Максимум Online сегодня: 598 человек.
Максимум Online за все время: 4395 человек.
(рекорд посещаемости был 29 12 2022, 01:22:53)


Всего на сайте: 24816 статей в более чем 1761 темах,
а также 311020 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 30 01 2023, 17:52:05

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2  | Вниз

Ответ #5: 15 09 2010, 07:41:03 ( ссылка на этот ответ )

Теософизм.
История одной псевдорелигии
Рене Генон


Предисловие переводчика


Когда Тертуллиан уподоблял современный ему гностицизм женщине легкого поведения, любящей одеваться в самые пестрые одежды и встречающейся с кем попало, он выступал как апологет и сознательно наносил оскорбление. Критикуя современный ему аналог древнего гностицизма, а именно, доктрину Теософского Общества, Генон, в отличие от Тертуллиана, никого не оскорбляет и никакой апологетикой не занимается. Его задача – прояснить ту великую путаницу, которая возникла у многих европейцев, оставивших собственные традиции Запада, дабы окунуться в море «традиции Востока». Стоит ли оно того? Детально анализируя историю возникновения Общества и саму теософскую доктрину, Генон показывает, что все это к подлинному (а не «великому» или «ближнему») Востоку никакого отношения не имеет.

Более того, теософизм, в понимании Генона – это даже и не религия, а одно из сугубо современных заблуждений, которые Генон в совокупности характеризует как «неоспиритуализм». Это – очень широкое понятие, куда входят не только месмеризм, столоверчение и разные версии современного оккультизма, но также и концепции «жизненного порыва» (Анри Бергсон) или «подсознательного» (например, у Фрейда или в прагматизме Уильяма Джеймса). Все это – различные пестрые одежды одной и той же духовной сущности, которую Генон именует «духом современного мира».

Примечательно, что Генон выводит само явление «неоспиритуализма» из протестантских кругов, считая, что «современное мышление и мышление протестантское, если и не идентичны, то различаются лишь в некоторых нюансах, а «неоспиритуализм» очень во многом зависит от протестантизма». Например, Генон называет одну из глав своей книги «Теософистский морализм»: по мнению теософистов и многих протестантов, религия сводится к некоторой этике гуманитаристского, пацифистского, антиалкогольного, вегетарианского и т.д. образца. Все это почему-то увязывается с индийским законом кармы, который, на самом деле, состоит совсем не в этом.

Другим важнейшим источником теософизма Генон называет франкмасонерию. Как известно, вторая после Блаватской руководительница Общества Анни Безант находилась у истоков феминистической ложи «Права человека», куда ее инициировали в самом начале 20 века – в связи с Парижским конгрессом теософистов. После этого Безант стала активно пропагандировать масонские идеи, налаживать международные отношения, открывать в Англии, Индии и других странах филиалы Universal Co - Masonry и т.д.[1] Другие руководители теософизма также в стороне не оставались. Епископ Ледбитер написал даже целую объемную книгу Hidden Life in Masonry, где в свете теософизма объяснялись эзотерические смыслы и цели масонского движения. Открытие в Чикаго международного «Парламента Религий» (сентябрь 1893 года) также не обошлось без масонского влияния: один из главных пропагандистов идеи этой экуменической акции, французский аббат Виктор Шарбоннель, был вынужден оставить церковь, дабы примкнуть к одной из масонских лож. Теософизм предоставлял другую возможность, именуя свое учение «эзотерическим христианством» и при этом устами своих главных протагонистов декларируя духовную близость с братьями всего мира.

Андрей Кондратьев

Предисловие. Теософия и теософизм[2]

Прежде всего, мы должны объяснить малоупотребительное понятие, которое служит названием настоящей работы: почему «теософизм», а не «теософия»? Поскольку для нас эти два слова обозначают две различные вещи, важным предварительным шагом будет рассеять, пусть даже ценой введения неологизма, ту путаницу, которую естественным образом вызывает сходство звучания этих понятий. По нашему убеждению, это тем более важно, что существуют некоторые люди, которые заинтересованы как раз в обратном, а именно, в том, чтобы поддерживать такую понятийную путаницу, заставляющую думать, будто они принадлежат к какой-то традиции. Хотя в действительности они не принадлежат не только к этой традиции, но вообще ни к одной из традиций не имеют никакого законного отношения.

