Максимум Online сегодня: 215 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24816 статей в более чем 1761 темах,
а также 251538 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 14 08 2022, 19:34:22

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2 3 4 | Вниз

Ответ #10: 11 12 2009, 02:01:59 ( ссылка на этот ответ )

Джон Ди - агент ангелов


     Что значат цифры 007? Задайте этот вопрос любому, и услышите в ответ о Джеймсе Бонде. Мало кто знает, что этот код был в свое время присвоен не выдуманному, а реальному агенту британской разведки, носившему имя Джон Ди - одному из самых таинственных людей позднего средневековья.


     Джон Ди был воистину многогранной личностью - доверенное лицо королевы Елизаветы Первой, придворный астролог, владелец самой большой библиотеки в Британской империи XVI столетия, математик, переводчик трудов Евклида, картограф, астроном, кабаллист, архитектор, навигатор и, наконец, как сказано, секретный агент Британской короны... Свои донесения британской королеве Ди подписывал "007", и создатель Джеймса Бонда писатель Иэн Флеминг, похоже, был о том осведомлен. Но даже он не смог докопаться, откуда у Ди столь странная фамилия (или прозвище).
     Один из титанов Ренессанса, как его называют, Джон Ди интересовался непознанным во всех его проявлениях - собирал сведения о Северной Америке и изучал квадриум наук (арифметику, геометрию, химию и астрономию), проводил алхимические эксперименты по превращению металлов в золото и предвещал судьбу, составляя гороскопы...
     Таланты Ди были признаны во многих европейских столицах. Даже российский царь Федор Иоаннович предлагал ему должность придворного медика. А в Праге Ди провел три года - с 1581-го по 1583-й, - работая непосредственно при дворе Рудольфа Второго, которого не случайно звали "королем алхимиков".
     Когда и где Ди познакомился с медиумом Эдвардом Келли, неизвестно. Но этот союз положил начало уникальным экспериментам, получившим название Иенохейских - по имени Иеноха - единственного из пророков, который согласно Книге Бытия был при жизни вознесен на небеса.
     Под присмотром Келли Ди неоднократно вступал в контакт с некими духами, впадая на глазах изумленных зрителей в транс и произнося речи на неведомом никому из живущих на Земле языке. Поговаривали, что Ди еще и немного мошенник, зарабатывающий таким образом хлеб свой насущный. Возможно, и не без того. Вспомните хотя бы: блистальный астроном Иоганн Кеплер не отказывался при случае составлять гороскопы, считая, что астрология хоть и незаконная дочь астрономии, но без ее помощи многие астрономы давно бы умерли с голоду...
     Первый сеанс, в ходе которого был достигнут контакт с миром иным, состоялся в 1581 году. В магическом кристалле медиум увидел ангела Уриэля, который объяснил, как создать восковой талисман - печать Эммета, с помощью которого легко вступать в контакт с запредельным миром. В ходе последующих сеансов связи небесные собеседники объяснили Ди и Келли способ коммуникации с ними и передали алфавит ангельского, или иенохейского, языка.
     Потом, указывая на соответствующие буквы, ангелы, дескать, продиктовали медиумам 19 поэтических текстов, известных ныне под названием "Иенохейских ключей". Общение, впрочем, не ограничивалось чисто спиритическим уровнем, в ходе которого Ди и Келли с помощью ангелов предсказывали будущее тому или иному заказчику. Согласно дошедшим записям, ангелы давали своим агентам указание, что говорить монархам в том или ином случае, как планировать свои дальнейшие путешествия, и даже указали на движение Великой Армады, дав возможность англичанам как следует подготовиться к встрече с испанским флотом и разгромить его...
     Дональд Тайсон, канадский исследователь наследия Джона Ди, например, полагает, что его герой относился к своим беседам с ангелами, как к своего рода службе. Он получал информацию из конфиденциального источника и передавал ее далее по цепочке. "Хотя, впрочем, многие полагают, что слова ангелов являются сознательной мистификацией Эдварда Келли, - оговаривается он, - либо фантазиями, порожденными подсознанием Ди во время сеансов".
     Интересно, что когда австралийский лингвист, профессор Дональд Лейкок заинтересовался "ангельским языком" и попробовал проанализировать его с помощью комьютера, то нашел, что он обладает многими характеристиками, присущими любому полноценному языку, имеет свой синтаксис, грамматику и достаточный словарный запас...
     Конечно, само по себе это не является доказательством подлинности контактов с ангелами. Язык, непонятный другим, вполне мог понадобиться Ди для каких-то своих целей, особенно учитывая его тайную деятельность.
     Так что это вполне мог быть секретный персональный код, с помощью которого немногие посвященные могли вести переписку и разговор, не опасаясь, что содержание беседы или письма станет известно посторонним. Тем более можно было внушить богобоязненным людям, что перед ними - наречие ангелов...
     Интересно, что составленный Лейкоком словарь "ангельского наречия" выдержал несколько переизданий и широко используется исседователями наследия Ди. Английский ученый Стивен Скинер говорит, что изучение этого наречия помогло кое-кому из исследователей почерпнуть немало полезного для понимания английского языка елизаветинской эпохи и более древних его вариантов.
     Ухватились, конечно, за тексты Ди и уфологи. Они считают, что перед ними документальное доказательство того, что НЛО и их обитатели появились перед землянами задолго до того, как в общепринятую практику вошел сам термин "уфология".
     Не случайно само слово "ангел" в переводе с греческого означает "вестник, посланник", говорят они. Именно этим термином переводчики Библии обозначили древнееврейское слово "малак".
     Ангелы - гонцы божьи, говорят современные теологи. Это бестелесные духовные создания, через которых Бог посылает людям - прежде всего пророкам - свои приказы и распоряжения. У ангелов нет тела, но у них есть свобода воли, и они даже могут грешить...
     С другой стороны, некоторые фантазеры продолжают утверждать, что в те далекие времена люди принимали за ангелов инопланетян, спускавшихся на своих космолетах. Этот сюжет, кстати, тоже нашел свое отражение в Библии. А именно, пророк Иезекииль описывает свое видение, где он становится свидетелем спуска на Землю то ли непосредственно космического корабля, то ли спускаемого аппарата, похожего на... современную капсулу типа "Ротон" с вертолетными лопастями, к проектированию и испытаниям которой приступили ныне специалисты НАСА.
     ...Вот как далеко может увести попытка последовать по стопам Джона Ди. К сказанному, пожалуй, остается лишь добавить, что некоторые исследователи утверждают: в тайниках нашего подсознания хранятся сведения, доступ к которым иной раз удается получить во время гипнотических сеансов. И тогда люди начинают говорить на неведомых наречиях, сообщают сведения, о которых в обыденной жизни они не имеют понятия. Но если так, то получается, что каждый из нас является неким спецкурьером - хранителем закодированной информации, которая в один прекрасный день будет расшифрована человеком и поможет ему в переходе на иную, более совершенную ступень развития. И начало исследованиям этого феномена положил шпион и авантюрист, исследователь и философ, один из самых загадочных людей XVIII века - Джон Ди.

     ...Он умер в 1608 году. Свои записи Джон Ди спрятал в кедровом сундуке с двойном дном, и они долго переходили из рук в руки, никем не обнаруживаемые. Лишь спустя полвека секрет случайно обнаружил некий господин Джонс. Часть рукописей после этого сгорела, поскольку служанка взялась прокладывать манускриптами противни для выпечки пирогов. Но другая часть попала в руки Эллиоса Эшлона, естествоиспытателя и мистика. Он заинтересовался находкой и стал собирать дневники Ди, разбросанные по архивам всей Европы. В семнадцатом веке письменное наследие Ди было издано, и весь мир узнал о секретах, которые хранил сундучок с двойным дном. А теперь об их хозяине узнали и вы.

 

 

Ответ #11: 27 12 2009, 05:00:51 ( ссылка на этот ответ )

ЧТО УВИДЕЛ В ЧЁРНОМ ЗЕРКАЛЕ ДЖОН ДИ

Джон Ди родился в 1527 году и умер в 1608-м. И жизнь его была такой удивительной, что романисты в своих сочинениях описали её лучше, чем большинство биографов. Этими романистами были Жан Рей и Густав Мейринк. Джон Ди был выдающимся математиком и знатоком классической филологии; он выдвинул идею начального меридиана — это Гринвичский меридиан. Он привёз в Англию из Лёвена два глобуса Меркатора и навигационные приборы. Таким образом, он оказался у истоков морской экспансии Англии.

Тем самым Ди дал повод к обвинению, которого я не разделяю, в том, что был пионером промышленного шпионажа, поскольку привёз в Англию для королевы Елизаветы множество секретов навигации и секретов изготовления различных вещей. Ди, несомненно, был крупнейшим учёным-естествоиспытателем и одновременно специалистом по классической филологии и обозначил переход между двумя культурами, которые в XVI веке были, возможно, не так разделены, как в наше время.

Джон Ди занимался, как мы сейчас увидим, и совершенно другими вещами. Ещё в то время, когда он блестяще учился в Кембридже, на свою беду, принялся мастерить роботов; механического скарабея он выпустил на театральном представлении, посеяв в зале панику. Изгнанный из Кембриджа за занятия колдовством, он в 1547 году отправился в Лёвен. Там он и сошёлся с Меркатором. Он сделался астрологом и зарабатывал на жизнь составлением гороскопов, затем его арестовали за магическое покушение на жизнь королевы Марии Тюдор. Позже Елизавета освободила его из тюрьмы и дала ему некое таинственное поручение на континенте.

