Максимум Online сегодня: 215 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24816 статей в более чем 1761 темах,
а также 251531 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 14 08 2022, 18:20:19

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2 3 4 5 | Вниз

Ответ #5: 08 01 2010, 14:48:23 ( ссылка на этот ответ )

ИНТЕРВЬЮ КАРЛОСА КАСТАНЕДЫ ЖУРНАЛУ "MAS ALLA DE LA CIENCIA"

окончание

- Что общего между тем, что Вы определяете как сновидение и тем, что другие авторы называют "управляемым сном" (исп. lucido - четкий, ясный)?
- Ничего общего. Сновидение - это маневр магов, которые с помощью железной дисциплины трансформируют обычные сны, будь они управляемые или неуправляемые, в нечто трансцендентальное. Я не знаю никого в нормальном, повседневном мире, кто обладал бы дисципли ной, необходимой для того, чтобы довести до конца подобную трансформацию. Управляемые сны очень живые, но их нельзя использовать как энергетический шлюз для того, чтобы перенести наше осознание в другие миры, столь же реальные и поразительные, как мир по седневных дел.
- Вы неоднократно подчеркивали важность переживания заново (исп. recapitulacion - в русском переводе книги К.Кастанеды - "перепросмотр") и многие люди, вдохновленные тем, что Вы говорили, попытались его практиковать. Не могли бы Вы рассказать о методике и конкретных результатах этого упражнения?
- Переживание заново было для дона Хуана незаменимым способом, чтобы начать путь к свободе. Это не техника восстановления энергии, а маневр, соответствующий видению магов. Они считают, что обладание осознанием бытия - состояние, присущее всему живому. Нек ая необыкновенная сила дает самосознание тем, кто только что родился - будь то вирус, амеба или человеческое существо. В конце жизни та же самая сила отнимет у каждого из этих существ одолженное им самосознание расширенное за счет индивидуального жизненн го опыта. Для мага переживание заново является способом вернуть этой необыкновенной силе то, что она одолжила нам в момент нашего рождения. Совершенно невероятно, говорил дон Хуан, что эта сила довольствуется вышеупомянутым переживанием заново. Поскольку единственное, чего она от нас хочет, это самосознание, то в случае, если мы его отдаем ей в виде переживания заново, она не отнимает у нас в конце-концов жизнь, а позволяет пройти вместе с ней к свободе. Так маги теоретически объясняют переживание заново Методика его очень проста. Сначала составляется список всех людей, с которыми поддерживались отношения, от настоящего времени до, возможно, момента рождения. Смысл заключается в том, чтобы вновь пережить опыт общения с каждым, кто входит в список - не пр осто вспоминая их, а именно переживая заново. К этому прибавляется очень медленное ритмичное дыхание - справа налево с выдохом посередине, которое называют "веером", потому что оно освежает (букв. обмахивает) воспоминания. Маги верят в то, что весь мир н ш опыт общения, будучи пережитым заново, отдается необыкновенной силе, разрушающей нас. Так как этот маневр не имеет ничего общего с психологическими упражнениями, подобными психоанализу; переживание заново всего жизненного опыта подразумевает использован ие уже потраченной энергии.
- А как узнать, правильно ли осуществляется переживание заново?
- Вашими случайными, но конкретными результатами явится возрастание энергии и состояние хорошего самочувствия. Наличие этих двух ощущений и является критерием.
- То, что Вы называете вторым вниманием, описывается вами, главным образом, в последней книге "Искусство сновидения", как жестокий мир, кишащий опасностями и западнями, - ничего общего не имеющий с рассказами о безмятежном и счастливом мире. Откуда эти ра зличия? Почему знания Вашей линии так существенно отличаются от тех, с которыми знакомят нас другие источники?
- Дон Хуан объяснял такое расхождение тем, что мир магов - это мир живой, конкретный и реальный, войти в который можно полностью. Он говорил также, что мир мистиков - это мир, порожденный отблесками неизвестного, мертвый, воображаемый мир, который не имее т ничего общего с реальностью борьбы и беспрестанными изменениями живого и реального мира. Как я уже говорил ранее, дон Хуан считал магов путешественниками по океану неизвестного. Я думал вначале, что это поэтическая метафора, но потом понял, что это фен менологическое описание состояния бытия. Невозможно, говорил дон Хуан, чтобы западный человек был в такой степени упрощенцем, чтобы верил бы в мистические "удовольствия" тех, кто никогда не отправлялся в неизвестное преднамеренно и совершенно осознанно.
-Только что Флоринда Доннер-Грау и Тайша Абелар опубликовали книги о своем собственном обучении у дона Хуана. Существует какая-то причина, по которой они решили нарушить молчание?
- Обе они решили написать о своем опыте на пути воина после возвращения Кэрол Тиггс, которая отсутствовала десять лет. То, что она вернулась к нам, вызвало полную перемену перспективы, начертанной доном Хуаном, и наш выход из изоляции, предписанный им же.
Вследствие этой перемены три ученицы дона Хуана: Флоринда Доннер-Грау, Тайша Абелар и Кэрол Тиггс - достигли чрезвычайной значимости в мире магов. Благодаря собственной безупречности, они превратились в его настоящих представительниц. Они сами поставили перед собой цель написать о своем ученичестве, что я нахожу в высшей степени уместным, ибо никто, кроме них, не смог бы дать столь точную оценку дона Хуана как отменного учителя.
- Что случилось с остальными учениками, к которым мы привыкли, читая Ваши книги?
- Их уже нет с нами по очень простой причине: они не могут удовлетворить моим академическим требованиям. Необходимо было, чтобы ученики привыкли к темпераменту нового нагуаля, который означает темперамент переживания "любовного романа" со знанием. Остальн ые ученики желали, чтобы я был не более чем практикующим знание дона Хуана. Подобное невозможно, должно было быть наоборот, как того требует традиция. Так что я их не оставлял - это они меня оставили. Теперь они надеются, что в решающий момент им сможет омочь дон Хуан. Наши отношения с другими учениками завершились, как только Флоринда Доннер-Грау и Тайша Абелар написали свои книги, подкрепив этим свою связь с интеллектом, а следовательно, с нынешним нагуалем.
- Наряду со сновидением, одним из основных понятий, изложенных в Вашей книге, которое также претерпело множество интерпретаций, является отслеживание (исп. acecbo - слежка, наблюдение; в русском переводе книги - сталкинг). Что, в точности, означает "отсле живать"?
- Дон Хуан называл отслеживанием действие по смещению точки сборки и удержанию ее там, куда она была смещена. Точка сборки - это понятие магов, которые считают, что восприятие человеческих существ осуществляется в невидимой для обычного глаза точке, распо ложенной на уровне лопаток, но не в физическом теле, а в энергетической массе, примерно на расстоянии метра от спины. Именно там соединяются миллионы энергетических волокон вселенной, которые, путем интерпретации, трансформируются в восприятие повседневн го мира. Маги уверяют, что если точка сборки смещается с помощью сновидения или путем практических действий, в ней соединяется ряд других энергетических нитей, и поэтому нашему восприятию становится доступен другой мир. Поддерживать ее после смещения в но вом положении - настоящее искусство. Тот кто не может достичь этого, никогда не сможет воспринимать другие миры в полном виде; он будет воспринимать их частично и хаотично. Можно сказать, что восприятие фиксируется по мере того, как фиксируется точка сбо ки, а это, главным образом, вопрос наличия достаточного количества энергии.
- Вы говорили о смещении точки сборки с помощью практических действий. О каких действиях идет речь?
- В основном "следящие" достигают энергии, необходимой для овладения искусством отслеживания, благодаря маневрированию поведением, являющемуся добровольным вовлечением "следящего" в когнитивные диссонансы. Так, например, обучали Тайшу Абелар. Одним из ман евров поведения, которые ее заставили пережить маги, было превращение в нищенку. В течение года ее, грязную и оборванную, ежедневно посылали к дверям церкви просить милостыню. Задачей Тайши было настолько полное превращение, чтобы ее поведение полностью оответствовало расхожему образу попрошайки. Тайша делала это не как актер, для которого представление является вопросом каких-то мгновений - она действительно была нищей. Другой пример отслеживания - моя работа поваром в течении почти двух лет, на которую меня направила спутница дона Хуана, донья Флоринда - работа, которая каждодневно отнимала все мое время. Еще один пример отслеживания описан Тайшей Абелар в ее книге: когда ее заставили больше года жить на огромных деревьях. Результатом этих маневров яв яется то, что практикующий трансформируется до такой степени, что превращается в саму трансформацию. Это и означает отслеживать.
- Рекомендуете ли Вы этот тип маневрирования тем, кто хочет быть вовлеченным в диссонансы?
- Конечно, это очень трудный для осуществления в условиях повседневного мира маневр магов. Не знаю, как смог бы кто-либо привести другого к отслеживанию без руководства собственным отслеживанием. Мне говорили, что есть люди, которые уверяют, что могут нау чить отслеживать. По моему мнению, это очень расчетливый обман, и несправедливо, когда люди, действительно заинтересованнные, попадают в подобную ловушку. Между прочим, при отслеживании необходимо быть безупречным по отношению к другим и к себе самому, ч обы видеть, каков ты есть, не обманывая себя. Только достигнув равновесия между привязанностью к окружающему нас миру и отчуждением от него, можно заниматься отслеживанием. Пока не достигнешь такого состояния, это бессмысленно. Тот, кому удастся его дости чь, будет практиковать его, а не обучать ему, да еще брать за это деньги. Однажды дон Хуан сделал очень точный комментарий по поводу тех, кто учит, сам не зная того, чему учит: "Ни в коем случае не позволяй вынуждать себя быть воином лишь по выходным дня . Очень просто думать, что одновременного усилия вполне достаточно. Это не так. Чтобы выбраться из того дурного места, где все мы сейчас находимся, нужно использовать всю имеющуюся силу".
- Расскажите нам об альтернативной смерти магов. Ее следует понимать как метафору или как реальный факт? Стремитесь ли Вы и Ваша группа к ее достижению?
- Позвольте мне объяснить, что мы не составляем группу. Каждый из нас, изучающих знание дона Хуана, - отдельный индивидуум. Объединяет нас намерение достичь свободы, но не в такой степени, чтобы сделать нас спаянной группой. Сгореть во внутреннем огне - в от альтернатива физической смерти; это не метафора, это реальный факт, хотя и непостижимый. Дон Хуан объяснял внутренний огонь как состояние энергетического напряжения, порожденное согласием следовать предварительным условиям пути воина. Это физическое н пряжение вызывает в надлежащий момент энергетический взрыв, который трансформирует каждую клетку живого существа в самосознание, то есть, в чистую энергию. Разумеется, все мы, его ученики, стремимся достичь этого конечного состояния. Дон Хуан называл его полной свободой, потому что для него это состояние подразумевало восприятие окружающего нас мира, свободное от объяснений, базирующихся на нашей социализации и языке.
- Дон Хуан желал свободы. Добился он, в конце-концов, своей цели?
- Дон Хуан утверждал, что умереть, как умирают маги, означает перенести самосознание на непостижимый для линейного разума план. Умереть, отдав себя внутреннему огню, равнозначно превращению всего нашего физического существа в осознание существования. Дон Хуан умер именно так, достигнув того, что маги называют полной свободой. Осознание бытия, расширенное за счет вклада нашей физической части, достигает неописуемых уровней. Свобода для мага - это свобода воспринимать мир, как воспринимают его существа все бъемлющие (исп. total), а не как люди - обезьяны, скованные социализацией и языком.
- И куда ушел дон Хуан, если только возможно это описать каким-либо образом?
- Кэрол Тиггс и Флоринда Доннер-Грау уверяют, что знают о происходящем с доном Хуаном. Их идея заключается в том, что и остальные маги, сопровождающие его, оказались плененными в одном из состояний мира, которое маги называют "луковыми чешуйками". Они утв ерждают, что дон Хуан не смог вырваться из мира, который является двойником нашего, мира неорганических существ, вследствие того, что, хотя он был абстрактным человеком, его группа состояла из очень конкретных практикующих. Они говорят, что если бы степе ь абстрагирования этих практикующих была выше, осознание всех спутников дона Хуана достигло бы в своем рывке гораздо большего. Возможно, осознание дона Хуана застряло где-нибудь там, где он не желал оказаться, в состоянии, не свойственном его темпераменту . Как бы то ни было, нагуаль способен преобразовывать ситуации в зависимости от многочисленных обстоятельств. Единственное, что существует для нагуаля - это борьба. Нагуаль понимает, что он именно там, где и должен быть - и оттуда продолжает свой путь.
- Означают ли Ваши неоднократные утверждения, что Вы - последние и что с Вами прекращает существование Ваша линия, что завет дона Хуана будет утрачен навсегда?
- Действительно, мы завершаем линию дона Хуана. Но дон Хуан хотел, чтобы я трансформировал эту негативную ситуацию в нечто очень позитивное, добившись того, чтобы идея свободы стала всеобщим достоянием. Если бы это стало возможным, его линия не прекратила бы своего существования. Напротив, число следующих ей было бы огромным. Желание мое, чтобы это произошло, очень сильно, а мое намерение - безупречно. Могу сказать лишь, что я отчаянно надеюсь, что это произойдет, но все - в руках духа и нашей собственно безупречности. Несомненно, нечто побуждает нас к тому, чтобы мы завершили этот путь, как дон Хуан, отдав себя внутреннему огню. Мы не желаем оказывать этому какое-то сопротивление. Мы хотим предложить достаточно значимый аргумент, чтобы получить возможно сть продолжить нашу работу, располагая для этого необходимым временем.
- Между тем, множится число людей, которые организуют курсы изучения Вашей системы знания, используют Ваши концепции и осуществляют "вольное адаптирование" уроков дона Хуана. Каково Ваше мнение по этому поводу?
- Я не думаю, что этому можно обучать... За долгие годы я прочитал огромное количество лекций о своем обучении у дона Хуана, но, кажется я добился только того, что подарил терминологию ряду людей, заработавших на этом известность. То, что предлагает дон Х уан, ведет к осязаемым делам, которые требуют большого усердия и отдачи. Проводить подобные апокрифические курсы не имеет смысла потому, что в действительности знанием дона Хуана интересуется много людей, и жаль, что появились такие, кто цинично пользует я этой ситуацией: деньги берут, а научить ничему не могут. Ужасающе очевидно, что в основе всего этого лежит лишь экономический интерес. Несомненно, никто из тех, кто посещает такие курсы, никогда не сможет что-либо извлечь из них. Никто из нас, учеников дона Хуана, не может обучать так, как обучал он, потому что для этого необходимо руководство, которого у нас нет. Поэтому у меня в сознании возникает вопрос: как могут делать это люди, которые понятия не имеют о том, что делал дон Хуан?
- Когда дон Хуан говорил об эволюционировании, что означала для него эта эволюция и каково ее направление?
- На протяжении моего обучения доном Хуаном я пришел к пониманию жизненной важности осознания того, что мы должны изменить состояние бытия. Это изменение дон Хуан называл эволюцией. Он утверждал, что общественные установки заставляют нас возвышать до уров ня биологической заповеди размножение, но пора принять во внимание другую заповедь природы: эволюцию. Для него знаком этой преднамеренной эволюции в человеческом существе было достижение видения Вселенной как потока энергии. То, что мы "видели" самих себ как поля энергии как "светящиеся яйца", как он говорил, означало для нас отмену интерпретационной системы, которая позволяет нам видеть мир только таким, каким мы его видим. Дон Хуан говорил об этой системе как о системе восприятия, которая фиксирует сен сорные данные и преднамеренно трансформирует их в восприятие мира. Возьмем, к примеру, случай, когда мы рассматриваем сенсорные данные здания, в котором размещается сберегательный банк . Все, что улавливают наши чувства, это наличие архитектурного строен я, которое мы называем зданием, которое, само по себе, уже является интерпретацией. Однако, акт полной преднамеренности, который заставляет нас "видеть" "сберегательный банк" является актом чистой интерпретации, так как, чтобы "видеть" "сберегательный бан к", мы должны использовать наше осмысление цивилизации. Дон Хуан утверждал, что наша интерпретационная система продолжает действовать потому, что все мы вовлечены в циничные и лживые маневры восприятия, с которыми нам следует покончить. Если только мы не посвятим каждый удар сердца данной задаче, мы и дальше будем оставаться жертвами этого шантажа.
- Какова же альтернатива?
- Знание дона Хуана - это жизненно важный способ покончить с вышеупомянутыми маневрами. Он говорил, что тот, кто считает их существование ложью или выдумкой, еще одним фарсом вдобавок ко всем прочим, тот и оказывается обманут, ибо таким образом утверждает ся ценность и нерушимость интерпретационной системы повседневного мира. Единственное, что в таком случае остается нам, это старость и дряхлость. Один знаменитый в шестидесятых годах проповедник наркотиков не так давно заявил, что открыл до ужаса простой аркотик, позволяющий парить в облаках двадцать четыре часа в сутки, и этот наркотик называется дряхлость. Если все, что нас ждет перед смертью и, это старость и дряхлость, значит, общественные установки лгали нам, заставляя верить в то, что наш выбор в по вседневном мире разнообразен и необыкновенен. Мечтой дона Хуана было достичь этого многообразия выбора путем отмены эффекта интерпретационной системы. В этом и заключается суть его уроков. Кто бы ни принимался истолковывать их в обстановке аудитории, он стается циником и комедиантом, потому что не существует способа сделать это, не сумев прежде принять нутром концептуальную парадигму дона Хуана. Предлагая идею преднамеренной эволюции, которая сменила бы нашу интерпретационную систему, он предлагает тотальную революцию, имя которой - свобода.
… мы все до комизма предобрые люди…
Федор Михайлович Достоевский. Идиот

