предполагалось, что это будет славное времяпровождение для укрепления связи между мной и Мэл. А я к тому же переезжала.
— Итак, — продолжала Барби, — теперь добавим комбинацию, которую мы выучили на прошлой неделе. Один, два, и три, и четыре, и пять, шесть, и семь, и восемь…
Музыка взвилась в воздухе до оглушительного крещендо, когда она повернулась и зарядила ритмичный бит. Мы старались изо всех сил, но Мэллори приходилось чуть сложнее — она то и дело норовила наступить самой себе на ноги. Годы занятий балетом плюс скорость — новоприобретенное вампирское качество — здорово мне помогали, несмотря на унижение от сознания, что в двадцать восемь лет приходится делать «руки пианиста».
Помимо энтузиазма Барби, тот факт, что мы отрабатывали «руки пианиста» на уроке хип–хопа, мало говорил о ее профессионализме. Но эти уроки были шагом вперед и в моих обычных тренировках. Как правило, мои занятия были чрезвычайно интенсивными, потому что всего пару месяцев назад Дом назначил меня Стражем.
В двух словах о существующем порядке вещей. Американские вампиры делятся на Дома. В Чикаго их три, и меня инициировали во втором по старшинству — Кадогане. Ко всеобщему удивлению, с учетом моего бэкграунда (сами подумайте — колледж, средневековая романтическая литература), меня назначили Стражем. Хотя я еще не вполне освоилась в новой должности, она подразумевала охрану Дома, так получилось, что человеком я была весьма хилым, а вампиром стала довольно сильным. Еще работа Стража предполагала обучение. И хотя американские вампиры променяли черный бархат и кружева на «Армани» и айфоны придерживались старомодных, можно сказать — феодальных взглядов на многие вопросы, включая и оружие. В результате пришлось учиться управляться с древней катаной, которую мне вручили для защиты Кадогана и его вампиров.
Совершенно случайно Катчер оказался специалистом по Второму Ключу из Четырех (такое оружие), и ему поручили подготовить меня к вампирским схваткам. Вампиру–неофиту такой партнер по спаррингу, как Катчер, не прибавлял уверенности в себе.

 

 

Ответ #18: 09 10 2012, 15:26:17 ( ссылка на этот ответ )

Николас Кейдж отказался быть кровососом

Николас Кейдж прокомментировал в программе Дэвида Леттермана слухи о том, что он является бессмертным вампиром.

Напомним, что они возникли после того, как на электронном аукционе eBay был выставлен снимок XIX века, запечатлевший человека, удивительно похожего на актера. Фото было обнаружено в старинном альбоме, содержавшем снимки американцев, живших в годы Гражданской войны.

«Имена всех остальных людей были установлены, но только не этого человека», — отмечал продавец и выдвигал версию, что Николас Кейдж — бессмертный вампир, который пробуждается раз в 75 лет.

Актер довольно долго хранил молчание, не ввязываясь в дискуссию, и лишь в телеинтервью решил объясниться. По словам Кейджа, его сходство с человеком, изображенном на фото, действительно впечатляющее, однако «он не пьет кровь и последний раз, когда он смотрелся в зеркало, он видел в нем свое отражение», что, как известно, невозможно для кровососов.

http://anomaliy.ru

 

 

Ответ #19: 20 03 2015, 16:53:22 ( ссылка на этот ответ )

Дж. Гордон Мэлтон "Энциклопедия вампиров" Вампиры в разных странах

Описание: 

Еще в эпоху Просвещения образ вампира вызывал множество споров в научных и теологических кругах. Не забыт он и по сей день. Что же это за существо? Что в этом образе правда, а что вымысел? Как относиться к реальным случаям вампиризма?

Безусловно, происхождение вампира относится к языческому периоду существования человечества - вампир как сущность параллельно появился в мифологической культуре народов разных регионов мира. Какое место отвели вампиру ведущие мировые религии, и в первую очередь христианство?
Какие метаморфозы претерпел этот образ в современной культуре?
На эти и многие другие вопросы ответит `Энциклопедия вампиров`.

 

 

Страниц: 1 2 3 4  | ВверхПечать