В самом деле, еще задолго до создания «Общества», именуемого «Теософским», понятие теософии служило для именования довольно разных доктрин, которые, однако, принадлежали к единому типу, или, по крайней мере, выражали ряд общих тенденций. Следовательно, их обозначение нужно рассматривать как факт, имевший место в истории. Даже не пытаясь здесь углубиться в природу этих доктрин, мы можем сказать, что они обладают общими чертами и принципами, которые характерны для концепций, в большей или меньшей степени строго эзотерических. Помимо этого, данные доктрины восходят к религиозному или даже мистическому откровению, хотя мистицизм этот, без сомнения, довольно специфичен. Эти доктрины провозглашают себя основанными на традиции Запада, основой которой всегда, в той или иной форме, является христианство. Таковы, например, учения Якоба Беме, Гихтеля, Вильяма Ло,[3] Джейн Лид, Сведенборга, Луи-Клода де Сен-Мартена, Эккартсгаузена; мы не претендуем на то, чтобы предложить здесь их полный список, поэтому ограничимся лишь некоторыми из числа наиболее известных.

Однако та организация, которая в настоящий момент именует себя как «Теософское Общество» и которой мы в данной работе уделим особенное внимание, не примыкает ни к одной из школ, которые, пусть даже опосредованно, связаны с некоторыми доктринами этого рода. Основательница «Теософского Общества», мадам Блаватская, могла обладать более или менее полным знанием текстов некоторых теософов, в особенности, Якоба Беме, и черпать оттуда идеи, которые могла затем вставлять в свои собственные тексты, смешивая с множеством других элементов из различных источников. Все это нетрудно допустить и выглядит вполне правдоподобно. Те теории, которые имеют более или менее связный вид и при этом озвучивались или поддерживались руководителями «Теософского Общества», не соответствуют ни одной из тех характеристик, на которые мы указали выше, за исключением эзотеризма. Эти теории – совершенно ошибочно – представляются как имеющие восточное происхождение, в то время как они относятся, скорее, к очень частному случаю псевдохристианства, которое, кроме того, не верно даже своей изначальной тенденции, оборачиваясь решительным антихристианством. «Наша цель, - говорит мадам Блаватская, - состоит не в возрождении индуизма, но в том, чтобы смести христианство с лица земли».[4] И неужели что-то изменилось с тех пор, как теософисты решили прибегнуть к видимости христианства? Есть все основания для недоверия, когда величайшей пропагандисткой «эзотерического христианства» становится мадам Безант, та самая дама, которая некогда утверждала, что «прежде всего нужно сражаться с Римом и его жрецами, нужно сражаться против христианства и сбросить Бога с небес».[5] Без сомнения, возможно, что доктрина «Теософского Общества» и мнение его настоящего президента претерпело «эволюцию», но возможно также, что их неохристианство есть не что иное как маска, ибо, когда заходит речь о подобных вещах, нужно быть готовым ко всему. Мы полагаем, что наше изложение в достаточной мере покажет, насколько заблуждаются те, кто верит в чистую веру людей, дирижирующих и вдохновляющих движения, подобные тому, о котором пойдет речь.

Каким бы ни было решение этого последнего вопроса, в настоящее время мы можем провозгласить, что между доктриной «Теософского Общества», или, по меньшей мере, тем, что оно считает своей доктриной, и теософией в истинном смысле этого слова, нет абсолютно никакого родства, нет даже преемственности на уровне идей. Итак, необходимо отбросить как химеру утверждения тех, кто пытается представить это общество как продолжение другой ассоциации, такой, как «Филадельфийское Общество»,[6] которое существовало в Лондоне в конце XVII -го века, и к которому, как уверяли, относился Исаак Ньютон. Или же «Братство Друзей Божиих», которое, как говорят, было основано в Германии в XIV-м веке, мистиком Иоганном Таулером и в котором некоторые хотели – мы не знаем точно, почему – увидеть предшественников Лютера.[7] Эти утверждения, быть может, являются еще менее обоснованными, нежели уверения тех, кто возводит теософизм к неоплатонизму, под тем предлогом, что мадам Блаватская эффективно адаптировала некоторые фрагменты неоплатонических теорий, так и не сумев усвоить их по существу.

