Максимум Online сегодня: 622 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24816 статей в более чем 1761 темах,
а также 290080 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 04 12 2022, 14:35:43

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2 | Вниз

Опубликовано : 25 06 2010, 12:29:01 ( ссылка на этот ответ )

Японская мифология, совокупность древнеяпонской (синтоистской), буддийской и возникшей на их основе (с включением элементов даосизма) поздней народной мифологических систем. Древнеяпонская мифология запечатлена в многочисленных памятниках, таких, как «Кодзики» («Записи о делах древности», 712г.), «Нихонги» (или «Нихонсёки», «Анналы Японии», 720 г.), этногеографические описания японских провинций, т. н. фудоки («Записи о землях и обычаях», 8 в.), древнейшие молитвословия норито, «Когосюи» («Собрание древних слов», нач. 9 в.) и «Кюдзихонги» («Главные записи о делах старины», нач. 12 в.). Наибольшее количество мифов, целые циклы их вошли в «Кодзики» и «Нихонги». Эти своды и составили официальную мифологию синто, частично адаптировав, а частично оттеснив на периферию и в низшую мифологию местные шаманистские культы. Материалы первых свитков в обоих сводах позволяют выделить в них три основных мифологических цикла: в первом, космологическом цикле действие происходит на равнине высокого неба - такама-но хара, где обитают небесные боги, и в царстве мёртвых ёми-но куни.
     Во втором цикле действие происходит на земле Идзумо (Идзумо - древнее название местности, ныне расположенной в восточной части префектуры Симане в центральной Японии). Третий цикл рассказывает о событиях, происходящих в местности Химука (нынешняя префектура Миядзаки, остров Кюсю). Героями мифов в этих свитках выступают боги - ками (иначе именуемые микото), одни из которых действуют и говорят подобно людям, другие же олицетворяют абстрактные, умозрительные представления. Высшую категорию ками представляют собой небесные ками, среди которых, в свою очередь, выделяются «особые небесные» ками, ниже их стоят земные ками, обычно привязанные к определённой местности; и ещё ниже - ками-духи, проявлением существования которых служат предметы и явления природы. В японской мифологии нет единого творца - зачинателя мироздания, демиурга. Всё начинается не с хаоса, а с самопроизвольного установления самого первоначального и элементарного порядка, одновременного появлению богов-ками. Первых ками трое: Амэ-но Минакануси, Такамимусуби и Камимусуби. В отличие от последующих поколений богов, являющихся парами, они не имеют пола и каких-либо внешних признаков. За этой троицей появляются ещё четыре ками-одиночки. Они уже менее абстрактны и связаны с теми или иными природными объектами. Двое из них (ср. Амэ-нотокогами) были рождены в лоне земли, которую можно отождествить с Японией (поэтическое наименование Японии в мифах - Асихара-но Накацукуни, «тростниковая равнина - срединная страна»). Следом рождаются бог, навечно утвердившийся на земле, и бог обильных облаков над равнинами - последние боги-одиночки. Бог всплывающей грязи и его младшая сестра богиня осаждающегося песка открывают список богов, являющихся парами. Завершение космогонического процесса приходится на долю пятой пары этих богов Идзанаки и Идзанами. Ко времени их появления «земля еще не вышла из младенчества» и носилась по морским волнам, поэтому высшие небесные боги поручают этим богам обратить жидкую землю в твердь, что они и совершают, мешая воду копьём.
Затем, заключив брак, они рождают острова, составляющие Японию, а потом - богов-духов, которые должны эту страну населить. Мир постепенно обретает свой обычный вид: являются горы и деревья, равнины и ущелья, туманы в ущельях и тёмные расщелины, а «хозяевами» всех предметов и явлений окружающего мира становятся рождённые здесь ками. Старшая дочь Идзанаки, Аматэрасу, получает во владение «равнину высокого неба» и становится главным божеством пантеона, покровительницей земледелия. Небесные владения Аматэрасу описываются, как некое подобие земли. Здесь есть рисовые поля, покои для ткацких работ и т. п. Повествования, связанные с нисхождением Сусаноо в Идзумо, могут рассматриваться как своего рода посредники, объединяющие два цикла мифов - мифы пришельцев и мифы коренных насельников Идзумо. В этих последних наиболее прославленным персонажем является 0-кунинуси, отпрыск Сусаноо, который со своим помощником Сукунабикона занимается устроением мира. С прибытия на землю Ниниги и его вступления во владения Японией начинается третий цикл мифов об установлении божественной власти на земле. Существование двух версий приведения к покорности земных богов: длительной и гуманной («Кодзики», «Нихонги») и краткой и воинственной («Когосюи») также отражает наличие двух разных культурных традиций, одна из которых принадлежала покорителям (небесные боги), другая - побеждённым (земные боги). Характерной особенностью японской мифологии является широкое отражение в ней веры древних японцев в магию. Исследователи отмечают, что японские мифы больше похожи на смесь различных суеверий, чем на связную сюжетную систему. Подробное описание магических обрядов приводится в мифе о бегстве Идзанаки из подземного царства, содержащем распространённый в фольклоре многих народов мотив задержания погони посредством бросания различных предметов («магическое бегство»), и в мифе о сокрытии солнечной богини Аматэрасу в грот, где самым главным в магическом ритуале является танец богини Амэ-но удзумэ. В японских мифах вычленяется много сказочных мотивов и сюжетов, явно более позднего происхождения, чем основные сюжетные линии, например, миф о победе Сусаноо над змеем Ямата-но ороти. В мифах действуют животные - помощники. Это мышь в рассказе об испытаниях 0-кунинуси, «голый заяц» Акахада-но усаги в мифе об 0-кунинуси и его старших братьях - ясогами. Полный и развитой сказочный сюжет воплощён в мифологическом рассказе о пребывании Хоори в подводном царстве, тоже явно более позднем по происхождению включении в мифологический свод.