О нём часто писали, что явная страсть к магии и колдовству лишь служила «прикрытием» для его настоящего занятия — шпионажа. Я в этом далеко не убеждён.

В 1563 году в одной из антверпенских книжных лавок Ди нашёл рукопись, вероятно, неполную, «Стеганографии» Тритемия. Он дополнил её и, похоже, разработал свой метод, почти такой же действенный, как метод Тритемия.

Одновременно с публикацией первого английского перевода Евклида и с изучением возможностей применения в английской армии телескопов и биноклей он продолжал изыскания, связанные со «Стеганографией». То, что случилось 25 мая 1581 года, превзошло все его ожидания.

Ему явилось сверхчеловеческое или, по меньшей мере, нечеловеческой природы существо, окружённое сиянием. Для простоты Джон Ди назвал это существо ангелом. Ангел оставил ему чёрное зеркало, до сих пор хранящееся в Британском музее. Это идеально отполированный кусок каменного угля. Ангел сказал ему, что, глядя в этот кристалл, он увидит другие миры и сможет вступать в контакт с разумными существами другой, нечеловеческой природы. Удивительно современная мысль! Ди записал свои беседы с этими нечеловеческими существами, и часть из них под названием «A true and faithfull relation of what passed between Dr John Dee and some spirits» издал в 1659 году Мерик Казабон. Другая часть записей бесед осталась неопубликованной, рукописи хранятся в Британском музее.

Большая часть записей, сделанных Джоном Ди и книги, которые он подготовил, были, как мы вскоре увидим, уничтожены. Однако осталось достаточное количество фрагментов, чтобы восстановить язык, на котором говорили эти существа и который Ди называл енохическим языком.

Этот язык был либо первым известным искусственным языком, либо первым известным нечеловеческим языком. Во всяком случае это была завершённая система со своим алфавитом и собственной грамматикой. Часть дошедших до нас текстов на енохическом языке содержит математические знания, уровень которых намного превышает существовавший во времена Джона Ди.

Енохический язык лёг в основу тайной доктрины знаменитого общества конца XIX века «Golden Dawn».

Ди вскоре увидел, что ему не удаётся запоминать с достаточной полнотой разговоры, которые он вёл со странными гостями. Никаких приборов для механической записи речи в ту пору ещё не изобрели. Если бы в распоряжении Джона Ди был фонограф или магнитофон, это могло бы изменить его собственную судьбу и даже — как знать? — судьбы всего мира.

К несчастью, Джону Ди пришла в голову мысль, которая его и погубила. Хотя сама идея была совершенно разумная: найти человека, который смотрел бы в волшебное зеркало и разговаривал с неземными существами, а Ди тем временем делал бы записи. На его беду, оба помощника, которых одного за другим нанимал Ди, Барнабас Саул и Эдвард Тальбот, оказались отпетыми негодяями. От Саула, который, похоже, был платным шпионом недругов Ди, учёному удалось довольно быстро избавиться, зато Тальбот, сменивший фамилию на Келли, внедрился в его жизнь всерьёз, да так прочно, что соблазнил его жену, возил его по всей Европе под тем предлогом, что хотел сделать из него алхимика, разорил его и в конце концов окончательно сломал ему жизнь. Джон Ди умер разорённый и опороченный. Король Джеймс I, сменивший на престоле Елизавету, отказался назначить ему пенсию, и Ди умер в нищете. Утешает лишь мысль, что Тальбот, он же Келли, погиб в феврале 1595 года в Праге, при попытке бежать из тюрьмы. Он был такой высокий и толстый, что сплетённая им верёвка, не выдержав его веса, лопнула, и он переломал себе руки и ноги. Достойный конец одного из самых ужасных негодяев, каких знала история!

Несмотря на покровительство Елизаветы, Ди и в последние годы жизни продолжал подвергаться преследованиям, его рукописи вместе с большей частью архива были украдены.

Правда, надо признать, что Джон Ди впал в нищету отчасти и по собственной вине. Ди сначала сказал королеве Елизавете, что он — алхимик, а потом попросил у неё денег. Елизавета Английская вполне резонно ответила ему, что раз он умеет делать золото, то в состоянии сам о себе позаботиться. В результате Джону Ди пришлось продать свою огромную библиотеку, чтобы как-то прокормиться, и всё равно он умер, можно сказать, от голода.

История сохранила главным образом невероятные и живописные эпизоды из его совместных с Келли приключений. Там, в частности, впервые возникает обмен женщинами, который сделался теперь таким распространённым в Соединённых Штатах.

Но этот дешёвый эпизод заслоняет собой истинную проблему, — проблему енохического языка, проблему книг доктора Джона Ди, которые так никогда и не были изданы.

Жак Садуль в книге «Сокровище алхимиков» прекрасно излагает алхимическую сторону приключений доктора Ди и Келли, так что я отсылаю читателя к ней.

Вернёмся к енохическому языку и поговорим о том, что случилось дальше. И прежде всего остановимся на преследованиях, которым Джон Ди подвергался с тех пор, как сообщил о своём намерении опубликовать свои беседы с ангелами. В 1597 году, в его отсутствие, неизвестные люди распалили толпу, которая ворвалась в его дом. Четыре тысячи редких книг и пять тысяч рукописей безвозвратно исчезли, сгорели многие записи. Травля продолжалась и потом, несмотря на покровительство английской королевы. Совершенно сломленный и обесчещенный (позже до такого же состояния доведут мадам Блаватскую). Джон Ди умер в Мортлейке в возрасте 81 года. Снова, в который уже раз, заговор «Людей в чёрном», похоже, удался.

Автор посвящённой Джону Ди статьи в превосходной английской энциклопедии «Man, Myth and Magic» («Человек, Миф и Магия») совершенно справедливо замечает: «Документы о жизни Джона Ди существуют в изобилии, однако для того, чтобы разобраться в его биографии и истолковать её, сделано очень мало».

Зато клеветы на Джона Ди более чем достаточно. В пору разгула суеверий утверждали, будто он чёрный маг. В наш рационалистический век говорят, что он был шпионом, а магия и алхимия выполняли роль ширмы для его настоящей деятельности. Этой точки зрения придерживается, в частности, английская энциклопедия, которую мы цитировали выше.

Обратившись же к фактам, мы прежде всего увидим в высшей степени одарённого человека, способного работать двадцать два часа в сутки, владеющего скорочтением, перворазрядного математика. Кроме того, он был знатоком оптики и её применения в военных целях, он конструировал автоматы, разбирался в химии.

При этом Ди, видимо, был человеком наивным и доверчивым. История с Келли наглядно это доказывает. Однако не исключено и то, что он сделал очень важное открытие, может быть, самое значительное открытие за всю историю человечества. Мне представляется вполне вероятным, что Ди посредством телепатии, ясновидения или какого-либо другого парапсихического действия вступал в контакт с существами нечеловеческой природы. Если принять во внимание уровень современного ему мышления, совершенно естественно, что он приписал этим существам ангельское происхождение, а не подумал, будто они явились с другой планеты или из другого измерения. Но его общения с ними оказалось достаточно, чтобы выучить нечеловеческий язык.

Идея изобретения нового языка не имела хождения в то время, когда жил Ди, и была чужда его мышлению. Первый искусственный язык Уилкинс выдумает намного позже. Система енохического языка имеет законченный вид, и язык этот не похож ни на один из языков, на каких говорят люди.

Конечно, можно допустить, что Ди извлёк его из собственного подсознания или же из коллективного бессознательного, но эта гипотеза выглядит не менее фантастической, чем общение с существами внеземного происхождения. К сожалению, с тех пор, как рядом с ним появился Келли, беседы стали явно поддельными. Келли выдумывал их от начала до конца и заставлял ангелов или духов говорить то, что он хочет. А Келли не отличался ни особым интеллектом, ни воображением. Сохранилась запись разговора, во время которого он просил одного из «духов» одолжить ему на две недели сотню фунтов стерлингов.

Однако ещё до встречи с Келли Ди выпустил странную книгу: «Иероглифическая монада». Он работал над ней в течение семи лет, но, прочитав «Стеганографию», закончил книгу за двенадцать дней. Государственный деятель его времени, сэр Уильям Сесил, заявил тогда, что «тайны, содержащиеся в «Иероглифической монаде», имеют величайшее значение для государственной безопасности».

Конечно, эти тайны пытались связать с криптографией, и такая связь, вероятно, существовала. Но, мне кажется, желание непременно свести всю деятельность Джона Ди к шпионажу заводит слишком далеко. Ведь алхимики и маги широко применяли криптографию, причём в более изощрённых формах, чем это делали шпионы. Я склонен воспринимать слова Джона Ди буквально и думаю, что путём самогипноза, производимого с помощью зеркала или посредством других манипуляций, он сумел преодолеть барьер между планетами или измерениями.

К сожалению, Ди, по собственному его признанию, был лишён каких бы то ни было паранормальных способностей. Он неудачно нанимал «медиумов», и это закончилось катастрофой.

Впрочем, катастрофу эту спровоцировали, использовали и усилили Высшие, которые не желали, чтобы всё, изложенное им в «Иероглифической монаде» в зашифрованном виде, было сказано открытым текстом. Гонения на Джона Ди не прекращались до самой его смерти. Его продолжали преследовать и на континенте: польского короля и императора Рудольфа II настроили против Ди послания «от духов», и 6 мая 1586 года папский нунций вручил императору Рудольфу документ, в котором Джона Ди обвиняли в занятиях некромантией.