Те доктрины, которые проповедует «Теософское Общество», в действительности являются очень современными, а по своему составу – необычайно разнообразными, включая в себя почти все теории, к которым законно применяется название теософии и которые смешать воедино могла только злая вера и невежество: злая вера руководителей общества и невежество большинства тех, кто ему следует, а также – и это также необходимо сказать – некоторых его критиков, которые, будучи недостаточно информированы, принимают уверения теософистов всерьез и полагают, например, что те действительно представляют подлинную восточную традицию. Как мы увидим, «Теософское Общество» недостойно даже своего названия, являющегося лишь случайным обстоятельством, не будь которого, общество получило бы название совсем другое; также и члены его ни в коей мере не суть теософы, но, если угодно, «теософисты». В заключение следует добавить, что различие между двумя терминами – «theosophers» и «theosophists» – почти всегда проводится в английском языке, где слово «theosophism» употребляется для обозначения доктрины этого общества в живой разговорной речи. Это понятие кажется нам также достаточно важным, и его стоило бы перенести во французский, несмотря на то, что оно может быть неупотребительным. Это нас не смущает, поскольку для нас это – больше, чем просто спор о словах.

Мы уже говорили о том, чем в действительности является доктрина теософистов. Но, сказать по правде, если употреблять для нее именно это название в его наиболее узком смысле, или даже если именовать им нечто более солидное и более определенное, то придется признать, что ничего более подходящего для такого названия не существует. То, что теософисты представляют как свою доктрину, при более серьезной проверке оказывается пустым набором противоречий; между разными теософическими авторами, а иногда и в пределах писаний лишь одного из них имеется множество значительных расхождений, даже в тех вопросах, которые рассматриваются как наиболее значительные. Особенно, с этой точки зрения, выделяются два основных периода, соответствующих времени, когда обществом руководила мадам Блаватская и времени, когда обществом руководила мадам Безант.[8] Это верно, что современные теософисты часто пытаются утаивать противоречия, интерпретируя на свой лад мысль основательницы общества и утверждая, что ее с самого начала плохо поняли, но что все противоречия этой теории несущественны. Без труда можно понять, что изучение таких несостоятельных теорий никогда не может быть отделено от истории, даже если речь идет о «Теософском Обществе». По этой причине мы решили не разделять нашего исследования на две разные части – с одной стороны – историческую, а с другой стороны – доктринальную, как было бы естественно сделать в другом случае при других обстоятельствах.

Примечания:

[1] Lennhof Eugen, Posner Oskar, Bimder Dieter A. Internationales Freimaurer-Lexikon. – Muenchen, Herbig, 2003, S. 838, 236.

[2] Перевод выполнен по изданию: Guenon, Rene. Le Theosophisme, Histoire d'une pseudo-religion. P., 1921. – Прим. пер.

[3] Вильям Ло (William Law, 1686-1761) – английский мистик, написавший много работ о смысле молитвы, душепагубных страстях и духовном пути христианина. В его рассуждениях о визионерских опытах общения с Богом очевидно влияние Якоба Беме. Вильям Ло – автор целого ряда мистических трактатов и наставлений, из которых наиболее известны Путь к божественному знанию (1752), Дух любви (1752) и Дух молитвы (1749). – Прим. пер.

[4] Заявление, сделанное Блаватской М. Альфреду Александеру и опубликованное в работе: The Medium and Daybreak, London, janv. 1893, p. 23.

[5] Речь на закрытии Конгресса свободомыслящих, который состоялся в Брюсселе в сентябре 1880 г.

[6] Блаватская Е.П. Ключ к теософии, с. 25.

[7] Dr. J.D. Buck. Modern World Movements. // Life and Action. Chicago, mai-juin 1913.

[8] В обоих случаях при руководительницах находились мужчины: в период правления Блаватской (1875-1891) это был полковник Генри Олкотт, а в период правления Анни Безант – англиканский священник Чарльз Ледбитер. – Прим. пер.

* Теософизм..jpg

(27.22 Кб, 333x505 - просмотрено 2530 раз.)

 

 

Страниц: 1 2  | ВверхПечать