Буддийская мифология - Буддизм получает распространение в Японии с середины 6 в. вместе с потоком континентальной культуры из Кореи и Китая. Начиная с этого времени он оказывает существенное влияние на все стороны социальной и культурной жизни японского общества, находившегося на стадии перехода от общества раннеклассового к классовому. Однако это происходит не столько за счёт подавления местных культов, сколько путём инфильтрации буддизма в те идеологические и духовные сферы, в которые синтоизм ещё не успел проникнуть. В первую очередь это касается государственного культа, а также обслуживания потребностей выделявшейся из кровнородственного коллектива личности. Персонажи буддийской мифологии выступают не в своей основной ипостаси, а в изменённом обличье - обычно святыми (хидзири), творящими чудеса. Подобная трактовка будд и бодхисатв (босацу) через привычные образы полуфольклорных героев создавала широкие предпосылки и возможности для инкорпорирования идей и персонажей буддийской мифологии в жизнь японцев. Святые первоначального японского буддизма сохраняют некоторые черты синтоистских шаманов и заклинателей. Они помогают добродетельным, наказывают злодеев, наставляют заблудших. Главная роль при этом принадлежит аватарам бодхисатвы Каннон (Авалокитешвары), чаще всего осмысляемой, в отличие от Индии и подобно Китаю, в женском облике. Понимание ею личных нужд человека, безграничное сострадание, чего были лишены синтоистские божества, поклонение которым носило по преимуществу коллективный характер, сделало Каннон чрезвычайно популярной среди простого люда. Другим главным действующим лицом буддийских мифов, преданий и легенд стал царь страны мёртвых - Эмма-о (санскр. Яма). Считалось, что Эмма-о определяет меру грехов и благодеяний того или иного человека и соответствующее воздаяние, причём акцент делается не на будущих рождениях (как в ортодоксальном буддизме), а переносится на данную жизнь человека. Уже в 8 в. с Эммой-о стали отождествлять бодхисатву Дзидзо. Характерной чертой сложившегося в результате сосуществования буддизма и синтоизма общего пантеона стала двуединость многих входящих в него божеств: тот или иной будда являл себя через определённое божество синтоизма (напр., Вайрочана в образе Аматэрасу), сохраняя при этом собственные свойства и приобретая дополнительно свойства этого божества. С распространением буддизма космология дополнилась сложными представлениями о мировой вертикали - горе и шести мирах, в которых перерождаются умершие в соответствии с их моральными заслугами. Однако в народном буддизме эта картина довольно быстро упростилась. Небеса и адские судилища в представлениях японцев отождествились с реальными горами, издавна считавшимися обиталищами ками. Так, например, горы Кумано, священные и в добуддийскую эпоху, с начала 9 в. стали почитаться как место расположения раёв бодхисатв Каннон и Амиды. Эсотерические секты Сингон (букв. «истинные слова», перевод санскр. «мантра») и Тэндай («опора неба», кит. Тяньтай) впервые вводят рисованные изображения будд и бодхисатв (раньше типично было их скульптурное воплощение), первостепенное значение приобретает м...ла, в центре которой находится Вайрочана. Культ Вайрочаны особенно развит в учении Сингон, согласно которому всё живое и неживое на земле является эманацией этого будды. Пантеон Тэндай более многочислен. Приверженцы Тэндай почитали и Шакъямуни (япон. Сяка-нёрай), и Вайрочану, и будду Амитабху (Амида), и Бхайшаджьягуру, исцеляющего людей от телесных и духовных недугов, и многих других будд и бодхисатв. Секта Дзёдо-сю (букв. «чистая земля»), получившая распространение в 12 в., осуществила серьёзный пересмотр основных положений буддийской доктрины. Конечной целью человеческого существования объявлялась не нирвана (япон. сатори), а возрождение в западном раю «чистой земли», которым правит Амида. Раньше представления о рае и аде совмещались в стране мёртвых царя Эммы. Это типологически соответствовало синтоистским идеям о потустороннем существовании, согласно которым статус каждого умершего одинаков: вне зависимости от его земных деяний, он является объектом поклонения для своих потомков. В учении Дзёдо-сю рай и ад разделены. Среди сект «чистой земли» Амиде особенно большое место отводилось в учении Дзёдо-син-сю (истинная секта чистой земли), основанной в 13 в. Начиная с 1614, когда был издан указ, согласно которому каждому японцу вменялось в обязанность посещать храм того прихода, где он проживал, вне зависимости от принадлежности к той или иной секте, наблюдается постепенное нивелирование мифологии, догматики и обрядности различных японских буддийских сект. Народные верования буддизма в новое время обнаруживают аморфность и синкретичность. На эти верования заметное влияние оказала практика синтоизма и отчасти даосизма.