Он вернулся в Англию совершенно сломленный, отказался от дальнейших публикаций и умер в должности ректора Колледжа Христа в Манчестере, должности, которую он занимал с 1595 по 1605 год и которая, похоже, не приносила ему удовлетворения.

Впрочем, остаётся один до сих пор не выясненный вопрос, связанный с этой должностью. Примерно в то же время русский царь пригласил Джона Ди приехать в Москву в качестве научного советника. Ему предлагались жалованье в размере двух тысяч фунтов стерлингов в год (это очень большая сумма, равная, примерно как сегодня, двумстам тысячам фунтов), роскошный дом и должность, которая сделала бы его, как сказано в царском письме, «одним из наиболее значительных людей России». Однако Джон Ди отказался. Может быть, была против Елизавета Английская? Может быть, ему угрожали?

Сведения об этом эпизоде слишком расплывчаты. Однако многочисленные сплетни, изображавшие как Ди, находясь в полном подчинении у Келли, разъезжал по всему континенту и обирал богатых и знатных персон, после этого отказа теряют всякую убедительность. Может быть, Ди опасался, что русский царь заставит его применить открытые им тайны и обеспечить тем самым России господство над всем миром?

Как бы там ни было, Ди представляется нам человеком, которому являлись существа нечеловеческой природы, человеком, выучившим их язык и установившим с ними постоянную связь.

Случай совершенно уникальный, особенно если учесть, что речь идёт о личности с таким могучим интеллектом, как Джон Ди.

К сожалению, из тех сведений, какие оставил Ди, нельзя ничего заключить ни о месте обитания этих созданий, ни об их физической природе.

Он просто говорил, что они телепаты и могут перемещаться в прошлое и будущее. Насколько мне известно, идея перемещения во времени появляется здесь впервые.

Джон Ди надеялся выведать у ангелов всю совокупность естественных законов, всё, что касается грядущего развития математических наук. Суть дела не в некромантии и даже не в спиритуализме. Ди стоял на позиции учёного, который хочет проникнуть в тайны, но лишь в тайны, имеющие под собой научную основу. Кстати, сам он постоянно называет себя математическим философом.

Большая часть записей Ди пропала во время пожара в его доме, другие были уничтожены в разное время разными людьми. До нас дошло несколько фрагментов, содержащихся в «Подлинном рассказе Казабона» и некоторых других сохранившихся заметках. Из них можно почерпнуть чрезвычайно любопытные сведения. Ди, в частности, утверждает, что проекция Меркатора — лишь первое грубое приближение. По его мнению, Земля на самом деле не совсем круглая, она состоит из множества наложенных одна на другую сфер, выстроенных вдоль другого измерения.

Между этими сферами есть точки или, вернее, поверхности соприкосновения, и, таким образом, Гренландия в других мирах простирается до бесконечности. Вот почему Джон Ди и подаёт королеве Елизавете многочисленные прошения, в которых убеждает её, что Англия должна завладеть Гренландией, чтобы получить в своё распоряжение дверь в иные миры.

Другое утверждение: математические науки находятся в начальной фазе своего развития, и можно пойти гораздо дальше, чем Евклид, которого Ди, напомним, первым перевёл на английский язык. Ди был совершенно прав, утверждая это, его точку зрения подтвердили появившиеся позже неевклидовы геометрии.

Ещё Джон Ди говорит, что можно создать автоматы, которые будут делать за человека всю работу. И это, прибавляет он, уже сделано в другом месте в 1585 году. Интересно знать, что это за место?

Кроме этого, он подчёркивает важность чисел и пишет о трудностях высшей математики. И снова, в который раз, оказывается прав. Теория чисел считается труднейшей областью математики, намного труднее, чем алгебра или геометрия.

Очень важно, замечает Джон Ди, изучать сны. Они открывают нам одновременно и наш внутренний мир, и внешние миры. Эти совершенно юнгианские взгляды тоже намного опережают его время. Необходимо, считает он, скрывать от основной массы людей тайны, которые могут оказаться крайне опасными. И снова очень современная мысль! Столь же современная, как и другая, постоянно присутствующая в личном дневнике Ди: познание природы даёт неограниченные и совершенно естественные возможности, но в исследования необходимо вкладывать много денег.

Чтобы раздобыть деньги, он искал покровительства великих мира сего и пытался делать золото. Ни в том, ни в другом он не преуспел. А ведь если бы только он нашёл мецената, вся картина мира была бы иной!

Был ли среди всех тех людей, с которыми Ди встречался, Уильям Шекспир? Хотелось бы верить, что да. Многие шекспироведы сходятся на том, что Джон Ди послужил прототипом Просперо в «Буре». Зато, насколько мне известно, среди антишекспирианцев пока не нашлось такого безумца, который вообразил бы, будто произведения Шекспира написаны Джоном Ди. Хотя мне Ди кажется куда более подходящим кандидатом в Шекспиры, чем Френсис Бэкон.

Кстати, не могу отказать себе в удовольствии привести здесь версию английского юмориста А. А. Милна. По его мнению, Шекспир не только сам написал все произведения Шекспира, но сочинил ещё и «Новый органон» за Френсиса Бэкона, поскольку тот был совершенно неграмотным! Эта версия бэконианцев просто взбесила! Ведь они-то утверждали, будто произведения Шекспира написаны Бэконом.

Похороним заодно и другую легенду: Джон Ди никогда не переводил «Некрономикон», проклятую книгу Абдула аль-Азреда, по той простой причине, что этого произведения не существовало. Но, как более чем справедливо замечает Лин Картер, если бы «Некрономикон» существовал, Джон Ди явно был бы единственным человеком, способным раздобыть эту книгу и перевести её!

К сожалению, «Некрономикон» от начала до конца был выдуман Лавкрафтом, который лично подтвердил мне это письмом. А жаль.

Чёрный камень из другого мира, пройдя через руки сначала графа де Петербору, а затем — Горация Уолпола, находится теперь в Британском музее, администрация которого не позволяет ни пользоваться им, ни его исследовать. Это очень обидно. Если бы при анализе камня Ди получилось бы иное, чем у земного угля, соотношение изотопов, это само по себе доказало бы его внеземное происхождение и сильно озадачило бы всех.

Можно найти «Иероглифическую монаду» Джона Ди или получить её фотокопию. Но без ключей к различным шифрам, без других рукописей Джона Ди, сгоревших в Мортлейке или уничтоженных по приказу короля Джеймса I, проку будет мало. Однако история Джона Ди на этом не закончилась, и мне потребуются еще две главы, чтобы рассказать, что было дальше.

 

 

Ответ #12: 15 09 2010, 06:10:15 ( ссылка на этот ответ )

ДЖОН ДИ И ТАЙНЫЕ СООБЩЕСТВА

Рон Хайслер

Джон Ди – ученый и выдающийся маг, ведущий английский математик на протяжении двух десятилетий, лишь в последние годы его репутация стала надлежащим образом освобождаться от напраслины, возведенной эрой воинствующего рационализма на те печально известные эпизоды вызова ангелов, в каковые он был вовлечен в 1580-х годах. Отвратительная редакция ангелических дневников Ди, осуществленная Мериком Касобоном в 1659 году, которая включает не все сохранившиеся книги, дает нам ненамного больше, чем впечатление от патетического стремления Ди к общению с ангелами с разочаровывающее скромными результатами. Мне хотелось бы установить политическое и религиозное значение этих эпизодов, а также найти те ключи к культуре тайных обществ позднеелизаветинской эпохи, которые они дают.
Религиозные воззрения Ди всегда были раздражающе темны. Не вызывает сомнений, что он был своего рода протестантом. Во времена Эдуарда VI он был связан с реформаторами. Курьезный случай в период правления королевы-католички Марии, когда в 1555 году в ходе расследования Court of Requests (комиссия Звездной Палаты) его обвинили в том, что, имея злой умысел, он составил гороскоп королевы и ее испанского супруга, сомнителен, ибо некоторые из его сотоварищей по этому потенциально преступному предприятию впоследствии доказали, что являются самыми что ни наесть преданными слугами католической монархии. [1]

Прошел ли Ди через фамилизм? Мы знаем о его тесных связях с книготорговцем Арнольдом Биркманном, ибо в своем письме, датированном 1604 годом, Иоганн Радермахер упоминает об их встрече в лавке Биркманна более чем за сорок лет до этого. В 1577 году Ди сообщает картографу Абрахаму Ортелиусу (фамилисту), что корреспонденция в Антверпен могла бы быть доставлена слугами Биркманна. [2] Последнего долгое время подозревали в принадлежности к «Семье Любви» (Family of Love) – тайному обществу с несколькими уровнями членства, каковые, очевидно, имели спиритуалистический характер и занять которые могли в равной степени как католики, так и протестанты из Англии, стран Бенилюкс, Германии и Франции. В 1585 году лондонская лавка Биркманна перешла в руки фамилиста Арнольда Милия, который женился на его дочери. [3] Ди жадно исследовал все пограничные области знания, и флирт с фамилизмом должен был быть для него вполне типичным. Один из сотоварищей Ди по учебе, сэр Филип Сидни, был очарован этой сектой: имеется письмо к Сидни его близкого друга, французского ученого Юбера Ланже (Hubert Languet), присланное из Антверпена, где Ланже гостил у печатника Кристофера Плантина, наиболее на сегодняшний день памятного фамилиста. [4] Самым значимым покровителем Ди была королева Елизавета, а факт того, что после смерти ее обвиняли в приверженности этой секте, остался на удивление незамеченным. [5]

