Максимум Online сегодня: 299 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24813 статей в более чем 1760 темах,
а также 164433 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 04 06 2020, 15:00:50

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 2 | Вниз

Опубликовано : 12 12 2011, 20:19:44 ( ссылка на этот ответ )

Е. П. БЛАВАТСКАЯ, основательница современного Теософского движения, родилась в Екатеринославе, городе на Днепре, 31-го июля 1831 г. по юлианскому, или так называемому старому стилю, который тогда был принят в России. По григорианскому календарю дата её рождения приходится на 12-е августа Её родителями были полковник Пётр Алексеевич фон Ган и Елена Андреевна Ган, урождённая Фадеева, известная романистка, умершая совсем молодой. Её бабушкой с материнской стороны была княгиня Елена Павловна Долгорукая; женщина в высшей степени одарённая, она была известна своими научными трудами. По линии бабушки родословная Блаватской восходит к княжескому роду Рюриковичей, предки её со стороны отца принадлежали к Макленбургскому графскому роду Hahn von Rottenstern-Hahn. Рано осиротевшая Елена воспитывается в доме бабушки и дедушки по матери. Елена была необыкновенным ребёнком и рано стала ощущать, что отличается от окружающих. Своими незаурядными психическими способностями она изумляла домашних и друзей. Крайне своевольная, Елена не признавала никаких авторитетов, однако была наделена очень чуткой натурой и самыми разнообразными дарованиями. У неё были блестящие способности к языкам, она превосходно играла на фортепиано и рисовала, кроме того была отважной наездницей, бесстрашно совершавшей верховые прогулки на полуобъезженных лошадях, — она вообще необыкновенно тонко чувствовала природу. Ещё в детстве она начала сознавать, что её жизнь станет каким-то высоким служением, что ею руководят, её оберегают. Елене было всего восемнадцать, когда она вышла замуж за немолодого уже Никифора Васильевича Блаватского, назначенного незадолго до свадьбы вице-губернатором Эривани; поступок этот в действительности был продиктован желанием обрести полную независимость. Она никогда не воспринимала своё замужество всерьёз, этот брак так и остался фиктивным. Через несколько месяцев она бежит из дома и путешествует по Турции, Египту и Греции, живя на деньги, которые ей присылает отец. В 1851 г., когда ей исполняется двадцать лет, в Лондоне она встречает того, кого знает по своим детским видениям — Посвящённого с Востока, из раджпутов, Учителя Морию, или М. — под этим именем он стал впоследствии известен среди теософов. Он поведал Елене о том, что ей предстоит совершить, и с этого момента она полностью принимает его руководство — и на пути внутреннего оккультного совершенствования, и во внешней деятельности. Вскоре после этой встречи она садится на пароход, который отплывает в Канаду, чтобы совершить полное приключений путешествие по США, Мексике, Южной Америке и островам Вест-Индии, а в следующем, 1852 году, уже спешит в Индию, — мимо мыса Доброй Надежды и через Цейлон. Её первая попытка проникнуть в Тибет кончается неудачей. В 1853 г. она возвращается в Англию, успев побывать ещё и на Яве. Следующим летом она снова едет в Америку и с караваном переселенцев совершает переход через Скалистые горы. В конце 1855 г. она вновь отправляется в Индию, посетив по дороге Японию и британскую колонию Стрейтс-Сетлментс. И вот теперь ей наконец удаётся проникнуть в Тибет через Кашмир и Ладакх, где под руководством Учителя она проходит определённые этапы своей оккультной подготовки. В 1858 г. она возвращается в Европу, посещает Францию и Германию, далее едет на родину, в Россию, неожиданно объявившись в своём семействе на Рождество, а потом некоторое время гостит у сестры во Пскове. С 1860 по 1863 гг. она странствует по Кавказу, переживая очень мучительный духовный и физический кризис, и обретает в итоге полный контроль над своими оккультными способностями. Осенью 1863 г. она снова покидает Россию и много путешествует по Балканам, Египту, Сирии и Италии. Не исключено, что