Литература
Мифология. Энциклопедия, -М.:Белфакс, 2002
Мифы и легенды Японии, -М.:Летний Сад, 2001
С. Фингарет "Мифы и легенды Древнего Востока", -М.:Норинт, 2002

* 2.jpg

(49.39 Кб, 410x600 - просмотрено 2927 раз.)

 

 

Ответ #1: 27 06 2010, 13:41:58 ( ссылка на этот ответ )

Религия. Японские боги. Древние верования японцев



Хотя народные верования и отличаются от храмового культа, связь между ними очевидна. Обратимся, к примеру, к древнейшему культу лисицы, которой японцы поклоняются с незапамятных времен.

Божество в образе лисицы, верили японцы, имело тело и разум человека. В Японии были построены специальные храмы, где собирались люди, якобы обладающие лисьей натурой. Под ритмичные звуки барабанов и завывания священников, прихожане с «лисьей натурой» впадали в состояние транса. Они полагали, что это дух лисицы вселяет в них свои силы. Поэтому люди с «лисьей натурой» считали себя в некотором роде колдунами и провидцами, способными предсказывать будущее.

Издавна в Японии поклонялись и волку. Он считался духом гор Оками. Люди просили Оками защитить посевы и самих тружеников от различных напастей. Японские рыбаки до сих пор просят его о ниспослании благоприятного ветра.

В некоторых районах Японии, особенно на побережье, уже в  древности местные жители поклонялись черепахе. Рыбаки считали ее божеством моря, от которого зависела их удача. Огромные черепахи у берегов Японии часто попадались в рыбачьи сети. Рыбаки осторожно вытаскивали их, поили сакэ и выпускали обратно.