Был ли Ди когда-либо посвящен во франкмасонство? Нет ничего, что говорило бы в пользу этого, хотя он, очевидно, энергично интересовался вопросами архитектуры, сферой, каковая в Англии была весьма неразвита даже к середине XVI века, если судить по недостатку печатных работ, доступных на английском языке. У Ди было пять изданий Витрувия; его экземпляр 1567 года испещрен заметками, касательно архитектуры. Мы не располагаем прямыми доказательствами какого-либо интереса к тайнам, связанным с Храмом Царя Соломона. С другой стороны, в 1576 году он написал «Историю Царя Соломона, всех трех лет, его путешествия в Офир, со множеством иных редкостей», [6] фрагменты которой были напечатаны Пурхасом (Purchas) год спустя. [7] Упомянутые путешествия были предприняты моряками Соломона, которого обучили искусству мореплавания мореходы Хирама из Тира, без чьей помощи никогда не был бы, конечно, построен Великий Храм Иерусалимский, что известно каждому масону. В 1590-х по возвращении (весьма благоразумном) после злоключений в Богемии, где по обвинению в ложной трансмутации томился в тюрьме Келли, финансовое положение Ди было довольно шатким. Он неустанно искал службу, которая принесла бы ему финансовую стабильность. Запись в его дневнике от 7 декабря 1594 года гласит: «И на восьмой день, побуждаемая Лордом Адмиралом и отчасти Лордом Бакхерстом, Королева повелела Лорду Архиепископу, чтобы я занял место доктора Дэя в церкви Св. Павла». [8] Чарльзу Говарду, лорду Адмиралу, и Томасу Сэквиллу, лорду Бакхерсту, отводится важная роль Новой книгой конституций (1738) Джеймаса Андерсона: оба они названы Великими Мастерами масонства.

Дабы проникнуть в смысл печально известных сеансов 1580-х, думаю, необходимо в первую очередь взглянуть на коллег Ди. Долгое время игнорировались некоторые моменты переписки Ди с Роджером Эдвардсом, чьи полномочия остаются несколько туманными. Тем не менее, у Эдвардса были весьма обширные связи: среди его покровителей были граф Херефорд, лорд Берли (Burleigh) и, как кажется, сама королева. Существует письмо к Берли, датированное 13 апреля 1574 года, в котором Эдвардс описывает ситуацию в странах Бенилюкс. [9] Книга истинно Благочестивых Псалмов, единственное изданное его произведение посвящено Летиции Деверьё, виконтессе Херефорд. Дочь сэра Фрэнсиса Кноллиса, она была матерью злосчастного Роберта, будущего графа Эссекского. В своем посвящении Эдвардс упоминает, что был «вассалом» графа Херефорда. 29 марта предыдущего года Эдвардс послал Берли трактат для вручения его в подарок королеве. Два месяца спустя, 28 мая, он хвалится мистеру «Марчу», что книга «с благосклонностью была принята» ею. [10]

Разум Эдвардса постоянно одолевали апокалиптические настроения. В 1580 году он написал «Фантастическую книгу» (так озаглавил ее позднейший владелец манускрипта) об «Обращении иудеев», от коего события будет зависеть наступление миллениума. Манускрипт Эдвардса оказался среди бумаг лорда Берли. [11] То, что осталось от его с Ди переписки, датируется промежутком между 13 июля 1579 года и 16 июля 1580. В одном из писем Ди обращается к нему как к «моему возлюбленному другу Р. Эдвардсу». Это было одно из тех писем, что предположительно принадлежало кругу, в чей состав входили «Томас Линкольн» (по-видимому, епископ Линкольнский) и «У. Сестрен». В поврежденном письме, в котором пропущены весьма важные слова, Эдвардс ссылается на «Уильяма Герберта», относительно которого неясно, кто имеется ввиду: граф Пембрукский или апокалиптический поэт. [12] Возможно, последний: Уильям Гарберт из Сейнт-Джиллима, коего Ди упоминает в своей дневниковой записи от 1 мая 1577 года, как приславшего ему некоторые замечания, касательно Monas Hieroglyphica. [13] Гарберт, который в своей поэме поносит и Шекспира, и Самуэля Даниэля, [14] был другом Джошуа Сильвестера, лучшего переводчика Божественных недель дю Барта (Du Bartas); сам Гарберт сделал потерянный ныне перевод Uranus дю Барта, каковой преподнес лорду Ламли. Где-нибудь в другом месте я покажу, что популярность дю Барта в позднеелизаветинскую эпоху основывалась на гугенотском масонском резонансе: его Божественные недели были квазимансонским текстом. [15] В Пророчестве Кэдволлера, последнего Короля Британцев поэт из Уэльса изображает Якова I в образе второго Брута, который вернулся, чтобы вновь объединить королевство британцев, столь лихо разделенное на три части королем Лиром. Как полагает Гарберт, «расчлененная… падением своей первой монархии», Британия будет восстановлена королем, что «объединит три в одном и одно в трех», ознаменовав, тем самым, новый золотой век, в котором война будет посажена на цепь. [16]

Схожие милленаристские настроения никогда не были чужды и рассудку Роджера Эдвардса, что можно было бы увидеть в Благочестивых Псалмах, где он изображает «святой град новый Иерусалим» и переносится мысленно на «новые небеса и новую землю». Эдвардс, несомненно, повлиял на Ди, коему 24 марта 1583 года дух подробно поведал о движении природы и разума, рассказав как «из этого возникают Новые Миры. Новые Пути; Необыкновенные Люди…» [17] Возможно, утопия шекспировской Бури была изготовлена именно в духовной мастерской круга Ди.

Апокалиптический этос 1580-х достиг к тому моменту исключительного напряжения – или устрашения, ибо победа Антихриста, Римского Папы, была центральным пунктом, вокруг которого была закручена интрига событий, вкупе с поражением Испании. Джон Эйлмер, ставший лондонским епископом, предложил королеве Елизавете мессианскую задачу по уничтожению в Британии Антихриста, позднее в 1576 году Джеймс Сэндфорд в своем переводе Дома Отдохновения Гвиччардини развил данную тему, видя в Елизавете «более божественных качеств», нежели «в королях и королевах иных стран». [18] Ее миссией было установление нового золотого века. Сэндфорд, который глубоко верил в эпоху или «статус» миллениума, был, вероятно, «мистером Сэндфордом», о котором упоминается в ангелических дневниках Ди. [19] Он перевел Откровение Св. Иоанна (1582) Джакопо Брокардо. Последнего справедливо рассматривают в качестве важного предшественника розенкрейцеров: 120 лет, что пролетели между смертью легендарного Кристиана Розенкрейца и обнаружением его могилы, были предсказаны Брокардо в его теории трех стадий, ведущих к низвержению Антихриста. Стадии – каждая по сорок лет – представлены Савонаролой, Лютером и борьбой с Папой/Антихристом. [20] Конечная цель должна быть достигнута в году 1600-м, но розенкрейцерские манифесты сместили веху к 1604 году, когда была открыта гробница Розенкрейца. Спасаясь от инквизиции, Брокардо отплыл из Венеции и направился на север Европы. Будучи в 1577 году в Англии, он почти наверняка познакомился с кругом Ди – Сидни.

Теперь нам стоит бегло взглянуть на оккультное окружение, коему Ди наследовал, на те общества с эзотерическими и скрытными пристрастиями, что были в моде в утонченной Европе. Итальянские Платоновские академии по-прежнему процветали и продолжали множиться. Во Франции поэты и интеллектуалы стекались в Pléiade, центр платонизма (дом Даниэля Роджерса, ami Ди и сэра Филипа Сидни), до тех пор, пока Генрих III, монарх из рода Валуа не основал сначала свою Дворцовую Академию, о которой Вальсингам имел повеление в феврале 1576 года, и затем в 1583 в Винсене загадочное Братство Иеронимитов ("Confrèrie d'Hieronymites"). Начавшись с двенадцати участников, оно было средоточием экспериментов с наркотиками. Братство было продолжением более раннего Ордена Святого Духа, основанного в 1578 году, к которому принадлежал французский посланник в Англии, утонченный Мишель де Кастельно де Мовисьер, в лондонском особняке коего два года гостил Джордано Бруно. [21] Семья Любви, каковая стала вызывать опасения у властей отчасти потому, что пополняла свои таинственные ряды в значительной степени за счет недворянских кругов, вероятно, насчитывала в 1580 году в Англии целую тысячу приверженцев.

Относительно Ди существует одно немаловажное посмертное утверждение. Элиас Эшмоул услышал его по прошествии нескольких десятилетий после смерти Ди, о том, что он был «был опознан как член Братства R.Cr., членом этого Братства … Филиппом Цайглером…» [22] Филип Цайглер, революционный розенкрейцерский пророк, прибыл в Англию в 1626 году и наделал много шума. Ди умер в 1608 году. Я не обнаружил никаких фактов, подтверждающих утверждение Цайглера. Однако возможно, что Ди был знаком с Фрэнсисом Тинном, поэтом из лондонского Общества «Розы», изучавшим алхимию. В своем дневнике под датой 1 марта 1589 Ди записал: «Я получил письмо от мистера Тинна». [23] Касательно сэра Эдварда Дайера, близкого друга и поклонника Ди на протяжении многих лет, Джон Обри пишет, что его «многие труды на ниве химии, были оценены неким Розенкрейцером» [24] Дайер оставил сей бренный мир в 1607 году. Достоверность не была сильным местом ни у Цайглера, ни у Обри, и их утверждения следует принимать с осторожностью.