 

 

Ответ #6: 08 01 2010, 14:52:30 ( ссылка на этот ответ )

Карлос Кастанеда – Шесть разъяснительных моментов

Часть книги К.Кастанеды "Дар Орла", которая вошла только в испанский вариант перевода.

Вопреки изумительным манипуляциям, которые дон Хуан проделывал с моим осознанием в течение многих лет, я упорно настаивал на попытках интеллектуальной оценки того, что он делал. Хотя я писал достаточно много об этих манипуляциях, это всегда была строго экспериментальная точка зрения и, кроме того, строго в рациональной перспективе. Погружаясь, так как это делал я, в свою рациональность , я не мог распознать целей обучения дона Хуана. Чтобы понять протяженность этих целей с некоторой степенью точности, было необходимо, чтобы я потерял мою человеческую форму и достиг полноты (целостности) самого себя. Учение дона Хуана было нужно для руководства мной в второй стадии развития воина: проверке и полном принятии того, что внутри нас содержится другой тип сознания. Этот этап был разделен на две категории. Первая, для которой дону Хуану требовалась помощь д она Хенаро, состояли из двух типов деятельности. Одним из них был показ мне различных процедур, действий и методик, которые были предназначены для тренировки моего сознания. Другой был нужен для шести разъяснительных моментов.

1. То, что мы воспринимаем как мир, есть эманации Орла.
<...> ... это не мир объектов, а мир эманаций Орла. Эти эманации представляют собой единственную непреложную реальность, которая заключает в себе все, что есть, воспринимаемое и невоспринимаемое, познаваемое и непознаваемое. Видящие, которые видят эманации Орла, называют их ком...ми из-за присущей им принудительности. Все живые существа принуждены использовать эманации, и они их используют, не имея понятия, что это такое. Обычный человек интерпретирует их как реальность. А видящие, способные видеть эманации, интерпретируют их как правило. Несмотря на то, что видящие видят эманации, у них нет способа узнать, что есть то, что они видят. Вместо того, чтобы запутывать себя бесполезными догадками, видящие занимаются конструктивными размышлениями о том, каким образом команды Орла могут быть проинтерпретированы. ДХ настаивал, что интуитивно ощущать наличие реальности, выходящей за пределы нашего мира, значит оставаться на уровне догадок; для воина недостаточно просто догадываться о том, что команды Орла непосредственно воспринимаются всеми живыми существами Земли и что никто из них не воспринимает команды одинаково. Воины должны пытаться созерцать поток эманаций и "видеть" способ, которым человек или другие живые существа используют этот поток для построения воспринимаемого мира. Когда я предложил использовать слово "описание" вместо "эманации Орла", ДХ сказал, что он говорит не метафорически. Он сказал, что слово "описание" означает человеческое соглашение, а то, что мы воспринимаем, происходит из команды, к которой человеческое соглашение никак не относится.