В Японии также существовал своеобразный культ змей и моллюсков. В настоящее время японцы без  трепета употребляют их в пищу, но некоторые виды змей и моллюсков считаются священными. Это таниси, обитатели рек и прудов. Некоторые ученые предполагают, что благоговейное отношение к ним пришло в Японию из Китая. По преданию, в районе Айдзу, когда-то стоял храм Вакамия Хатиман, у подножия которого находились два пруда. Если кто-либо ловил таниси в них, то ночью слышал голос, требующий ее возвращения. Иногда больные специально ловили таниси, чтобы услышать  голос божества пруда и потребовать для себя выздоровления в обмен на освобождение таниси. В старых японских медицинских книгах указывается, что таниси – хорошее средство от глазных болезней. И, напротив, существуют предания о том, что от глазных болезней вылечивается только тот, кто не употребляет их в пищу.

Верования древних японцев-2Акулу (самэ) в Японии в древние времена считали существом, наделенным божественной силой, то есть ками. Об акуле ходили различные легенды. В одной из них  рассказывается о том, что, однажды акула откусила женщине ногу. Отец  женщины в молитвах просил духов моря отомстить за дочь. Спустя некоторое время он увидел, как в море большая стая акул преследовала одну хищницу. Рыбак поймал ее и нашел в ее желудке ногу дочери. Рыбаки верили, что акула может помочь избежать несчастья в море. По их повериям за священной акулой тянулись косяки рыб. Если рыбаку посчастливилось встретить ее, он возвращался с богатым уловом.

Японцы также боготворили краба. Амулет, изготовленный из его высушенного панциря, защищал от злых духов и болезней. Рассказывали, что однажды крабы появились в прибрежном районе, где их никто никогда не видел. Рыбаки поймали их, высушили и повесили на деревьях. С тех пор злые духи стороною обходят эти места. До сих пор живет предание о том, что воины Тайра, потерпевшие поражение в войне с кланом Минато, погрузились в море и превратились в крабов. Поэтому, в некоторых сельских районах, считается, что  брюшко краба напоминает лицо человека.

Наряду с почитанием животных в Японии распространилось поклонение горам, горным источникам, камням, деревьям. Японский крестьянин обожествил природу в своих представлениях. Созерцание отдельных камней, деревьев вызывало у японцев  истинное наслаждение. Среди деревьев  на первом месте стояла ива. Японцы боготворили плакучую иву (янаги). Многие поэты воспевали с ее с древних пор, художники изображали на гравюрах и свитках. Все грациозное и изящное японцы до сих пор сравнивают с ветвями ивы. Янаги японцы относили к деревьям, приносящим счастье и удачу. Из ивы делали палочки для еды, которыми пользовались только в праздник Нового года.

Огромное влияние на верования японцев оказали пришедшие в Японию с материка религии. Это можно показать на примере культа косин.

Косин (год обезьяны) – название одного из годов старинного циклического летоисчисления, применявшегося в Японии до 1878 г. (то есть знаменитой буржуазной реформы Мэйдзи). Это летоисчисление состоит из повторяющихся 60-летних циклов. Культ косин связан с даосизмом, пришедшим из Китая. Даосы считали, что в ночь Нового года, косин, обитающее в теле каждого человека как некое таинственное существо покидает  его и поднимается в небо, где докладывает небесному владыке о греховных делах. На основании доклада, владыка может лишить человека жизни. Поэтому, рекомендовалось ночи косин проводить без сна. В Японии этот обычай получил широкое распространение, постепенно вбирая в себя элементы буддизма  и синтоизма.

В народный пантеон сами собой вошли многие божества из буддизма. Большую популярность получил буддийский святой Дзидзо. Во  дворе одного храма в Токио была возведена его статуя, опутанная соломенными веревками. Если у человека похищали какие-то ценности, он связывал Дзидзо и обещал освободить его при обнаружении пропажи.

Исследователи следующим образом классифицируют древние народные верования японцев:

• производственные культы (связанные с сельским хозяйством и рыболовством),
•  культы исцеления (обеспечивающие излечивание от болезней),
• культы покровительства (направленные на защиту от эпидемий и других бед),
• культ-хранитель домашнего очага (оберегавший от пожара и поддерживающий мир в семье),
• культ удачи и процветания (дававший приобретения и блага жизни),
• культ отпугивания злых духов (направленный на избавление от чертей, водяных, леших).