Однако, значимые связи с розенкрейцерством могли быть установлены через двоих слуг Ди. Кук работал на мага с 1567 по 1581 год. Они повздорили и расстались, однако за тем помирились, и Кук вернулся на службу к Ди в 1600 году. Оказывается, что в качестве ассистента Корнелиуса Дреббеля, алхимика-изобретателя, пока тот трудился на императора Рудольфа II в Праге вплоть до 1612 года, значился «Роджер Кок». С большой долей вероятности можно сказать, что «Кук» Ди и есть «Кок». Дреббель же был одной из наиболее значимых фигур среди розенкрейцеров. [25] Приблизительно с 1603 года и вплоть до смерти Ди у него был молодой ученик по имени Патрик Сэндерс, которому после ухода учителя достались некоторые из его манускриптов. Со временем, став сотрудником Лондонского медицинского колледжа, Сэндерс подготовил к печати труд Роджера Бэкона Epistola … De Secretis Operibus Artis et Naturae, который был опубликован в Гамбурге в 1618 году. Он посвятил это издание братству розенкрейцеров. [26]

Чтобы максимально полно проникнуть в загадку Ди, нам стоило бы поискать свидетельства, оставленные его современниками. Пожалуй, лучше всего было бы начать с любопытного комментария Филипа Сидни, адресованного Юберу Ланжэ 11 февраля 1574 года. После критики Commentarioli Brittanicae Хамфри Луйда (Lhuyd), Сидни пишет: «Однако, конечно, существенно… для тебя помнить, что наш «неизвестный Бог» [Ди] из той же земли и субстанции, и встретит твое несвоевременное появление много смеясь, если примет как родного брата; в противном случае в своем гневе он, вероятно, может замахнуться на тебя своей иероглифической монадой, подобно Юпитеру, метающему молнию – ибо такова ярость духов небесных». [27] Сидни, который изучал химию, «ведомый Богом, с Ди в роли учителя и Дайером в роли компаньона», делает остроумное замечание, центром коего является фраза – «наш “неизвестный Бог”» – чьи полномочия воспринимались более серьезно. [28] Сидни прямо намекает на культивирование prisca theologia – изначальной религии внутри общепринятой, следовательно, зададимся вопросом, приобрела ли секта Ди к 1574 году определенную форму? Мы не можем быть уверены относительно этого, точно можем сказать лишь одно: культ Джона Ди был фактом действительности. Интеллект и эрудиция Ди, вызывавшие восторг у других возвышенных, стали питательной средой для его неутолимого эгоизма.

Об ограниченности спенсерианства говорит тот факт, что его последователи не распознали портрет Ди и, косвенно, соответствующее ему положение – которые можно обнаружить в эпизоде с Замком Умеренности во Второй Книге The Faerie Queene. Спенсер описывает троих «благородных мудрецов», второй из коих «давал наилучшие советы». Ди, безусловно, был человеком практики, разрабатывавшим исследовательские программы. Эта фигура находится во второй комнате, стены которой оживляют «знаменитые маги», а также «всяческие искусства, науки и направления философии». Спенсер изображает Ди как «человека опытного и зрелого возраста», который «размышлял всю свою жизнь, каковой через постоянные раздумья и практику взрастил истинную мудрость и поразительное глубокомыслие». Эдмунд Спенсер, который трудился в 1580 году над The Faerie Queene, был сотоварищем Дайера и Сидни по Ареопагитову поэтическому обществу.

Взаимоотношения между Ди и кругом Сидни детально не зафиксированы. Но что касается других - последствия были просто потрясающими. Неуклюжее танго, что танцевал Ди с алхимиком и исследователем Эдрианом Джилбертом, двоюродным братом сэра Уолтера Рэйли, превосходно описано в духовных дневниках. 26 марта 1583 года Ди вопрошает у духа: «Должен ли Эдриан Джилберт быть посвящен в эти Таинства?» В заметках на полях Ди замечает, что Джилберт «может быть посвящен, однако он не должен быть Практиком». [29] Степень, до которой Джилберт может быть «посвящен в наши практики», доставляла Ди постоянное беспокойство. К 1590-м Ди обзавелся новыми близкими друзьями. Мы располагаем заметками сделанными им на книжном форзаце, датированными 31 мая 1594 года, где он наградил «м-ра Баркера» (врач Томас Баркер?) и «м-ра Элпеда» (несомненно Ричард Элред) титулом «Discipulos» - учеников! Касательно Элреда, 23 марта того же года Ди отмечает в дневнике: «Маг разоблачен дружбой м-ра Ричарда Элреда». Увы, никого дальнейшего пояснения у Ди нет. [30]

Внутри его собственного круга наиболее серьезным конкурентом Ди был флорентийский патриций Франческо Пуччи, утопист с неустойчивыми и непостоянными взглядами. [31] Тяготевший к протестантизму, он впервые прибыл в Англию в 1572 году и два года спустя получил в Оксфорде степень магистра гуманитарных наук. В следующем году он был исключен из университета. Перейдя в Лондоне из итальянской церкви во французскую, вскоре он снова оказался вовлечен в конфликт. Его буйный характер и репутация протестанта-антикальвиниста должны были с неизбежностью привести к чему-то подобному. Покинув к 1577 году Лондон, он направил свои стопы к Фаусто Социну в Базель, правда, вскоре его изгнали и оттуда. Вернувшись в 1579-80 годах в Лондон, он вновь подвергся преследованиям и отправился в Голландию, где оказался в обществе известного ученого Юста Липсия, чья политическая мысль оказала влияние на Шекспира, и кто был уличен в фамилистских устремлениях несколько лет спустя. Пуччи вернулся в Лондон, где, как полагают, в 1581 году он завершил – или целиком написал - Forma d'una repubblica cattolica. По прошествии нескольких столетий, его рука была распознана в этом утопическом тексте.

Пуччи предлагал создать тайную «республику» из добрых людей всех стран, каковые должны подготовить мир к великому собору, что вновь сделает христианство единым. Копируя печально известных анабаптистов, чья причастность к социальным и политическим потрясениям десятилетиями ранее навлекла анафему на их имя во всех почтенных кругах, проект Пуччи включал организацию «Колледжей», где главными должностями были бы Ректор, Канцлер и Цензор, на которые сроком на четыре года избирались бы мужчины старше 25. На дружественных территориях время от времени происходили бы центральные совещания, в случае необходимости инкогнито, под маской торговцев. Внешне организация проявляла бы лояльность к законам данной страны и подчинялась бы ее гражданским властям; данное условие демонстрирует фамилистское влияние на размышления Пуччи. Его стремлением было единение всех людей в общину, которая включала бы даже мечеть и синагогу. Его ближайшая цель – уврачевание христианского раскола – должна была быть достигнута путем созыва великого собора «духовных лиц» и «поклонников истины». Временами он считал, что подобный собор должен быть созван Папой. [32]

Заново открытый в Италии в двадцатом веке, Пуччи вызвал волнительную дрожь в академических кругах. Кто-то был удивлен отсутствием в итальянской традиции явных предшественников утопии Пуччи, не учитывая при этом, что она могла отражать мысль и обстановку Англии. Мы знаем, что в 1570-х сильное влияние на Сидни и Даниэля Роджерса оказали эйренистские импульсы, каковые были не только следствием парижской резни гугенотов в ночь св. Варфоломея 1572 года. Первоначально в их помыслах было исцелить раскол внутри протестантизма: раскол между лютеранами и кальвинистами. Религиозные воззрения этих мыслителей, несмотря на имеющееся протестантское основание, не могут быть сведены к какому-либо строго ортодоксальному направлению. Хотя на первый взгляд нет никаких достаточных оснований предполагать, что Пуччи познакомился с Ди к 1581 году, остается существенная возможность того, что на самом деле его утопия может являться выражением общих мыслей, циркулировавших внутри закрытого круга мага.

Вне всяких сомнений, что к 1585 году Пуччи встречался с Ди и великолепным шарлатаном от алхимии Эдвардом Келли в Кракове в Польше. Пуччи сопровождал этих двоих в их путешествии в Богемию. 20 августа он был с ними в Праге. [33] В июле 1586 года Ди отметил в своем дневнике, что он и Келли оставили Пуччи в своих апартаментах в Праге. Духовные дневники Ди оживляются периодическими приступами явной паранойи, однако в данном случае его опасения выглядят довольно обоснованными. В Эрфурте он написал: «Мысль о том, что Пуччи вернется в нашу кампанию, болью отдается в моем рассудке, как по причине его необузданности в спорах, так и из-за того, что разбалтывает наши секреты, не имея на то нашего разрешения или расположения к себе и не совершая каких-либо добрых деяний». [34] Столь чувствительным Ди стал по причине существенной: папский нунций при дворе императора Рудольфа II жаждал его крови. О Пуччи валлийский маг писал: «Он с нашими смертельными врагами приготовил для нас приманку, чтобы загнать нас в ловушку с помощью красноречивых льстивых слов». [35] Пуччи попытался убедить Ди и Келли отправиться в Рим, дабы провести сеанс по вызову ангелов в присутствии Римского Папы. Они мудро отвергли столь заманчивое предложение. К 1587 году изменчивый Пуччи вновь обратился в католицизм. С толку сбивает одно, почему Ди немедленно не прервал столь опасное знакомство, может, полагал, что поступок Пуччи был искренним, а не простой уловкой с целью низвергнуть католические авторитеты? Так или иначе, он не стал этого делать, и нелегкие взаимоотношения продлились еще какое-то время. То, что Ди рассматривал собственный круг как, по сути, формальную секту, предполагалось комментарием, который он позднее оставил в отношении Пуччи, которого он охарактеризовал как «практиканта, еще не признанного, но уже известного нам настолько, чтобы лишить его слова». [36] Значит, имелся статус членства повыше, нежели кандидат. Сам Ди намеревался занять еще более высокую ступень. На сеансе в Праге 29 августа 1584 года с ним связался дух Уриэль, Ди открыл свое сердце: для него было «наиболее желанно в скорости проникнуть в Школу Мудрости…» [37] Пуччи несомненно принадлежал школе не-мудрости: он попал в руки инквизиции и в 1597 году был обезглавлен и сожжен ею в Риме.