2. Внимание -- это то, что заставляет нас воспринимать эманации Орла, "снимая пенки".
ДХ говаривал, что восприятие это физическая способность, которую живые существа развивают; конечный результат этого развития известен среди видящих как внимание. ДХ описывал внимание как действие по привязке и направлению восприятия.
<...> ДХ раскрыл передо мной схему классификации, подразделяющую внимание на три типа, подчеркивая, что называть их "типами" на самом деле неверно.
Фактически, это три уровня знания: первое, второе и третье внимание; каждое из них -- независимый и завершенный мир.
Для воина, находящегося на начальных ступенях обучения, первое внимание (1B) -- наиболее важное из всех. ДХ сказал, что его объясняющие утверждения (explanatory propositions) были попытками сделать доступным для 1B тот способ, которым оно работает, { кто может, переведите точнее: "attempts to bring into first frame the way in which the first attention works" -- Б.Э. :-) } т.е. нечто, то проходит совершенно мимо нашего понимания.
Он считал абсолютно необходимым для воинов понимать природу 1B, если они собираются отважиться на остальные два.
Он объяснил мне, что 1B обучено, не отдавая себе в этом отчета, мгновенно двигаться сквозь весь спектр эманаций Орла в поисках именно тех "единиц восприятия", которые каждый из нас обучен воспринимать. Видящие называют этот навык "снятием пенок", поскольку он проявляется как способность к подавлению "избыточных" эманаций и выделении тех, восприятие которых должно быть подчеркнуто.
<...> Видящие заявляют, что все, что выбрасывается первым вниманием в процессе снятия пенок, ни при каких условиях невозможно восстановить с помощью первого внимания. С тех пор, как мы обучаемся воспринимать методом снятия пенок, наши органы чувств перестают фиксировать "избыточные" эманации.
<...> ДХ никогда не переставал поражаться способности человеческих существ к упорядочиванию хаоса восприятия. Он утверждал, что каждый из нас по сути -- крутой маг, и что наша магия состоит в наделении реальностью тех пенок, которые наше 1В научилось снимать. Тот факт, что мы воспринимаем методом снятия пенок -- ком... Орла, но воспринимать команды как объекты -- это наша сила, наш магический дар. Наше заблуждение, с другой стороны, в том, что мы всегда впадаем в однобокость, забывая, что пенки реальны только постольку, поскольку мы воспринимаем их как таковые, что мы делаем их реальными за счет собственной силы. ДХ называл это ошибкой, которая губит богатство наших таинственных начал.

3. Первое кольцо силы придает смысл пенкам.
ДХ бывалыча говаривал, что первое кольцо силы (1КС) -- это сила, происходящая из эманаций Орла и воздействующая исключительно на наше 1В.
<...> Оно названо кольцом _силы_, во-первых, из-за своего принудительного характера, а во-вторых, из-за своей уникальной способности останавливать результаты своей работы, заменять их или изменять их направление.
Принудительный характер лучше всего виден в том факте, что оно не только заставляет первое внимание собирать и увековечивать пенки, но также требует консенсуса от всех участников. От каждого из нас требуется полное согласие по поводу правильности воспроизведения пенок, поскольку подчиненность первому кольцу силы должна быть полной. Именно эта подчиненность дает нам убежденность, что пенки есть объекты, которые существуют сами по себе, независимо от нашего восприятия.
Кроме того, принудительность первого кольца силы не прекращается после того, как мы принимаем начальное соглашение, но требует, чтобы мы постоянно возобновляли соглашение.
<...> Наиболее важной чертой 1КС для воина является его уникальная способность к прерыванию потока энергии, или к полной его остановке. ДХ говорил, что это -- скрытая способность, которая существует в нас как резервное подразделение. В нашем ограниченном мире пенок нам нет нужды его использовать. Поскольку нас так эффективно поддерживает и защищает сеть первого внимания, мы не врубаемся, даже смутно, что у нас есть спрятанные ресурсы. Однако, если возникнет другая альтернатива, которую выбирает воин, -- использовать второе внимание (2В), скрытая способность 1КС могла бы начать функционировать и использоваться, приводя к захватывающим результатам.
ДХ подчеркивал, что наивысший подвиг магов это процесс активизации скрытых возможностей; он называл это блокированием намерения 1КС. Он объяснял мне, что эманации Орла, которые уже были отделены первым вниманием для построения повседневного мира, оказывают постоянное давление на 1В. Для того, чтобы действие давления прекратилось, это намерение должно быть устранено. Видящие называют это запиранием или прерыванием первого кольца силы.

4. Намерение -- это сила, которая движет 1КС.
ДХ объяснял мне, что у намерения нет собственных устремлений или желаний;
оно скорее представляет собой неощутимую силу, которая заставляет нас вести себя способами, которые могут быть описаны как устремления, желания, волевые акты и т.п.
<...> Намерение -- это то, что направляет наше 1В с целью фокусировки на эманациях Орла в определенных рамках { in order for it to focus on the Eagle's emanations within a certain frame}. Намерение это также то, что дает команду приостановить или прервать поток энергии 1КС. ДХ предложил мне праедставить намерение как невидимую силу, которая существует во вселенной, не воспринимая себя, но тем не менее оказывая воздействие на все: сила, которая создает и поддерживает пенки. Он утверждал, что пенки должны быть непрестанно воссоздаваемы для того, чтобы пропитаться целостностью. Для того, чтобы воссоздать их каждый раз с той свежестью, которая им необходима, чтобы составить обитаемый нами мир, мы должны намеревать их каждый раз, когда создаем их. Например, нам нужно намеревать "гору" во всей комплексности, чтобы эта пенка оказалась полностью материализована. ДХ говорил, что для наблюдателя, который пользуется 1В, но без вмешательства намерения, "гора" будет представляться совершенно другой пенкой. Она может оказаться пенкой "геометрическая форма" или "аморфное цветовое пятно". Для того, чтобы пенка горы приобрела завершенность, наблюдатель должен намеревать ее, либо неосознанно -- посредством принудительной силы 1КС, либо преднамеренно -- к этому стремится воин в ходе своих тренировок.
ДХ указал мне три пути, по которым намерение приходит к нам. Наиболее общий известен среди видящих как "намерение 1КС". Это слепое намерение, которое приходит к нам случайно, как если бы мы стояли на его пути, или оно стояло на нашем. Неизбежно мы обнаруживаем себя пойманными в его ловушку, не имея ни малейшей возможности контролировать то, что происходит с нами.
Второй путь -- когда намерение приходит к нам само по себе. Этот путь требует значительного чувства цели, решительности с нашей стороны. Только используя свои способности как воины, мы можем по своей воле вставать на пути намерения; мы, можно так выразиться, вызываем его. ДХ объяснял мне, что его настоятельное требование быть безупречным воином было ничем иным, как попыткой "известить" намерение о том, что ты ставишь себя на его пути. ДХ говаривал, что воины называют это явление "силой". Таким образом, когда они говорят о "личной силе", они подразумевают намерение, которое приходит к ним по их воле. Результат, втирал он мне, может быть описан как возможность к нахождению новых решений, или возможность влиять на людей или события.
<...> Третий путь, которым мы можем найти намерение, наиболее редкий и сложный из трех; он случается, когда намерение позволяет нам придти в гармонию с ним.
ДХ описал это состояние как настоящий момент силы: вершина всей жизни, посвященной поискам безупречности. Только величайшие воины достигают его, и пока они находятся в этом состоянии, намерение позволяет им управлять собой по своей воле. Намерение как бы слилось с этими воинами, тем самым трансформировав их в чистую силу, без всяких предвзятых мнений. Видящие называют это состояние "намерением второго кольца силы", или "волей".

5. Первое кольцо силы может быть остановлено функциональной блокировкой способности к созданию пенок.
ДХ говаривал, что функция неделания в том, чтобы создать преграду для обычной фокусировки нашего 1В. В этом смысле неделания -- это упражнения, роль которых -- подготовить 1В к функциональной блокировке 1КС, или, другими словами, к прерыванию намерения.
ДХ объяснял мне, что эта функциональная блокировка, являющаяся единственным методом для систематического использования скрытых возможностей 1КС, означает временное прерывание, которое бенефактор создает в способности ученика к формированию пенок. Это преднамеренное и мощное искусственное вторжение в 1В, с целью вытолкнуть его за пределы тех видимостей, которые создают для нас известные пенки; это вторжение совершается за счет прерывания намерения 1КС.
ДХ говаривал, что для достижения такого прерывания, бенефактор обращается с намерением как с тем, что оно есть на самом деле, как с потоком, течением энергии, которое в конце концов может быть остановлено или перенаправлено.
<...> ДХ говаривал, что любая процедура, которую бенефактор может использовать для этой цели, должна быть очень тесно связана с его личной силой.
<...> ДХ объяснил мне, что после того, как разорвана прямая связь между намерением и пенками, которые мы создаем, она больше не может быть восстановлена. С этого момента мы обретаем способность улавливать поток того, что он описал как "фантомное намерение", или намерение пенок, которые не присутствуют в момент или в месте прерывания, т.е., другими словами, то намерение, которое попадает в наше распоряжение через некий аспект памяти.
<...> Для меня эффект функциональной блокировки 1КС проявился в том, что исчезла определенность, которая была у меня всю мою жизнь относительно того, что мои чувства воспринимали как "реальное". Я достиг состояния "внутренней тишины".
<...> ...один взгляд на необъятность Орла оставляет человека без надежды.
Надежда -- это результат нашего знания о пенках и идеи, что мы контролируем их. В такие моменты только жизнь воина может помочь нам настойчиво продолжать наши усилия, направленные на исследование того, что Орел скрыл от нас, без надежды, что мы сможем когда-нибудь понять, что же мы исследуем.