Верования древних японцев - Здесь хотелось бы особо остановиться на чайной церемонии (по-японски тяною). Эта церемония относится к наиболее самобытным, уникальным и древнейшим искусствам. На протяжении нескольких веков, она играет значительную роль в духовной и общественной жизни японцев. Тяною – строго расписанный ритуал, в котором участвуют «мастер чая»,  заваривающий чай и разливающий его, а также те, кто присутствуют при этом и затем пьют его. Первый – это жрец, совершающий чайное действо, вторые – участники, приобщающиеся к нему. У каждого свой стиль поведения, охватывающий и позу сидения, и все движения, и выражение лица, и манеру речи. Эстетика тяною, его утонченный ритуал подчиняется канонам дзэн-буддизма. Согласно легенде, она берет свое начало из Китая со времен первого патриарха буддизма Бодхидхармы. Однажды, гласит легенда, сидя в медитации, Бодхихарма почувствовал, что глаза его закрываются  и его клонит ко сну. Рассердившись на себя, он вырвал веки и бросил их наземь. Вскоре  на том месте вырос необычный куст с сочными листьями. Позже ученики Бодхихармы стали заваривать его листья горячей водой – напиток помогал им сохранить бодрость.

В действительности, чайная церемония возникла в Китае задолго до появления буддизма. Согласно источникам, ее ввел Лао-цзы. Именно он в V в. до н.э., предложил ритуал с чашкой «золотого эликсира». Этот ритуал процветал в Китае вплоть до монгольского нашествия. Позже, китайцы свели церемонию с «золотым эликсиром» к простому завариванию подсушенных листьев чайного курса. В Японии же искусство тяною получило свое логическое завершение.
Последнее редактирование: 29 02 2012, 02:39:08 от Administrator

 

 

Ответ #2: 29 02 2012, 10:24:20 ( ссылка на этот ответ )

Великое начало всего на свете

Мудрец Ясумаро обмакнул кисточку в тушь и на свитке бумаги, часть которого была уже исписана иероглифами, начертал: «Великое начало отдаленно и темно, и только на основе первоначальных учений познаем мы те времена, когда зачата была суша и порождены острова... И только опираясь на былых мудрецов, мы проникаем в те времена, когда были порождены боги и поставлены люди». Он отстранился от листа бумаги и подумал: «Ах, как прекрасно смотреть на иероглифы, они напоминают черные ветви на белом снегу», — и продолжил свой труд.
...Идзанаки спросил Призывающую женщину:
— Как устроено твое тело?
— Мое тело выросло во всех частях, кроме одной, — ответила Идзанами.
А Идзанаки задумчиво сказал:
— И мое тело выросло во всех частях, а особенно сильно в одном месте. Было бы прекрасно соединить то, что у меня в избытке, с тем, что у тебя в недостатке. Так мы произведем на свет многое.
— Да, это было бы очень хорошо, — отозвалась Идзанами.
— Давай сперва обойдем вокруг столпа, — предложил Призывающий муж.
И они отправились в путь. Один вправо, а другая — влево. А когда встретились, Идзанами воскликнула, пораженная:
— О, какой ты красивый мужчина!
А Идзанаки тоже не удержался от возгласа:
— О, какая прелестная женщина!
Появилось у них первое дитя. Но оказалось оно странным и страшным: похожее на огромную пиявку и жаждущее крови. Огорченные родители посадили уродца в лодку из камфарного дерева и пустили ее по течению Небесной реки. Задумались супруги: отчего же так произошло? Идзанаки вскоре догадался:
— Я мужчина и по праву должен высказываться первым. А ты нарушила правила и заговорила раньше меня. Это был неблагоприятный знак. Пошли вокруг столпа еще раз.
Они повторили обряд, и, когда встретились, Идзанаки первый произнес слова любви. С тех пор никто и никогда не нарушал это правило церемониала.
У Идзанаки и Идзанами было замечательное потомство. Сначала они произвели на свет восемь больших и семь малых островов, которые образовали Японию. Сотворив земли, они стали заселять их духами земли и кровли, ветра и моря, гор и деревьев, равнин и туманов. Последним явился на свет бог огня Кагуцути. Но, рождаясь, он так сильно опалил Идзанами, что она от страшных ожогов умерла. В отчаянии ползал Идзанаки вокруг мертвой жены. Из слез его образовалось озеро, в котором поселилась богиня плача. Но слезы не могли вернуть к жизни Призывающую женщину. Идзанаки охватила ярость. Он выхватил меч и снес голову богу огня — убийце собственной матери. Из крови погибшего бога возникло множество грозных божеств и драконов, которые рассекали горы и выплескивали из недр огонь, бросали копья молний под звуки громовых барабанов...
Но Идзанами не вернулась. Идзанаки так тосковал, что решил посетить ее в Стране мрака.