А что можно сказать о религиозных убеждениях Ди во время пребывания его в Богемии? Лютеранин Будовеч (Budovec) так описывает его аудиенцию у Рудольфа II: его «в первый раз приняли хорошо; он утверждал, что в христианском мире вскоре должно произойти чудесное преобразование, которое подтвердит падение не только Константинополя, но и Рима. Таковые убеждения он не уставал распространять среди простого народа». В июне 1586 года венецианский посланник писал, что Ди «не проповедует христианской жизни, но заявляет, что получил откровения от ангелов… Когда Папа был проинформирован, он справедливо стал опасаться возникновения новой секты». Пуччи, который полагал, что был свидетелем пророческих откровений на сеансах Ди, в Actio Pucciana, в каковых принимал участие ангельский дух, «получил великое подтверждение своих надежд о близящемся обновлении всех вещей, которые Господь сделает совершенными…» Ди записал указания ангелов в 1586 году, в которых подчеркивается его неортодоксальное христианство: «Тот, кто желает стать мудрецом, не должен взор свой обращать ни направо, ни налево; ни на того, кто зовется католиком, ни на того, кого зовут еретиком (я призываю вас к этому); но стоит взглянуть ему на Бога земного и небесного и Сына его, Иисуса Христа». [38]

Заключение Р.Дж.У. Эванса относительно того, что Ди верил в своего рода мистическое универсальное откровение шокировало меня своей совершеннейшей неадекватностью, вероятно, в связи с тем, что ведет к тому, чтобы присвоить магу определение квиетиста, последователя пассивного христианского направления. [39] Нам же, наоборот, необходимо рассматривать его – особенно в свете его тесных взаимоотношений с Роджером Эдвардсом, дружба с которым продолжалась вплоть до конца 1590-х – как законченного апокалиптика и милленариста, обладающего активной, деятельной натурой. Его стремленье к ангельскому водительству было сознательно функциональным, призванным направлять его многообразные предприятия – например, исследование Америк или перекраивание политической карты Центральной Европы, с Рудольфом II в качестве главного приза.

Доктор Адам Кларк, гебраист, алхимик, астролог и каббалист был, вероятно, ведущим методистским интеллектуалом начала 19 столетия. К сожалению, его манускрипт «Mysterium Liber», очевидно, полностью исчез с лица земли. Однако, по крайней мере, мы располагаем строками Кларка, повествующими об этих поразительных усилиях: «N.B. Коль скоро установлено, что шесть книг Таинств, каковые были извлечены Элиасом Эшмоулом, эсквайром, из бумаг Джона Ди, хранившихся в Библиотеке Слоана, …являют собой собрание бумаг, связанных с государственными отношениями между Елизаветой, ее министрами и различными иностранными силами, в коих доктор Ди был задействован иногда открыто в качестве официального лица, а порою как шпион, я предполагаю сделать извлечение из всей работы и постараюсь, если возможно, дать ключ к Таинствам. А.К.» [40]

 

 

Ответ #13: 15 09 2010, 06:11:38 ( ссылка на этот ответ )

ДЖОН ДИ И ТАЙНЫЕ СООБЩЕСТВА

Рон Хайслер

Прослеживая истоки розенкрейцерства, комментаторы зачастую обращали внимание на таинственные путешествия Николя Барну (Barnaud), алхимика-гугенота, касательно которого в течение веков набралось множество загадок. [41] Известность Барну покоится, отчасти, на его авторстве наиболее спорного из всех гугенотских политических полемических сочинений, Lé Reveille-Matin des Francais et de leurs voisins (prétendus), чье первое издание датируется 1573 годом, что объясняет использование им псевдонима Eusèbe Philadelphe. Эта ультрарадикальная работа, которая была весьма расширена в последующих изданиях, выдает направление мысли более созвучное революционерам 1789 года, нежели аристократам-гугенотам 1570-х и их излюбленных теологов. Будучи откровенно антицерковно настроен, автор настойчиво требует брака для священников и отмены церковной десятины, развивая тему великого союза гугенотов и дома Гизов для ниспровержения династии Валуа, оправдывает тираноубийство и право на сопротивление угнетению, и обрисовывает контуры новой формы политического контроля над обществом в чисто республиканском русле. [42] Ужаснувшись, великий кальвинистский писатель Беза поспешил в Женеве осудить книгу. Ее копии имелись как у Джона Ди, так и у Габриэля Харви.

С именем Барну связывали множество анонимных работ, до сих пор не было ни одного удовлетворительного описания его жизни. С определенностью нам известно, что он родился в Crest in Dauphiné, в 1559 году посещал Испанию, а в 1572 был в Париже и бежал в Женеву, где трудился на дипломатическом поприще у осажденных протестантов. [43] Его имя постоянно произносилось неправильно – как «Берно» или «Бернард». Это порождает интригующую возможность, на которую историки до сих пор не обращали внимания, ибо в Returns of Aliens за ноябрь 1571 года мы сталкиваемся с «Жаком Таффином, который был приближенным короля Франции, родился в Турне во Фландрии… Его жена Анна, родилась в Турне. Ги Барнар и Николя Барнар, братья вышеозначенной Анны,…, и все прошлые годы подвергали нападкам церковь, и до сих пор не принадлежат никакой церкви, но иногда посещают французскую». [44] К сожалению, мы не располагаем иной информацией, позволяющее прояснить, был ли это наш Берну или нет. Поселившись в свои зрелые годы во Франции, он был отлучен от местной церкви, описанной им как «эта чума». Его религиозные взгляды были близки к взглядам Социна, который отвергал Святую Троицу. [45]

Теперь нам следует перейти от Барну - политика к Барну - алхимику. Два его алхимических трактата были опубликованы в Голландии Кристофером Рафеленгием, внуком фамилиста Кристофера Плантина; прочие – в Лейдене Томасом Бассоном, фамилистски настроенным англичанином. Именно его сын Говэрт Бассон – также фамилист – издал самые ранние розенкрейцерские памфлеты Роберта Фладда. Бассоновское издание Quadriga Auriferae Secunda Rota было посвящено сэру Эдварду Дайеру, хотя из предисловия Барну, датированного июлем 1599, явствует, что лично с этим английским рыцарем он знаком не был. Однако, вполне возможно, что Барну познакомился с Ди не позднее 1583 года. Вопреки утверждению А.Э. Уэйта, Барну нигде не говорит, что был свидетелем того, как Эдвард Келли превратил ртуть в золото в пражском доме Таддеуша фон Хайека. [46] Он утверждает, что видел «проекцию», которую Хайек совершил в 1583 году в Праге при помощи своего сына. [47] Дело обстоит таким образом, что в этом году Ди и Келли были весьма радушно встречены Хайеком, который принимал их в своем пражском доме. Кажется, Хайек был знаком с сэром Филипом Сидни: его сын, направленный на учебу в Англию, был вверен его попечению. [48] Мы можем заключить, что Барну познакомился с Ди в 1583 году, однако, доказательств этому у нас нет.

Значение Барну определяется тем, что в алхимической традиции он рассматривается, как ключевой предшественник розенкрейцерского братства, хотя доказательства подобного рода утверждения в высшей степени сомнительны. Эта традиция выкристаллизовалась в книге Дж.С. Землера Unparteiische Samlungen zur historie der Rosenkreuzer, вышедеей в 1788, каковая утверждает, что в 1591 году Барну, о котором известно, что в тот год он путешествовал по Франции и Голландии, основал алхимическое общество. Землер доходит до того, что утверждает, что великая коллегия братства розенкрейцеров собиралась в 1591 и 1597 годах, подразумевая, что Барну, вероятно, имел отношение, по крайней мере, к последней встречей. [49]

Землер не озаботился документированием таких утверждений. Даже если они содержат хотя бы частицу истины, Ди – у которого в Богемии и Польше были с Барну общие друзья-покровители – едва ли слышал о подобных событиях. Но то, что Барну мог организовать что-то наподобие алхимической секты, вполне из области вероятного, так как в 1597 году Барну создал свой Commentariolum in Aenigmaticum quoddam Epitaphium, каковой содержал «алхимическую мессу», изначально написанную болгарином Николаем Мельхиором. Чем больше мы узнаем об алхимиках Ренессанса, тем больше уважаем их за практические склонности: все ими описанное, они, как правило, старались выполнить в собственной лаборатории. Почему Барну редактирует эту «мессу», точно также как двумя десятилетиями позже это сделает Михаэль Майер, если она не предназначалась для коллективного исполнения? 50

Перевод: © Д.Б. Зеленцов

[1] Public Record Office. Proceedings in Court of Requests Cat. I lxxvii 48.

[2] J.E.Van Dorsten The Radical Arts p. 23. Ecclesiae Londino-Batavae Archivum vol. I (1887) ed. J.H. Hessels; letter of 7/17 January 1604, pp. 157-60.