6. Второе внимание.
ДХ объяснил мне, что исследование второго внимания может начаться с понимания того, что сила 1КС, которая закупоривает нас в себе, это физическая, твердая преграда. Видящие описали ее как стену тумана, барьер, который может быть систематически осознаваем посредством блокировки 1КС, а затем может быть пройден с помощью тренировки воина. После проникновения сквозь стену тумана, воин попадает в обширное промежуточное состояние.
Задача воинов состоит в прохождении сквозь него до тех пор, пока они не дойдут до следующей линии разделения, которая должна быть преодолена для достижения того, что в натуре является другим "я" или вторым вниманием.
Еще говаривал ДХ, что две линии разделения очень легко распознать. Когда воины проникают сквозь стену тумана, они чувствуют, что их тела сжаты, или они чувствуют сильную трясучку в глубине их тел {an intense shaking in the cavity of their bodies}, по большей части справа от желудка или по середине, справа налево. Когда воины пересекают вторую линию, они чувствуют сильный треск в верхней части тела, что-то вроде звука сухой палки, ломающейся пополам.
Две линии, которые разделяют два внимания и делают их совершенно отдельными друг от друга, известны видящим как параллельные линии. Они тянутся в бесконечность, не позволяя пересекать {crossing} себя до тех пор, пока не проник через них {unless they are perforated}.
Между двумя линиями существует площадь особого осознания, которую видящие называют "лимбо" { букв. "преддверие ада" -- Б.Э.}, или мир между параллельными линиями. Это реальное пространство между двумя большими порядками эманаций Орла, эманаций, которые находятся в человеческих пределах восприятия. Один из них -- уровень, создающий "я" повседневной жизни, другой -- уровень, создающий другое "я". Поскольку лимбо -- переходная зона, там оба поля эманаций перекрываются. Та часть известного нам уровня, которая распространяется на переходную зону, зацепляет часть 1КС, вместе с его способностью создавать пенки, что заставляет нас, находясь в лимбо, воспринимать почти те же пенки, что и пенки повседневной жизни, за исключением того, что они кажутся гротескными, жуткими и искаженными.
<...> ДХ утверждал, что чувство тяжести, испытываемое в лимбо, возникает из-за растущего бремени, которое ложится на 1В.
<...> То, что существует за второй разделительной линией, известно видящим как 2В, или другое "я", или параллельный мир; а действие прохода сквозь оба барьера известно как "пересечение параллельных линий".
<...> Разрушить соединяющую силу первого внимания означает пройти первую линию разделения. Нормальная предрасположенность восприятия проходит затем в промежуточную площадь между параллельными линиями. В течение некоторого времени продолжается создание почти нормальных пенок. Но когда достигнуто то, что видящие называют второй разделительной линией, предрасположенность восприятия первого внимания начинает отступать, терять силу. ДХ говаривал, что этот переход отмечен внезапной неспособностью вспомнить или понять, что ты делаешь.
По мере приближения ко второй разделительной линии, 2В начинает воздействовать на воинов, которые предпринимают путешествие. Если они неопытны, их осознание опустошается, становится пустым. ДХ говорил, что это случается из-за того, что они достигают спектра эманаций Орла, для которых у них еще нет систематизированных предпочтений восприятия. Мои опыты с Ла Гордой и женщиной-нагвалем за стеной тумана были примером такой неспособности. Я доходил до другого "я" но не отдавал себе отчета в том, что мы сделали по той простой причине, что мое 2В было до сих пор невыраженным {unformulated} и это не позволяло мне выразить все, что я воспринял.
ДХ объяснял, что активизация 2КС начинается с того, что 2В принуждается проснуться из своей дремы. Функциональная блокировка 1КС позволяет достичь этого.
<...> ДХ говорил, что подготовка 2КС к тому, чтобы оно было способно создавать пенки, принадлежащие к другому уровню эманаций Орла, требует целой жизни непрестанной дисциплины, которую видящие называют непреклонным намерением.
Овладеть предрасположенностью к восприятию параллельного "я" -- несравненный подвиг, который только очень немногие воины способны совершить. Сильвио Мануэль был одним из этих немногих. ДХ предостерегал меня, что не нужно обязательно стремиться к овладению такой предрасположенностью. Если это случается, то это должно быть результатом естественного процесса, без нарочитого напряга с нашей стороны. Он объяснил, что причиной такого безразличия является соображение, что когда овладеешь намерением второго кольца силы (предрасположенностью восприятия 2КС), его становится очень трудно разрушить, а цель, которые воины преследуют во всех своих действиях -- освобождение от обеих предрасположенностей восприятия для того, чтобы войти в окончательную свободу третьего внимания.
… мы все до комизма предобрые люди…
Федор Михайлович Достоевский. Идиот

 

 

Ответ #7: 29 06 2010, 19:50:19 ( ссылка на этот ответ )

Подлинная биография Карлоса Кастанеды



Подлинная история светящегося яйца



В Монако опубликована первая полноценная биография Карлоса Кастанеды



Книги Кастанеды, написанные в форме скрупулезного изложения его магических приключений, уже кажутся гигантской автобиографией. Автобиографией тем более правдоподобной, что автор, с одной стороны, сам не устает поражаться невероятности излагаемого им в качестве личного опыта, с другой же – настаивает на принадлежности к ученому кругу антропологов, способных вести полевой дневник, даже наложив со страху в штаны.



И все-таки: кто он, что известно о нем, кроме сведений, которые Кастанеда и его окружение находили нужным сообщать публике? И какова степень правдивости предоставлявшейся ими информации? Эти вопросы отнюдь не праздны. Некрологи, опубликованные мировой прессой в 1998 году в связи со смертью автора «Учения дона Хуана», «Путешествия в Икстлан», «Сказок о силе» и других бестселлеров о тайном учении мексиканских индейцев, точностью не отличаются. Фотография – фальшивая, год и место рождения перевраны, подлинное имя указано неточно. Машина стирания личной истории, запущенная Кастанедой, продолжала исправно работать после его смерти.



О нем имеются воспоминания. Разборов его творчества – восторженных и ядовитых – тоже хватает. Но лишь теперь, с появлением книги француза Кристофа Бурсейе, можно говорить о наличии настоящей биографии Карлоса Кастанеды. Определение «настоящая» в данном случае требует некоторого уточнения. Главная трудность, с которой столкнулся исследователь, заключалась в отсутствии каких бы то ни было иных источников относительно магической стороны жизни героя, кроме его собственных сочинений.



Тем не менее имеется достаточно свидетельств, позволяющих восстановить общую канву его «внемагического» существования, и эти свидетельства часто расходятся с тем, что предпочитал рассказывать о себе Кастанеда. «Истина лжи» делится на шесть больших глав, каждая из которых соответствует одному из периодов его жизни. В своем пересказе я сохраняю авторские названия глав.



14 октября 2005, 23:48

Текст: Андрей Лебедев



1926–1951. Роман происхождения



Бразилец, родившийся 25 декабря 1935 года в Сан-Паоло? Итальянец, перебравшийся юношей в Латинскую Америку? В действительности Карлос Цезарь Сальвадор Арана Кастанеда – перуанец, появившийся на свет в Кайамарке католическим Рождеством 1926 года. Город с трехтысячелетней историей, Кайамарка известен своими курандерос – магами-целителями. Что касается 25 декабря – кто из претендентов на роль наставника человечества откажется от такой символической детали?



Кастанеда любил рассказывать, что его отец был именитым профессором литературы, а мать умерла молодой. В «Отдельной реальности» он с удовольствием развивает драматический потенциал этой трогательной выдумки. Здесь есть история о том, как начиная с шести лет полусирота Карлос был вынужден скитаться по дядьям и теткам, борясь за их внимание во враждебном окружении двадцати двух кузенов. Разве что реальность выглядела несколько иной.



Отец Кастанеды, Цезарь Арана Бурунгарай, закончив факультет свободных искусств университета Сан-Маркоса, предпочел тихой, отлаженной жизни преподавателя холостяцкое житье в Лиме среди местной богемы и тореадоров. Женившись, он открыл в Кайамарке ювелирную лавку, продолжая интересоваться литературой, искусством и философией.



Что же до матушки Карлитоса, Сюзаны Кастанеда Новоа, Господь Бог оказался в ее случае менее изобретательным, но куда более милосердным, чем родной сын: на самом деле она скончалась, когда последнему было уже двадцать два года. Итальянская тема в псевдобиографии Кастанеды возникла в связи с происхождением его деда по материнской линии. Вполне благополучный фермер, дед имел репутацию оригинала и особенно гордился своим проектом новой системы туалетов. Была ли она внедрена в быт, история умалчивает.



В 1948 году семья Арана перебралась в Лиму. Окончив школу, Карлос поступил в местную академию изящных искусств. Подававший надежды скульптор, он был увлечен искусством доколумбовой Америки. Через год умерла его мать. Сын был настолько потрясен ее смертью, что, запершись в комнате, отказался присутствовать на похоронах. Покинув семейное гнездо, юноша делил квартиру с двумя однокашниками.



Их воспоминания о товарище исполнены добродушного юмора: Карлос зарабатывал на жизнь игрой (карты, скачки, кости), любил напустить тумана вокруг себя (комплекс провинциала?), был весьма чувствителен к слабому полу, который охотно отвечал ему взаимностью. Не красавчик, он обладал даром шармёра: бархатные глаза, загадочная улыбка с посверкивающим золотым зубом. И еще: после смерти матери юноша мечтал уехать в США.



Последней лимской пассией юного донжуана стала Долорес дель Розарио, перуанка китайского происхождения. Пообещав доверчивой студентке жениться на ней, он бросил ее, узнав, что она беременна. Судя по всему, именно это событие явилось решающим толчком к его отбытию в Штаты. В сентябре 1951 года двадцатичетырехлетний Карлос Арана после двухдневного морского вояжа прибыл в Сан-Франциско, чтобы уже никогда не вернуться на родину.



Бедняжка Долорес, родив внебрачное дитя, девочку Марию, во избежание еще большего позора – католическая страна, начало 1950-х! – отдала ее на воспитание в монастырь. Для сбежавшего папаши это послужило еще одним красивым автобиографическим сюжетом: впоследствии он будет говорить, что главной причиной его отъезда были любовные преследования некой китаянки-опиоманки.



1951–1959. Завоевание Соединенных Штатов



Согласно позднейшим рассказам «магического воина» первые месяцы его американской жизни прошли в Нью-Йорке, после чего он служил в элитном спецназе, участвовал в рискованных операциях и даже был ранен штыком в живот. Никаких фактических свидетельств, подтверждающих эту героическую версию, нет. Въедливый биограф уточняет, что в США Кастанеда попал именно через Сан-Франциско, а с 1952 года жил в Лос-Анджелесе, где представлялся не как «Арана», но «Аранха». Мнимый бразилец итальянского происхождения – именно тогда возникает эта версия – аттестовал себя в качестве племянника Освальдо Аранха, популярнейшего бразильского политика того времени.