 

 

Ответ #3: 29 02 2012, 10:54:27 ( ссылка на этот ответ )

Как начинался мир

Мудрец Ясумаро развернул свиток тонкой белой бумаги, привезенной из Китая. На этом свитке он должен был записать все, что случилось от сотворения мира. Рассказы об этом принесла река людской памяти. Но откуда люди могли знать, что было, когда их еще не было? Значит, это сами боги поведали им о том, что происходило в мире, в котором были только они. А еще раньше, до явления богов, было ли что-то?.. Ясумаро окунул кисточку в тушь и вывел первые иероглифы своих записей:
«Я говорю, Ясумаро.
В те времена, когда Хаос начал сгущаться, но еще не было ни Силы, ни Формы, и не было ничему еще Имени, и не было следа Деяния, кто мог бы познать его образ?»
Всего несколько иероглифов хватило для того, чтобы сказать о том, чего не знали даже боги...
Но вот хаос настолько сгустился, что произошло разделение на Равнину высокого неба и землю, на которой вместо суши плавали, словно медузы, пятна, подобные жиру. Конечно же, не на земле, где все было бесформенным и неустроенным, а на прекрасной Равнине горней сами собой неведомо когда появились три первых божества. Это были Бог — хозяин Величественного центра неба Амэ-но Минакану-си-но ками, Высокий бог, рождающий Така-ми-Мусуби-но ками, и Господин священный родитель Камимусуби-но ками.
Никто и никогда не пытался их изобразить, потому что они были невидимы, а значит, никого и никогда они не могли сотворить по образу и подобию своему.
А потом из жидкой земли пророс и поднялся до самого неба тонкий и нежный стебель тростника. Это было первое земное Вечностоящее божество Куни-но Токотати-но ками. «Пора населять небо и землю», — решили трое невидимок и стали вызывать к жизни земные божества.
Несколько раз их постигала неудача. Но вот наконец явился Призывающий муж Идзанаки и Призывающая женщина Идзанами. И три великих, самых первых бога поняли — это те, которые станут родоначальниками всего.

 

 

Ответ #4: 29 02 2012, 12:46:16 ( ссылка на этот ответ )

Ками и цуми

Слово «ками» означает «бог» по-японски. Богов очень много. Среди них есть почитаемые и презираемые, сильные и слабые, добрые и злые. Но они совсем не похожи на тех, что в других странах Европы и Азии называют божествами, святыми, буддами. Необычной, странной формы камень, очень красивая гора, великолепное дерево, нежный цветок вызывали в сердце японца благоговение. Считалось, что в них, в этих камнях, деревьях, цветах, вмещается бог. В далекой древности все, что имело отношение к повседневной жизни человека, наделялось магической, божественной силой: животные змеи и олени, волки и обезьяны, неживое деревья и камни и даже созданное человеком — зеркала, мечи, бусы... Все они могли вызвать божественный дух, а многие предметы, считалось, прячут в себе богов.

В течение тесячелетий японец с благоговением останавливается и любуется божественной красоты цветками сакуры, удивительным изгибом ветви дерева. На тысячах картин, рисунков изображена гора Фудзияма, ибо нет величественней и изящней другой такой горы на свете. Предметы обихода, оружие, ткани и многое другое мастера старались делать столь красивыми, чтобы они были достойны стать вместилищем богов. А о том, что поражало глаза, душу и сердце, тысячи поэтов рассказывали в стихах, которые называются «танка». В них должно быть пять строк и семьдесят два слога.
Христиане говорят: «Все мы грешны перед богом». Понятие греха — «цуми» — в Японии совсем иное. Это не только плохой поступок человека, а вообще все грязное, неприятное. «Цуми» были и болезни, и несчастья, что сваливаются на человека, и стихийные бедствия. Так что японский «грех» — это любая большая беда.

 

 

Страниц: 1 2 | ВверхПечать