[3] Stephen Batman The Golden Booke of the Leaden Goddes (1577) описывает три градуса обращенных: община святых, колонна разумеющих, просвещенные старейшины. В Англии у них были епископы, старейшины и дьяконы. Касательно Милиуса см. статью A. Hamilton in Quaerendo vol. xi(1981) pp. 278-9.

[4] J.A. Van Dorsten op. cit. p. 29.

[5] A Supplication of the Family of Love....(1606) p. 46: «Как оказалось, при ней [Елизавете] всегда находился кто-то из Фамилистов, или лидеров той Секты, каковые всегда доносили ей или сообщали новости о том, что было совершено или замышлено против них».

[6] J. Roberts & A.G. Watson eds. John Dee's Library Catalogue p.13.

[7] Samuel Purchas Hakluytus Posthumus or Purchas His Pilgrimes vol. I (1905 ed.) 105-6. Трактат Ди достигает в объеме 70 листов.

[8] Private Diarv of Dr. John Dee (1842) ed. J.O. Halliwell.

[9] British Library MS Cotton Galba C.V.

[10] Calendar of State Papers (Dom.) 1547-1580 p. 332.

[11] British Library MS. Lansdowne 353.

[12] British Library MS. Cotton Vitellius C.V. II fs. 312-14, 325-28. On William Herbert: f. 312.

[13] Private Diary of John Dee op. cit. p.3.

[14] William Harbert Epicedium (1594) first stanza.

[15] A.L. Prescott French Poets and the English Renaissance p.179. Я рассматриваю Дю Барта в истории раннего английского франкмасонства.

[16] C.A. Patrides & J. Wittreich eds. The Apocalypse p. 181.

[17] British Library MS. Sloane 3677 f. 99v.

[18] C.A.Patrides & J.Wittreich op. cit. p. 96.

[19] Brit. Lib. MS. Sloane 3677 fs. 137v, 144v.

[20] Johann Valentin Andreae 1586-1986. Catalogue by Bibliotheca Philosophica Hermetica, Amsterdam (1986) p. 27. Друг Андреа, Тобиас Гесс, который, возможно, был соавтором розенкрейцерских манифестов, жадно изучал Брокардо.

[21] F.A. Yates The French Academies of the Sixteenth Century (1947) pp. 156, 157, 171, 226.

[22] Peter French John Dee p. 14.

[23] Private Diary of Dr. John Dee op. cit. p.61.

[24] Dictionary of National Biography.

[25] J. Roberts & A.G. Watson op. cit. p. 4. О Дреббеле см.: R. Heisler "Rosicrucianism: the First Blooming in Britain" The Hermetic Journal 1989 pp. 38-40.

[26] Ibid. p. 38. J. Roberts & A.G. Watson op. cit. pp. 58. 60-2.

[27] J.M. Osborn Young Philip Sidney 1572-1577 p.146.

[28] Roger Howell Sir Philip Sidney p. 137 quoting Dr. Thomas Moffett's Nobilis. Моффет знал Сидни.

[29] Brit. Lib. MS. Sloane 3677 fs. 104, 164(?).

[30] Private Diary of Dr. John Dee op. cit. pp. 48, 52. J. Roberts & A.G. Watson op. cit. pp. 101, 28.

[31] Полезные комментарии по поводу Пуцци можно найти в E.Cochrane ed. The Late Italian Renaissance; also see Dict. of Nat. Biog. Biography in Francesco Pucci Lettere, documenti e testimonianze vol. II ed. L. Firpo & R. Piattoli.

[32] M. Eliar-Felden "Secret societies, utopias, and peace plans: the case of Francesco Pucci" Journal of Medieval and Renaissance Studies vol.14 (1984).

[33] О Роджерсе см.: J.E.Phillips Neo-Latin Poetry of the Sixteenth and Seventeenth Centuries (1965) p. 11 re. C. Plantin the Familist publishing his Latin poems in 1565. Роджерс был знаком и связан с некоторыми фамилистами. А, может, и сам был фамилистом? Кто знает? Also pp. 13, 16, 18, 19.

[34] True Relation of Dr. John Dee (1659) ed. M. Casaubon p.430.

[35] F. Pucci Lettere, documenti e testimonianze op. cit. p. 182.

[36] Ibid. p. 187.

[37] True Relation of Dr. John Dee op. cit. p. 206.

[38] R.J.W. Evans Rudolph II and his World (2nd ed.) p. 224. State Papers (Venetian) vol. VIII (1581-1591) p. 169. R.J.W. Evans op. cit. p. 103. P. French John Dee p. 120.

[39] R.J.W. Evans op. cit. p. 224.

[40] List of MS formerly in possession of the late Dr. Adam Clarke. Baynes & Son Sale Catalogue (1837), копия из Британской библиотеки.

[41] Nouvelle Biographie Universelle (1853). H. Hauser Les Sources de l'Histoire de France XVI Siècle (1494-1610) vol. III. A.E. Waite The Brotherhood of the Rosy Cross pp. 75-79. Новые полезные материалы в R.J.W. Evans op. cit. pp. 200, 208, 212-13, 283. Но наиболее важным обзором по-прежнему остается Prosper Marchand Dictionaire historique vol. I (1758) pp.82-87.

[42] J.W. Allen History of Political Thought in the Sixteenth Century pp. 308-9.

[43] R.M. Kingdon Geneva and the Constitution of the French Protestant Movement 1564-1572 pp. 185-6.

[44] Returns of Aliens dwelling in.... London from Henry VIII to James I Part II (1571-1597) ed. R.E.G. Kirk & E.F. Kirk p. 38.

[45] Dictionaire de Biographie Francaise (1951). Барну умер в 1607.

[46] Theatrum Chemicum vol III(1659) pp. 796-7. C. Nicholl The Chemical Theatre p. 21 quoting from Waite's edition of F. Barrett's Lives of the Alchemists.

[47] Theatrum Chemicum vol III p. 749.

[48] True Relation.... op. cit. p. 212. J.M. Osborn op. cit. pp. 242, 299, 313, 318, 435. Сидни был в Праге в 1575 и 1577 годах. Юбер Ланже, очевидно, написал предисловие.

[49] J.S. Semler Unparteiische.... der Rosenkreuzer Book I pp.89, 83, 90, 91

[50] R.J.W. Evans op. cit. p. 200.

 

 

Ответ #14: 05 01 2012, 19:29:05 ( ссылка на этот ответ )

Джон Ди

Сохранились сведения о каком-то зеркально отполированном черном кристалле, некогда принадлежавшем легендарной личности которой половины XVI века, Джону Ди. Об этом магическом зеркале, в частности, рассказывали манускрипты, одно время хранившиеся в библиотеке Котоньена. Входило это зеркало в коллекцию редкостей, собранную неким Хорасом (Горацием) Уолполом из Строберрихилл. Выглядело оно как кусок каменного угля великолепного черного цвета, прекрасно отполированный; обтесанный в форме овала, с ручкой из темной слоновой кости.

И хотя многие говорили, что это был именно уголь, большой уверенности в этом нет... Может быть, это был и какой-то другой минерал. В коллекции графов Питерборо это зеркало хранилось уже с настораживающей надписью: «Черный камень, посредством которого доктор Ди вызывал духов». Элайас Ашмол, автор диковинной и жутковатой книги «Химический театр», рассказывает об этом черном зеркале в восторженных выражениях: «При помощи сего магического камня можно увидеть всякое лицо, какое пожелаешь, в какой бы части света оно ни находилось, пусть даже скрывалось бы в самых отдаленных покоях или пещерах, что помещаются в недрах земных».

Известно, что ни в роду Питерборо, ни в роду Уолполов, страшась такой власти, никогда даже не пытались воспользоваться магическим зеркалом-кристаллом. Не делали этого сами и не позволяли другим, ревниво оберегая реликвию от посторонних глаз, опасаясь больших бед, которые могло бы вызвать чье-либо неуместное любопытство.

Но так уж случилось, что в 1842 году коллекция Уолпола была пущена по свету с молотка. При распродаже магический кристалл за двенадцать фунтов (по французским источникам — за 336 франков) купил человек, который предпочел остаться неизвестным. Несмотря на все предпринятые розыски, ни этого таинственного человека, ни черное зеркало Джона Ди найти так и не удалось.

Кто же такой этот легендарный доктор Ди, «магическое наследство» которого до сих.пор будоражит воображение? О, это на самом деле была выдающаяся личность, о которой с трепетом и уважением говорят знающие люди и по сей день. А на рубеже XVI—XVII веков слава об этом ученом англичанине, подписывавшемся странным «Voo», распространилась по всей Европе. Дошла она даже до России, и его, в качестве научного советника, приглашал к себе русский царь; обещал огромное жалованье, роскошный дом и должность, которая сделала бы ученого, как было сказано в царском письме, «одним из наиболее значительных людей в России». Но по известным только ему причинам Джон Ди от столь заманчивого предложения отказался, как, впрочем, и от других, не менее лестных.

Итак, что же это был за человек, которого жаждали видеть при своем дворе монархи самых разных стран?

Он родился в Уэльсе и в семье придворного офицера короля Генриха VIII. В пятнадцатилетнем возрасте поступил в колледж Святого Иоанна в Кембридже, а затем продолжил образование в Голландии и Бельгии. Будучи еще юношей, этот современник Нострадамуса уже учил геометрии самого Карла V, императора Священной Римской империи, а в возрасте двадцати трех лет читал свои знаменитые лекции по математике в Париже.