В Лос-Анджелесе он поступил на факультет журналистики и курсы писательского мастерства одного из местных колледжей (Los Angeles Community College, LACC) – на этот раз под именем Карлоса Кастанеды, перуанского гражданина, родившегося 25 декабря 1931 года. Для большинства новых знакомых он оставался Карлосом Аранхой. В 1955 году Кастанеда-Арана-Аранха познакомился с Маргаритой Руниан. Маргарита была старше его на пять лет, что не помешало им по уши влюбиться друг в друга.



Эпоха хиппи еще не настала, однако уже тогда в Калифорнии царила атмосфера увлечения всякого рода пророками и мессиями. Маргарита проповедовала идеи Невила Годдарда, одного из местных гуру. Следуя примеру возлюбленного, она поступила в LACC, где изучала русский язык и историю религий. Русская тема в жизни пары на этом не исчерпывается: Карлос, в свою очередь, высоко ценил Достоевского, обожал советское кино и восхищался Никитой Хрущевым.



Но главным увлечением Кастанеды было творчество Олдоса Хаксли. Именно Хаксли заразил его интересом к пейотным культам, а «Врата восприятия» стали настольной книгой тех лет. В 1956 году в «Колледжиан», журнале LACC, вышла первая публикация, подписанная именем «Карлос Кастанеда». Биограф сообщает об этом сочинении со слов бывшего преподавателя Кастанеды на писательских курсах. Судя по всему, это было поэтическое произведение, из которого тому особенно запомнилась строка о «странном шамане ночи».



Публикация удостоилась премии. Кастанеду все более влекла литература, что нашло выражение и в новой семейной легенде: к истории про дядюшку, национального бразильского героя, прибавилась байка о непрямом родстве с Фернандо Пессоа.



На какие средства он существовал в эту эпоху? Вполне вероятно, на деньги, посылаемые семьей из Перу. Некоторое время Кастанеда подрабатывал художником в компании по производству детских игрушек. В июне 1959-го он получил диплом своего колледжа. Тем не менее годы учения продолжались.



1960–1968. В направлении пустыни



Роман с Руниан был бурным, с взаимными изменами и примирениями. Застав Маргариту с очередным любовником, элегантным арабским бизнесменом, Карлос потребовал объяснений. Ничего не знавший об отношениях пары, тот заявил, что собирается жениться на Маргарите. В ответ Кастанеда сам предложил ей руку и сердце. В январе 1960 года они расписались где-то в Мексике и – развелись в сентябре того же года. Близкие отношения на этом не закончились.



12 августа 1961 года Маргарита родила мальчика, Карлтона Иеремию, отцом которого значился Карлос Аранха Кастанеда. Дитя, без сомнения, явилось прототипом мальчугана, о котором с нежностью вспоминает автор донхуановского цикла, – как о едва ли не единственном существе, связывавшем его с обыкновенным миром. Отцовство носило формальный характер. Решившийся к тому времени на стерилизацию, Карлос был более не способен иметь детей; биологическим отцом ребенка стал один из их общих знакомых с Руниан.



В сентябре 1959-го Кастанеда поступил на факультет антропологии Лос-Анджелесского университета. В качестве специализации он выбрал этноботанику; этим академическим термином определялся интерес великовозрастного студента к наркотическим веществам, используемым индейцами в ходе магических церемоний. Незадолго до того Маргарита познакомила его с книжкой Андрийа Пухарича «Священный гриб». Откровенно бредовое сочинение, оно тем не менее вызвало бурный восторг у «продвинутых» друзей Руниан, не оставив равнодушным и ее возлюбленного.



Справедливости ради следует сказать, что Кастанеда вдохновлялся не только Пухаричем. Он прилежно штудировал и академическую литературу, в том числе исследования своего научного руководителя Клемента Мейгана. По словам Кастанеды, решающее событие его жизни произошло в июне 1961 года. Он познакомился с Доном Хуаном Матусом, пожилым индейцем из племени яки. Дон Хуан посвятил студента-антрополога в тайны культов, связанных с употреблением пейотля, датуры и галлюциногенного гриба psilocybe mexicana. Чаще всего их встречи проходили в пустыне Сонора на юге США.



Мейган с энтузиазмом читал отчеты подопечного, испытывая полное доверие к материалам, поставляемым им. Сам Кастанеда делал все возможное для поддержания в университетских кругах имиджа серьезного исследователя – ведя при этом иную, тайную жизнь, полную странных авантюр. В «Кислотных воспоминаниях» Тимоти Лири насмешливо описывает визит Кастанеды в мексиканскую гостиницу «Каталина», где знаменитый пропагандист ЛСД и его адепты обосновались в 1963 году, после того как он был изгнан из Гарварда. (Название гостиницы станет у Кастанеды именем злой магини.)



Перепутав Лири с его ближайшим соратником Ричардом Альпертом, незнакомец вначале представился перуанским журналистом Арана, желающим взять у Альперта интервью. Не сумев расположить к себе таким образом собеседника, он открыл тому душераздирающую «тайну»: оказывается, они с Альпертом были братьями-близнецами. Потерпев фиаско, Кастанеда обратился к местной знахарке, попросив ее помочь в магической битве со злым волшебником по имени Тимоти Лири. Та, будучи знакомой с гарвардским экс-профессором, отказалась. На следующее утро Кастанеда вновь появился в «Каталине» – уже со спутницей, якобы знаменитой курандера.



Он нашел Лири, зачем-то вручил ему два церковных подсвечника и кожаный мешочек и – предложил заключить пакт: Лири принимает его в качестве ученика, а Кастанеда делится с ним информацией относительно «пути воина». Уставший от всякого рода безумцев, постоянно осаждавших его, Лири выпроводил назойливого визитера ни с чем.



Кроме Мейгана из профессоров большой интерес у Кастанеды вызывал Гарольд Гарфинкель, читавший курс по феноменологии. Ученик Гуссерля, Гарфинкель развивал идею общественного консенсуса, вследствие которого даже самое невероятное событие может быть признано истинным. Похожий тезис будет последовательно развиваться в кастанедовских книгах: обыкновенный человек воспринимает реальность не непосредственно, но через навязанные ему культурной традицией образы.



В своих воспоминаниях М. Руниан сообщает о том, что Карлос зачитывался Гуссерлем и даже получил в подарок от Гарфинкеля некий объект из слоновой кости, принадлежавший немецкому мэтру. Как Кастанеда рассказывал Руниан, он передарил вещь Дону Хуану – дабы закрепить союз философии и магии. Таинственный старец долго изучал ее и в конце концов поместил в коробку с «предметами силы».



Несмотря на поддержку Мейгана и Гарфинкеля, работа над исследованием, посвященным магической доктрине индейцев яки, замедлилась. Необходимость зарабатывать на жизнь, теперь уже не только свою, но и сына, заставила Кастанеду покинуть в 1964 году университет; он работал кассиром в магазине женской одежды, таксистом. В 1966-м Руниан решила переехать в Вашингтон, стремясь таким образом положить конец их связи, вконец измотавшей обоих.



Кастанеда остался один; несмотря на боль расставания с малышом и его матерью, разлука позволила ему вернуться к учебе, закончить первую книгу и заняться ее публикацией. В сентябре 1967-го он подписал контракт с издательством своего университета. «Учение Дона Хуана: путь знания индейцев племени яки» вышло в июне 1968-го. Отказавшись от двух вариантов модной психоделической обложки, Кастанеда настоял на том, чтобы книга имела вид научного труда. Выход книги был отмечен им покупкой строгого серого костюма.



1968–1972. Пророк в сером костюме



Вполне отвечавшее психоделическим исканиям тех лет, «Учение Дона Хуана» ждал немедленный успех. Кастанеда активно участвовал в раскрутке книги, встречаясь с читателями и давая интервью. Его официальный имидж, однако, заметно контрастировал с содержанием «Учения»: низкорослый господин в аккуратном костюме, исследователь-антрополог, всем своим поведением подчеркивавший дистанцию между собой и аудиторией, которая собиралась на его выступления.



Состоявшая в основном из хиппующей молодежи публика недоумевала, когда он отказывался от косяка, пущенного по кругу под звуки репетировавшего рядом «Грейтфул Дэд», или требовал вывести из зала собак, приведенных с собой волосатыми «детьми цветов».



Успех книги спровоцировал нешуточную академическую полемику. Научная среда разделилась на два противоположных лагеря. Сторонники Кастанеды воспринимали ее как новое слово в антропологии, сочетавшее в себе научную трезвость и высокую поэзию. Противники настаивали на том, что автор – в лучшем случае талантливый литератор. «Уважаемый господин Кастанеда, – обращался к нему авторитетнейший антрополог Роберт Гордон Уоссон, – меня попросили сделать критический разбор «Учения Дона Хуана» для «Экономик Ботэни».



Я прочитал его и был впечатлен качеством письма, а также галлюциногенными эффектами, пережитыми Вами». И все же: «Прав ли я в своем заключении: Вы никогда не пробовали [галлюциногенных] грибов и даже никогда не видели их?» Далее следовал жесткий разбор книги, заставлявший всерьез усомниться в ее правдивости. Уоссон, в частности, указывал на то, что эти грибы просто-напросто не растут в пустыне Сонора, а способ их потребления, описанный Кастанедой, отдает явной фантазией. Наконец, он ставил по сомнение существование Дона Хуана.



Несмотря на упреки в научной недобросовестности, авторитет Кастанеды рос, как стремительно росли тиражи его книг. Вторая книга, «Отдельная реальность. Дальнейшие беседы с Доном Хуаном» (1971), вышла в «Саймоне и Шустере», одном из крупнейших американских издательств. Тогда же ее автор получил приглашение вести семинар в университете Ирвина, городке, расположенном на юге Калифорнии. Семинар назывался «Феноменология шаманизма», длился год и стал единственным случаем, когда Кастанеда согласился выступить в роли университетского преподавателя.