Блистательный математик и астроном, крупнейший естествоиспытатель, знаток классической филологии и языков, рьяный собиратель и спаситель старинных рукописей, владелец одной из крупнейших в Европе личных библиотек, выдающийся философ, «идейный отец розенкрейцерства», провидец, человек, способный спать лишь два часа в сутки, — вот лишь неполный перечень качеств этой загадочной личности. Добавим к этому лишь то, что Ди считается прототипом шекспировского Просперо.

Когда Ди вернулся в родную Англию, ему не было и тридцати, но он уже слыл авторитетным ученым, и Мария I Тюдор назначила его королевским астрологом. Она только что взошла на престол и была в расцвете сил, но «доктор Ди» какими-то только ему ведомыми способами узнал, что править ей недолго: она скоро умрет, не оставив наследника. В беседе с Елизаветой, сводной сестрой королевы, Ди поделился своим и соображениями и предсказал этой девушке, находящейся в немилости, в скором будущем: королевский трон. Двор кишел интригами, и о столь крамольных предсказаниях шпионы тотчас донесли королеве. Расправа была короткой: астролога бросили в тюрьму «за попытку подчинить жизнь монарха магии».

Два года провел ученый в заточении. И все же его предсказание сбылось: Елизавета вскоре взошла на трон. Безгранично доверявшая молодому ученому, она сразу же назначила его опять-таки королевским астрологом и даже дату своей коронации — 14 января 1559 года — выбрала к соответствии с его расчетами. Судя по всему, совет доктора Ди был обречен: почти полувековое правление Елизаветы I было на редкость успешным. Оно сопровождалось расцветом искусств и науки, расширением торговых связей и географическими открытиями. И по сей день среди историков существует устойчивое мнение, что «Елизаветинский ренессанс» во многом обязан именно Джону Ди.

Елизавета тоже не оставалась в долгу. Она предоставила Джону Ди самые широкие возможности для научной деятельности. Пользуясь личным покровительством королевы, Ди немало сделал для своей родины. Изобретатель механических роботов и телескопа, он стоял у истоков науки морской навигации и применения в английской армии биноклей и подзорных труб. Одним из первых он предложил использовать солнечную энергию, сфокусированную с помощью огромного зеркала.

Джон Ди принимал участие в реформе григорианского календаря, написал учебник географии, предложил идею начального меридиана, известного сегодня как Гринвичский... Таков был масштаб этой незаурядной личности.

Но при такой кипучей деятельности Джон Ди жил еще одной — тайной — жизнью, о содержании которой мы можем лишь частично догадываться по сохранившимся личному и «спиритическому» дневникам, да еще — по автобиографическим трактатам. Вчитываясь в их строки, мыс полным основанием можем назвать мировоззрение этого замечального человека причудливой смесью мистицизма и самой передовой, по тем временам, науки. Судите сами: наравне с сугубо научной и практической деятельностью он очень серьезно относился к оккультной философии и магии — как к мировоззрению, помогающему проникнуть в тайны бытия. Его фундаментальный философский труд «Иероглифическая монада» (Антверпен, 1564), по мнению исследователей тайных обществ и герметических учений, стал фактически идейной основой будущего розенкрейцерства.

Можно утверждать, что большую часть своего времени Джон Ди отдавал тайным наукам: кабалистике нумерологии, алхимии, астрологии, а также гаданию. Уделял он внимание и изучению свойств зеркал. Об этой области его исследований известно очень мало, и о достижениях Ди мы можем судить только по его же скупым записям (например, по такой: «Нетрудно изготовить зеркало, которое силой солнца, даже скрытого, облаками, превращает в пепел все разновидности камня и металла») или по свидетельствам современников, которые утверждали, что в доме Джона Ди была какая-то камера для «зеркальных видений».

И все же чуть ли не главным увлечением всей жизни доктора Ди было изучение «магических» свойств кристаллов и искусство предсказаний с их помощью — кристалломантия.

Среди любопытных подробностей о различных магических кристаллах Джона Ди сохранились сведения о перстне с бериллом, в котором Ди мог вызывать образные видения не только у себя, но и у присутствующих. Предполагают, что кристалл в перстне был огранен особым способом, известным лишь самому Ди, — тем самым, о котором он намекает в своей знаменитой «Иероглифической монаде»: «Гранильщик бериллов сможет (с помощью монады. — Авт.) с высочайшей точностью узреть в кристаллической пластине все, что только есть на земле и в воде в подлунном мире...» История знаменитого перстня, так же как и магического черного зеркала, прослеживается до 1842 года, когда он был продан на аукционе таинственному незнакомцу. Дальнейшая судьба его тоже неизвестна.

Видное место среди «магических кристаллов» Джона Ди занимало зеркало из полированного обсидиана (вулканического стекла), привезенное испанцами из далекой Мексики. Судя по всему, это была настоящая реликвия, которую ацтеки некогда использовали для того же, что и Джон Ди, — для прорицаний. В пользу этой версии говорит, например, такой любопытный факт: имя всевидящего и всезнающего Тескатлипоки — бога вулканов и вулканического стекла обсидиана — в переводе обозначает «дымящееся зеркало».

Свойства обсидианового зеркала ацтеков были столь необычны, что сама Елизавета приезжала домой к своему учителю, чтобы познакомиться с этим магическим инструментом. По всей видимости, зеркало и на самом деле стоило такого внимания. Сохранились записи того времени, рассказывающие, что не расстававшийся с этим зеркалом Джон Ди наблюдал в нем за событиями, происходившими от него на больших расстояниях. Например, за тем, как подстрекаемая завистниками чернь сожгла его «колдовской» дом с уникальной коллекцией старинных манускриптов, редкостей и камерой для «зеркальных видений».

Стоически перенося утраты и гонения ученой и религиозной братии, Джон Ди никогда не терял интерес к своим исследованиям и всю жизнь продолжал эксперименты с магическими кристаллами и зеркалами. То и дело вглядываясь в их таинственные глубины, Ди иногда видел в них нечто, о чем мы можем только догадываться. Так, особо ему ишомнился день 25 мая 1581 года; о нем осталась даже короткая дневниковая запись: «Я долго вглядывался в кристалл — и наконец увидел». Что так потрясло Джона Ди, мы не знаем, но, может, именно об этом он 11 исал в другом месте: «Это я искал многие годы, в разных землях, далеких и близких; я прочитал множество книг и выучил множество языков, я общался с разными людьми, я много трудился, чтобы увидеть хотя бы лучик истинного знания... Увидев это, я осознал, что мудрость не может быть достигнута усилиями человека, но лишь по Твоей воле (о Господь)».

Прошло полтора года, и в жизни Джона Ди произошло событие, исключительное по своим последствиям: он получил подарок от неземных существ. Это случилось в ноябре 1582 года. Во время вечерней молитвы, на фоне окна, в лучах заката, к нему «во всем величии» неожиданно явилось окруженное сиянием сверхъестественное существо — ребенок, которого Джон Ди впоследствии называл ангелом Уриэлем — «духом света». О чем они говорили, осталось тайной, однако известно, что «ангел» подарил ученому магический кристалл «величиной с яйцо, прозрачный и переливающийся всеми цветами радуги». Как пишет сам Ди, явившийся тут же его взору архангел Михаил с огненным мечом приказал: «Иди и возьми его, но пусть более ни одна живая душа не прикоснется к нему».К сожалению, у самого Ди видение посредством «камня ангела» получалось далеко не всегда, и потому он стал прибегать к помощи более способных к ясновидению помощников. Те, вглядываясь в кристалл, сообщали ученому все, что видели в нем, а Ди скрупулезно записывал. О том, как все происходило, рассказывал один из таких помощников, Эдвард Келли: «В середине камня находится маленькое круглое подобие вспышки света, которая кажется похожей на шар диаметром в тридцать дюймов или около того». Келли утверждал, что в блестящей сфере можно было наблюдать каких-то «духовных существ», которые сообщали для Ди весьма разнообразные сведения.

В течение всей оставшейся жизни — более четверти века — Ди не расставался с этим подарком. И тому были серьезные причины. Судя по дошедшим до нас сведениям, с помощью этого магического кристалла ученый мог не только проникать в другие миры, но и заглядывать в будущее.

По словам самого Джона Ди, от разумных существ нечеловеческой природы — девочки-эльфа по имени Мадина и «ангелов» с именами Аве и Рафаэль — он научился и загадочному языку. Произошло это после того, как однажды «ангелы» показали ему в кристалле какую-то таблицу с буквами, числами и символами. Это был очень странный алфавит, записи с помощью которого до сих пор вызывают живейший интерес исследователей. Ведь это самое удивительное изобретение Джона Ди, по существу, было первым известным в истории искусственным языком (а может, первым известным языком внеземных цивилизаций?). Сам Ди называл его енохическим — языком Еноха, на котором «говорят ангелы и обитатели Эдемского сада». Сегодняшние ученые считают его абсолютно завершенной системой с собственным алфавитом и грамматикой, совершенно не похожими ни на один человеческий язык.

До нас дошли фрагменты записей, сделанных Джоном Ди на этом таинственном языке. Исследователей поражает то, что они содержат математические знания, уровень которых значительно превышал существовавший в то время. Контакты с «ангелами» продолжались несколько лет, и все это время Джон Ди получал от них удивительные для того времени знания.

Самое поразительное, что этот волшебный камень не пропал, как это часто бывает с легендарными реликвиями. За четыре столетия он прошел через руки разных людей и сейчас хранится в Британском музее. Администрация не разрешает посторонним лицам ни пользоваться им, ни исследовать его...

Автор: Н.Н. Непомнящий

 

 

Страниц: 1 2 3 4 | ВверхПечать