В ходе семинара он занимался главным образом пересказом собственных магических приключений. Однажды он организовал поход в «место силы» в районе каньона Малибу. Студентам было сообщено, что это место увидел во сне Дон Хуан. Там Кастанеда исполнил серию таинственных телодвижений, намечавших «линии мира». Остальные как могли подражали сей хореографической фантазии, напоминавшей одновременно барочный танец и упражнения в восточном боевом искусстве. Наиболее преданные члены семинара, главным образом женщины, вошли в группу учеников, составивших впоследствии интимное окружение «нагваля Карлоса».



К разряду других трюков, которыми Кастанеда любил огорошить знакомых, относились уверения в том, что он мог одновременно пребывать в двух местах. Один из журналистов вспоминал, как, столкнувшись с Кастанедой в нью-йоркском кафе, попытался завязать с ним беседу, на что получил многозначительный ответ: «У меня мало времени, так как я вообще-то нахожусь сейчас в Мексике». И это не единственное свидетельство подобного рода.



1973–1991. Пора затемнения



В 1973 году Кастанеда наконец защитил диссертацию, которая легла в основу его третьей книги «Путешествие в Икстлан». Университетские страсти вокруг его писаний не переставали бушевать. Поддержка Мейгана, Гарфинкеля и еще нескольких солидных специалистов позволила ему обзавестись ученым званием. В том же году он купил дом, расположенный неподалеку от Лос-Анджелесского университета (1672, Pandorra Avenue). Особняк в испанском стиле станет его постоянной резиденцией, вокруг которой будут селиться кастанедовские приближенные.



С этого времени его имидж заметно поменялся. Антрополог в сером костюме превратился в скрывающегося от людей руководителя эзотерической группы, нагваля, вставшего во главе линии магов после того, как в 1973 году Дон Хуан покинул этот мир. Широкая публика с готовностью приняла новые правила игры. Журналисты сравнивали Кастанеду с великими невидимками американской литературы – Сэлинджером и Пинчоном.



Слухи делали из него жертву автомобильной катастрофы, отшельника, живущего в Бразилии, пациента психбольницы при Лос-Анджелесском университете, участника сверхсекретной правительственной программы по контролю над снами… В 1984 году Федерико Фелинни задумал экранизацию «Учения Дона Хуана», предложив Алехандро Ходоровскому участвовать в написании сценария. Великий итальянец упорно искал выхода на Кастанеду и даже в приступе отчаяния отправился в Лос-Анджелес, надеясь на личную встречу. Поездка оказалась тщетной.



Все это время Кастанеда предпочитал общаться с внешним миром через учениц, знакомым читателям в основном под вымышленными именами. Согласно завещанию, составленному в 1985 году, его состояние должно было быть разделено между Мери Джоан Баркер, Марианной Симко (Тайша Абеляр), Региной Таль (Флоринда Доннер) и Патрицией Ли Партин (Нури Александр).



24 августа 1985 года он неожиданно устроил встречу с читателями в «Фениксе», известном книжном магазине Санта-Моники. Кастанеда признавался, что с его стороны это был жест отчаяния. Эпоха психоделической революции закончилась, породив вполне респектабельный «нью эйдж». Его книги по-прежнему хорошо распродавались, однако шумные дебаты вокруг них сменились молчанием критики, и былого электрического контакта с читателем уже не существовало.



1992–1998. Апокалипсис cum figuris



Затянувшаяся игра в невидимку кончилась в 1992 году. Выход Кастанеды из тени был организован с большой помпой, сопровождаясь длинными интервью и выступлениями, на которых, впрочем, строжайше запрещалось фотографировать и делать магнитофонные записи. Главное внимание он уделял новому проекту, получившему название «Тенсегрите». Термин был заимствован из архитектурного словаря, обозначая свойство строительной конструкции, каждый элемент которой максимально функционален и экономичен.



На деле кастанедовское «Тенсегрите» представляло из себя набор причудливых движений, или «магических пассов». Проект, вполне отвечавший тогдашнему всеобщему увлечению аэробикой и китайской гимнастикой, был на ура воспринят в нью-эйджевской среде. Желающие просветлиться могли сделать это, записавшись на дорогостоящие курсы или/и приобретя видеокассеты с упражнениями.



Периодически устраивавшиеся семинары собирали многочисленную аудиторию, напоминая по степени экзальтации рок-фестивали старых добрых времен. Вдоволь наплясавшись под руководством кастанедовских учениц, публика выслушивала многочасовые рассуждения главного «тенсегриста».



Отношения Кастанеды и его ближайшего окружения, в котором мужчины были скорее исключением, носили гаремно-сектантский характер. Проповедуя половое воздержание, стареющий гуру обладал неуемным сексуальным аппетитом, удовлетворяя его с помощью исходивших взаимной ревностью учениц.



Постоянно сменяя гнев на милость, а милость на гнев, приближая одних и отдаляя других, он практиковал то, что называлось в их кругу «грубой любовью». Апофеозом «грубой любви» стал «Театр Бесконечности», устраивавшийся в ходе воскресных собраний для приближенных. Участницы встреч под руководством Нури Александр пародировали друг друга перед восседавшим в центре зала Кастанедой. Избавлению от «эго» должен был способствовать и полный разрыв связей с близкими.



Воспоминания Эми Уоллэс довольно ярко рисуют повадки «нагваля Карлоса» в последние годы его жизни. Дочь успешного писателя, Уоллэс познакомилась с Кастанедой в 1973 году в Лос-Анджелесе. Семнадцатилетняя красавица-хиппи, интересовавшаяся потусторонними материями, сразу произвела впечатление на гостя семьи.



С тех пор он не терял ее из виду, периодически звоня и присылая ей свои книги. Их настоящее сближение произошло намного позднее, в 1991 году, оказавшимся тяжелым для Эми. Она только что потеряла отца и развелась. Вдобавок в ее доме поселились летучие мыши, что только утяжеляло депрессию. В один из таких дней раздался звонок Кастанеды. Карлос с горячим сочувствием отнесся к ее бедам. Узнав о летучих мышах, он потребовал, чтобы она усилием воли изгнала их, и заявил, что чувствует в ее доме дух умершего родителя.



Прибывшие через несколько дней с «инспекцией» Флоринда Доннер и Кароль Тиггс заставили Уоллэс уничтожить ценные автографы известных литераторов из семейного архива – в качестве первого важного шага на пути отказа от прежней жизни.



В 1997 году у Кастанеды обнаружили рак, который стремительно прогрессировал по всему организму. Кроме того, он страдал диабетом, ему отказывали ноги. В последние месяцы жизни он почти не вставал с постели, смотря по видео старые фильмы о войне. Ежеутренние совещания у его одра превращались в садистский кошмар.



Кастанеда выслушивал краткий пересказ газетных новостей, а затем, выбрав среди присутствующих очередную жертву, буквально смешивал ее с грязью. Идея «окончательного путешествия», подобного тому, которое совершил Дон Хуан, витала в воздухе: члены группы предыдущего нагваля спрыгнули вместе с ним со скалы в мексиканской пустыне, чтобы раствориться в бесконечности и стать чистым осознанием. В переводе на нормальный человеческий язык это означало коллективное самоубийство.



Согласно первому варианту группа «нагваля Карлоса» должна была арендовать корабль и затопить его вместе с собой в нейтральных водах. Книги по навигации были заказаны через Интернет; Тайша Абеляр, Нури Александр и Фабрицио Магальди отправились во Флориду, чтобы присмотреть судно. Согласно второму варианту «путешественники» убивали себя с помощью огнестрельного оружия, которое также спешно закупалось.



27 апреля 1998 года в три часа утра лечащий врач Кастанеды констатировал его смерть. Тайная кремация состоялась на Спэлдингском кладбище Калвер-сити неподалеку от Лос-Анжелеса. Прах был передан ближайшему окружению. В тот же день телефоны Флоринды Доннер, Тайши Абеляр, Талии Бей и Кили Ландал были отключены навсегда. Официально о смерти было заявлено лишь 19 июня.



В феврале 2003-го в калифорнийской Долине Смерти, в местечке, где Микеланджело Антониони снимал «Забриски Пойнт», были найдены останки четырех тел. Местный шериф припомнил, что неподалеку оттуда в мае 1998 года стоял пустой брошенный автомобиль. Трупы был настолько объедены диким зверьем, что не поддавались идентификации.



На месте полицейские обнаружили необычный предмет: французскую пятифранковую монету с вмонтированным в нее лезвием. Вещица была слишком уникальной, чтобы те, кто знали истину, могли ошибиться. Принадлежавшая Патриции Ли Партин (Нури Александр), монета скорее всего была передана ею одной из тех, что отправились в «окончательное путешествие».

 

 

Ответ #8: 12 08 2010, 14:50:27 ( ссылка на этот ответ )

Учение Карлоса Кастанеды в свете современной психологии



В последнее время все более популярными становятся работы американского ученого-антрополога Карлоса Кастанеды. С одной стороны, в академическом мире данные труды вызывают настороженность и неоднозначную реакцию, так как научные воззрения этого автора идут вразрез с "классическими" работами в области психоанализа. Однако, с другой стороны в учебных курсах по философии и психологии многих вузов работы К. Кастанеды введены, как дополнительный материал к изучению, и некоторые вопросы даже включены в программу экзаменов . Работы этого ученого получают все большее признание, в частности, в среде российских специалистов, работающих в области мышления, практической психологии и сознания. Работы К. Кастанеды можно было бы отнести к разряду " полевых заметок" ученого-исследователя, т.к. они представляют собой дневники, куда заносились результаты исследований и непосредственный опыт особых состояний сознания. В данном реферате приведены комментарии группы молодых московских ученых, практиковавших некоторые техники, связанные с состоянием сновидения, в течении 5 лет.



1. Внимание, восприятие, осознание.



Основной предпосылкой, сделанной К. Кастанедой в его работах, является осознание положения того, что человеческие существа представляют собой не только высокоорганизованную биологическую структуру, но и тонкое поле светящейся энергии, которая окружает каждого человека, придавая ему форму светящегося кокона или яйца. В последнее время наличие так называемого биополя вокруг человека не только не вызывает сомнений, но и даже зафиксировано методами специального фотографирования. Автор отмечает, что при определенной тренировке внимания человека становится доступным восприятие подобных энергетических полей. Приведем несколько основных утверждений, сделанных автором , где передан более чем 20-летний опыт Кастанеды в приемах экстраординарного восприятия.

1) Все живые существа наравне с их физической оболочкой представляют собой поля тонкой энергии, которая6 тем не менее, может быть доступна восприятию человека вследствие определенной тренировки внимания.

2) Тонкое поле человека представляет собой светящийся кокос или яйцо.

3) Окружающий мир, наравне с его физической формой, представляет собой необозримый поток светящихся волокон, протянувшихся во всех мыслимых направлениях.

4) Внутри человеческого кокона также заключен набор волокон, по типу совпадающих с волокнами окружающего мира, с той лишь разницей, что волокна внутри кокона отделены от внешних границей этого кокона.

5) Все человеческие существа имеют на своих светящихся оболочках особое образование, представляющее собой пятно более интенсивного свечения, расположенное на самой оболочке.



Данное пятно у всех человеческих существ расположено за правой лопаткой человека на расстоянии вытянутой руки от тела. Внешние волокна, пронизывающие окружающее пространство, и внутренние, находящиеся внутри оболочки человека, контактируют между собой именно в этом пятне. Можно сказать, что данная точка приводит в соответствие внутренние и внешние волокна. Наблюдая в течении долгого времени, как работает данное пятно, видящие пришли к выводу, что данная точка отбирает отдельно взятые внешние волокна, приводя их в соответствие с внутренними, обуславливая тем самым восприятие человека, т.е. когда внутреннее волокно кокона и внешнее приведены в соответствие, происходит акт восприятия человеком определенной картины мира. Данная точка, в силу своих функций, была названа точкой, собирающей осознание или точкой сборки.



Здесь необходимо привести ряд комментариев к вышесказанному. Косвенное подтверждение наличия подобного механизма восприятия можно провести, рассмотрев личный опыт любого человека.. Допустим, всем нам хорошо известна трудность восприятия и различения объектов, движущихся в поле нашего зрения с большой скоростью ("Туннельный эффект" у пилотов, "эффект гипноза дороги" у водителей и т.п.) Т.е. все мы ощущаем присутствие конечной скорости восприятия. В терминах К. Кастанеды это означает, что точка сборки не успевает приводить в соответствие волокна между собой, обеспечивая тем самым восприятие осредненной картины окружающего мира.



Также, наблюдая за работой точки сборки у разных людей, видящие выделили огромное отличие между восприятием детей и взрослых. Было отмечено, что точки сборки детей подвижны, в то время как у взрослых они прочно фиксированы в одном месте, и лишь изредка претерпевают слабые колебания. После этого открытия была отмечена следующая особенность: точки сборки более старших людей фиксируются в определенном месте в силу привычки. Дети же являются более свободными в силу малого жизненного опыта и поэтому имеют более подвижное осознание. Кстати, хорошо известно, что многие дети в раннем возрасте воспринимают окружающий мир не так однозначно, как взрослые. Особенно в раннем возрасте дети очень четко и остро ощущают настроение окружающих людей. Постепенная фиксация точки сборки с взрослением человека равнозначна обеднению картины окружающего мира или его рутинизации. Нам всем хорошо известно состояние рутины, которое мы испытываем при многократном повторении определенных действий. Это является результатом фиксации точки сборки, т.е. утратой подвижности осознания в результате все той же привычки.



Говоря о механизме пятна восприятия, необходимо выказать о самом методе, как воспринимает человек. Выбор объектов, которые допускаются в поле нашего зрения, производится особым механизмом, который Кастанеда назвал вниманием. После того, как внимание выбрало группу объектов к восприятию, происходит фиксация точки сборки на волокнах, соответствующих данных объектов. Затем происходит акт осознания воспринятого, здесь Кастанеда делает очень важное дополнение о механизме, который представляет нашему сознанию ту или иную форму объекта. (Под формой в данном случае подразумевается вся совокупность информации об объекте.) Этот механизм был назван актом интерпретации. Основным механизмом фиксации осознания человека является особое внутреннее состояние, которое всем нам хорошо известно. Авторы назвали такое состояние внутренним диалогом. Мы все знаем, что внутри каждого из нас идет постоянный внутренний разговор, что представляет из себя непрерывный поток мыслей.



Также необходимо отметить, что картина воспринимаемого мира и правила ее восприятия оказываются навязанными нам в процессе нашего взросления, воспитания, обучения. В принципе, наше воспитание можно рассматривать, как своеобразную форму "дрессировки" нашего восприятия более старшими особями (это происходит в определенной степени и в животном мире). Наше восприятие начиналось с того, что нас, в первую очередь, обучали говорить, а следовательно, обо всем думать. Постепенно нам была передана общепринятая картина мира, не вызывающая сомнений. В результате нашего взросления произошла фиксация нашего осознания более старшими особями. Но самое удивительное то, что в последствии мы воспринимаем окружающую действительность именно в том виде и тем способом, которые были нам навязаны в течении длительного процесса нашего воспитания и обучения. Подобная дрессировка внимания происходит практически у каждого биологического вида, однако, у людей этот процесс наиболее длителен и отличается тем, что основным методом дрессировки, или фиксации осознания, является разговор. Практически, когда заканчивается наше воспитание, мы все уже являемся "заложниками" общепринятой картины мира, или общепринятой идеи окружающей действительности, что на самом деле является, как отмечает автор , "общепринятым соглашением о картине мира".



Получив однажды описание окружающего мира, человек отныне будет применять его в процессе своей жизни. Характерно, что все совпадающее с данным описанием мира воспринимается и осознается, однако, все, что не совпадает с описанием, либо не воспринимается вовсе, либо вызывает дискомфорт, сильный страх, а иногда даже состояние ужаса. Дело в том, что органы восприятия человека находятся в полной зависимости у описания мира, которым владеет данный человек. То, что является носителем и хранителем данного общепринятого описания мира, можно назвать нашим разумом. "Разум - особый механизм, который призван классифицировать все воспринимаемое, опираясь на описание картины мира".



Таким образом можно сказать, что все, попадающее в поле восприятия, сначала классифицируется и интерпретируется разумом на основе общепринятого соглашения о картине окружающей действительности. Разум постоянно сверяется с данным описанием и практически не классифицирует объекты или явления, не совпадающие с ним. Говорится, что "свечение поля осознания вокруг человека и точка сборки являются такими же объективными фактами, как и его физическое тело." Однако данные понятия не входят в общепринятое описание мира и поэтому не воспринимаются подавляющим большинством людей. Автор отмечает, что на протяжении долгого времени работы с детьми было замечено, что на ранних стадиях воспитания некоторые дети фиксируют наличие биополя вокруг человеческого тела. К сожалению, такие дети, как правило, считаются детьми с "отклонениями психики".



Говоря о механизме интерпретации можно остановиться на простом примере приводимом в работе . Всем нам хорошо известна ситуация, когда разум допускает небольшие "ошибки" в восприятии объектов. Очень часто клубок спутавшихся ниток на полу или сухая ветка воспринимается нами, например, как причудливое насекомое, однако через некоторое время, приглядевшись, мы видим, что представляет собой на самом деле данный объект. И вот именно в этот момент растерянности и происходит подгонка воспринимаемой картины под знакомое описание, после чего разум испытывает успокоение. Можно сказать также, что разум довольно удачно справляется с задачей обеднения нашего восприятия до минимально необходимого уровня, охраняя тем самым наше сознание от натиска непостижимых сил.



2. Тайна сновидения.



Наиболее интересной и малоизученной областью человеческого сознания является особое состояние людей - сновидение. Безусловно, до сих пор предпринимались попытки исследований данного явления учеными-психологами. Однако применяемые методы, в большинстве своем, представляют всего лишь попытки классификации данного состояния в терминах все того же общепринятого описания окружающей действительности. К. Кастанеда в своих работах осветил совершенно другой подход к сновидению и дал практические методы, позволяющие по-новому взглянуть на данное явление.



Некоторые техники практиковались группой молодых ученых и автором на протяжении последних 4 лет. Основные положения их исследований можно было бы свести к следующему:



1) Было замечено, что у спящего человека происходит очень плавное и гармоничное смещение точки сборки в процессе сна. Нам всем хорошо известно, что сновидения являются очень подвижными и динамичными видениями различных картин и переживанием ощущений вплоть до тактильных. Это объясняется тем, что при сдвиге точки сборки во сне она начинает задействовать новые пучки волокон, которые не могут быть доступны в процессе бодрствования. Как уже говорилось, все человеческие существа принудительно фиксируют свои точки сборки в привычном положении, однако это не может происходить довольно долго в силу больших затрат психической энергии на удержание точки сборки, поэтому необходимость сна вызвана не столько накоплением физической усталости тела человека, сколько необходимостью ослабления фиксации точки сборки во сне для восстановления энергии. Претерпевая движение во время сна, точка сборки задействует разные пучки волокон, в результате чего мы видим иногда совершенно фантастичные картины. Так как другие пучки волокон соответствуют другим полям энергии, во сне мы действительно достигаем подчас абсолютно других миров и даже целых вселенных, которые соответствуют этим энергетическим полям.



2)Наш механизм интерпретации (а также наш рационализм) частично продолжает работать и во сне. Чем более фантастичная обстановка разворачивается перед нами в сновидении, тем более отличное поле энергии достигнуто в данный момент. Мы все знаем, что сновидения большинства людей изобилуют многими "несуразными" объектами, которые не могут быть никаким образом классифицированы, однако могут быть восприняты. До сих пор была популярна теория о накоплении и проекции в сновидение остаточных переживаний после состояния бодрствования. Однако данная теория не в состоянии объяснить, почему мы видим объекты, совершенно далекие от какого-либо обыденного или структурированного опыта восприятия. На самом деле во сне осознание сталкивается с совершенно иными по своему типу и происхождению полями энергии, приходящими из других реальностей. В данном случае разум не может классифицировать эти поля в соответствии с известными описаниями, в результате чего наш механизм интерпретации представляет нам совершенно фантастичные картины. Очень часто столкновение во сне с чужеродным типом энергии вызывает у нас сильный страх, после чего немедленно срабатывают защитные функции разума и мы просыпаемся.



3)Проблема полноценного восприятия в сновидении состоит в том, что без должной тренировки внимания у нас нет возможности "зацепиться" за воспринимаемую картину, т.к. точка сборки подвижна в сновидении и воспринимаемые картины, как правило, мимолетны и быстро сменяют друг друга. Критической характеристикой сновидения можно было бы назвать "полноту восприятия", т.е. картины, видимые во сне отличаются именно этим от картины воспринимаемой действительности в состоянии бодрствования. Отсутствие полноты восприятия в сновидении продиктовано не только общепринятым мнением о природе сновидения, но и не тренированностью внимания человека, неумением концентрировать внимание во сне. Последнее вызвано не только незнанием большинства людей о такой возможности, но и всеобщим мнением о природе сновидений, как явлений, не имеющих никакой силы.



3. Соглашение о картине окружающей действительности.



Как говорилось выше, все человеческие существа поддерживают единую, не вызывающую сомнений, картину окружающей действительности. Несмотря на некоторые географические, социально-культурные, религиозные и политические отличия в жизни людей, все мы воспринимаем окружающий мир одинаково. Это происходит потому, что на протяжении всей нашей сознательной жизни мы несем с собой соглашение о картине мира, которое было передано нам в процессе нашего воспитания, обучения и общения. Можно сказать, что мы являемся практически заложниками у данного описания, которое никогда не позволяет нам усомниться в реальности и однозначной детерминированности окружающего мира. Наше внимание натренировано воспринимать действительность строго определенным образом, и можно сказать, что в этом плане все мы являемся мастерами такого метода восприятия. Всем нам присущ рационализм, который удачно поддерживает незыблемость картины мира. В работе автор отмечает, что рационализм заставляет нас также верить, что то, как мы воспринимаем мир и является единственно возможным способом.



Парадоксально, но с другой стороны, нам хорошо известно, что устойчивость восприятия может быть легко разрушена определенным воздействием на наше тело, например, при употреблении алкоголя или психоделических средств. В данном случае, рационализм находит нужное объяснение последствиям данных воздействий, однако автор отмечает, что эти вещества могут легко смещать точку сборки. Как известно, употребление галлюциногенных средств используется в шаманизме и было бы глупо утверждать, что это вызвано только традицией. Дело в том, что привычка фиксировать точку сборки в обыденном положении и господствующее описание окружающей действительности настолько сильны, что у человека практически нет возможности самостоятельно сдвинуть пятно восприятия в новое положение. Однако наркотики делают это очень легко и быстро, не позволяя, правда, контролировать данный процесс.



Фатальной привычкой человека является также "потребность в беспрерывном внутреннем диалоге". В работе автор приводит простейший пример - достаточно иногда лишь прислушаться к своему потоку мыслей и мы тут же замечаем, как любой объект, попадающий в поле нашего зрения, получает моментальную словесную оценку в нашей голове. Прервать внутренний диалог означает ослабить фиксацию точки сборки в привычном положении. Однако это является труднодостижимым тонким состоянием сознания в силу все той же привычки, и недаром все изотерические техники, будь то йога с ее системой медитации, или дзен с его принципом безмыслия (у-син: не мыслю) - все это направлено лишь к одному: прервать бесконечный мысленный разговор. Как только поток мыслей останавливается, точка сборки становится подвижной, а сознание приобретает гибкость. В работе автор отмечает, что подвижность точек сборки у детей объясняется также и тем, что они не несут в себе такой расширенный список представлений об окружающем мире, а значит и не имеют такого сложного и развитого внутреннего диалога, как взрослые, поэтому они не фиксируют свое сознание так же жестко.



4. Разум и процесс познания.



Стоит коснутся собственно методологии познания человеком окружающей действительности. Необходимо заметить, что большинство наук на сегодняшний день имеют практически единый подход, несмотря на разные области исследований, к процессу познания. В своей работе Кастанеда говорит: "большинство научных систем представляют собой всего лишь инвентарные списки понятий." Т.е., несмотря на столетия отработки методов научных исследований, общую схему можно было бы описать следующим образом (в частности, для естественных наук): собственно практическое исследование, часто с выдвижением гипотезы, эксперимент, получение данных и их обработка, разработка теории. И вот здесь срабатывает одна из характерных функций разума, названная Кастанедой "явлением инвентаризации" или "ловушкой инвентаризации".



Человечество действительно подчас сталкивается с удивительными по своей глубине и сложности явлениями, однако осознание данного явления и его изучение согласуются и не выходят за рамки общепринятого представления о мире. Разум по-прежнему продолжает классифицировать какую-либо задачу, опираясь на внутренний диалог и общепринятое описание. Когда же существующая система представлений (а точнее набор инвентарных списков разума) уже не может отражать данное явление, мы создаем новый инвентарный список, называя это новой теорией. На самом же деле это всего лишь расширение и усложнение внутреннего диалога человека. Более или менее глубокое знание того или иного инвентарного списка делает человека учеником или мастером в данной области. Таким образом, опираясь на работу разума и считая его единственно возможным инструментом познания, мы слепо беремся изучать явления, глубину и суть которых разум познать не в состоянии. И вот здесь возникают, например такие образования, как теория подобия, математическое моделирование, квантовая механика, которые, безусловно эффективно работают в определенной области познания, но данные методы являются лишь рефлексией на то, что разум не в силах описать и понять всей сложности явлений окружающего мира, хотя с задачей инвентаризации и дискретизации сложных явлений в более простые справляется довольно успешно. Можно было бы сказать, что органы восприятия лишь фиксируют, а разум классифицирует и интерпретирует объективные воздействия окружающего мира. Однако то, что представляется впоследствии в виде объяснений, является чистым произволом самого разума, в соответствии с общепринятым соглашением о картине окружающего мира. Чем с более сложным явлением сталкивается разум, тем более сложный и развернутый, а также громоздкий инвентарный список он стремится поставить в соответствие данному явлению. Поэтому нам всем хорошо известно, насколько скучными для понимания являются большинство теорий. То есть, можно сказать, что разум создает сложнейшие описания, а на основании этих описаний рождает сложнейшие технологии. Однако самым удивительным является тот факт, что инвентарные списки разума продолжают работать лишь до тех пор, пока точка сборки человека не изменит своего положения.



Заключение



Безусловно, опыт Карлоса Кастанеды и его книги необходимо рассматривать, как удивительный опыт, который, тем не менее, теперь доступен и нам. К сожалению, очередной уловкой нашего рационализма является мнение, что познание в области глубинных тайн человека возможно только в среде трудно понятных, как правило, сугубо "этнических" трансцендентных и изотерических техник. Наш разум, натренированный за период взросления и обучения, не соглашается с тем, "что ключ от тайны лежит прямо у наших ног. "И тот же рационализм превращает попытки изучения внутренней природы человека в крайние скучное занятие, заставляя наращивать инвентарные списки понятий, которые, по мнению разума, должны "прояснить" загадку человека. Необходимо признать, что мы практически ничего не знаем об окружающем мире и его тайнах вне рамок нашего описания мира. Все, что лежит за описанием, является для нас суть неизвестным. Незнание "глубины" мира приводит к тому, что многое из созданного нами разрушает мир вокруг нас, тем самым разрушая нас самих. Сегодня мы уже забыли, что, значит, находиться в согласии с окружающим миром. В результате мы добиваемся своих целей сложнейшими построениями и очень часто решаем задачу косвенным путем, забывая, что ничего из окружающей действительности не может принадлежать нам. "Прикоснуться хотя бы на мгновение к тайне Вселенной - вот единственная награда и единственная возможность понять все величие и весь ужас того, что ты - человек."

 

 

Ответ #9: 06 11 2010, 17:20:26 ( ссылка на этот ответ )

Индейская магия Дона Хуана

Серия книг Карлоса Кастанеды (1935-1998) об индейском колдуне Хуане Матусе совершила настоящий переворот в современном мнении о магии. В этих захватывающих приключениях ученика мага самое главное – чувство достоверности, не покидающее читателя до последних страниц.

Многие не верят, что старый индейский шаман Хуан действительно существовал, но это уже не важно: он стал более реальным, чем те, кого показывают по телевизору. Что же это за «индейская магия»?

Для мага Хуана наш мир выглядел совсем иначе, чем для обычного человека: он видел все живые существа как волокнистые коконы, висящие на уходящих в бесконечность нитях. Внутри каждого кокона горит «точка сборки». Это и есть то, что называют «сознание». Кто ты такой и что ощущаешь - зависит от её положения и вида. Индейский колдун провёл тайный ритуал – и его ученик, студент антропологии Карлос, стал вороной, то есть выглядел, думал и видел мир как ворона.

Главное, что нужно развить магу, согласно учению Дона Хуана, это правильное зрение. Видя, что из себя по-настоящему представляет наш мир, маг получает доступ к истинной силе.

Затем следует умение общаться с теми, кто владеет магической силой и может дать её колдуну, то есть с духами. Не всякий дух и не всякое средство могут подойти для этой цели, многое зависит от характера и мужества самого мага. Дон Хуан учил, что в мир магии ведут множество путей, важно выбрать свой. Его ученик Карлос, например, так и не смог пробиться через некоторые дороги, а его попытка пройти через существо, называвшееся «Стражем Порога» чуть не кончилось его смертью.

Ещё одна важная черта этой магии, это её агрессивность. Индейский маг это воин, и своё искусство он постигает в сражении. Учитель самого Хуана Матуса вовлёк его в опасное приключение, где юный маг столкнулся с ужасным чудовищем. Так же поступил и Хуан с бедным Карлосом Кастанедой, заставив его вступить в бой с опасной местной ведьмой, с которой у него, якобы, была старая вражда. А уйдя из нашего мира, старый маг оставил своим ученикам вовсе не благостный завет помогать друг другу: он столкнул их друг с другом в смертельной схватке за магическую силу.

Одна из самых интересных книг Кастанеды – «Искусство сновидения». В ней магический мир становится ещё ближе и реальнее, а дверь в него находится в царстве сна. Стоит только научиться управлять своей волей во сне, и маг увидит за маревом образов невидимые существа, готовые поделиться с ним силой, а если он будет неосторожен – отобрать всё, что у него есть.

Самым известным фактом из мистического дневника Кастанеды стало то, что для достижения особого состояния сознания маг Хуан применял растительные наркотики. И правда, много страниц в книгах Кастанеды посвящено описаниям приготовления наркотических смесей и видениям после их принятия.

Итак, правда или вымысел эта «индейская магия»? До сего дня на этот вопрос нет ответа...

bardo.ru

 

 

Страниц: 1 2 3 4 5 | ВверхПечать