тогда же она ещё раз проникает в Тибет, но для прочего мира все её передвижения этого периода сокрыты завесой тайны. В 1870 г. она возвращается в Грецию, оттуда плывёт в Египет и терпит кораблекрушение близ острова Спеце, но её спасают; затем она добирается до Каира, где основывает Societe Spirite, которое, однако, вскоре распадается. Далее она странствует по Ближнему Востоку и в 1872 г. на короткое время возвращается к своим родным в Одессу. Весной 1873 г. по указанию Учителя она едет в Париж, а затем и в Нью-Йорк; 7 июля 1873 г. она сходит на американский берег. Примерно к этому же времени относится начало её общественной деятельности. В ту пору Блаватской исполняется сорок два года, она наделена многими, самыми невероятными психическими и оккультными способностями, которые целиком подчиняются её контролю. Как позднее отмечают Махатмы, обучавшие её, она была лучшим из доступных инструментом для осуществления задуманной ими работы — представить миру в новой форме, хотя и в общих чертах, древнюю Теософию, “Знание, которое накапливалось веками, которое уточнялось и выверялось многими поколениями мудрецов...”, это родительское древо истины, имевшее многочисленные ветви и побеги в виде религий, больших и малых. В задачу Блаватской входило, с одной стороны, бросить вызов укоренившимся представлениям и догмам скомпрометировавшей себя теологии, и, с другой, — оспорить не менее догматические воззрения науки своего времени. Правда, к тому моменту в этом двойном ряду фортификаций уже была пробита брешь. И произошло это благодаря спиритизму, который захлестнул тогда всю Америку. Как говорила сама Е.П. Блаватская: "Я была послана доказать реальность существования феноменов и выявить ошибочность спиритической теории относительно духов". Вскоре после прибытия в Нью-Йорк Е. П. Б. обретает истинного друга и помощника в лице полковника Генри Стила Олкотта, юриста, человека высоких нравственных достоинств, который приобрёл известность в годы Гражданской войны благодаря своей безупречной службе. К ним примыкает Уильям Куон Джадж, молодой ирландский адвокат, сыгравший впоследствии выдающуюся роль в Теософском движении. 7-го сентября 1875 г. преимущественно стараниями Блаватской, Олкотта и Джаджа, а также ещё нескольких человек, была создана организация, которую нарекли Теософским обществом, так как перед ним ставилась цель содействовать распространению древних учений Теософии, или той Мудрости в делах Божественных, которая послужила духовной основой для многих великих философских систем прошлого, таких как неоплатонизм, гностицизм и античные школы мистерий. 17 ноября 1875 президент-основатель полковник Олкотт официально известил о создании Общества, и с тех пор эту дату принято считать днём его основания. Провозгласив целью Общества “собирание и распространение знаний о законах, управляющих Вселенной”, Основатели вскоре изложили задачи более детально; и, претерпев лишь несколько незначительных редакционных поправок, они остаются всё теми же: 1. Создание ядра Вселенского Братства Человечества без различия рас, вероисповедания, пола, касты или цвета кожи. 2. Содействие изучению сравнительной религии, философии и науки. 3. Исследование необъяснённых законов Природы и сил, сокрытых в человеке. В сентябре 1877 г. в нью-йоркском издательстве J.W.Bouton'a вышел в свет первый монументальный труд Е. П. Блаватской “Разоблачённая Исида”, и первый тираж в тысячу экземпляров был распродан в течение двух дней, оказав мощное воздействие на умы читающей и мыслящей публики. По мнению нью-йоркской “The Herald Tribune”, книга явилась одним из “выдающихся и интереснейших творений века”, другие газеты и журналы высказались в таком же духе. Очертив предмет оккультных наук и историю их развития, “Разоблачённая Исида” раскрывает природу и происхождение магии, корни христианства, ошибки богословия и заблуждения признанных научных авторитетов, трактуя их в свете тех тайных учений, которые золотой нитью проходят через века, проявляясь время от времени в виде различных мистических движений. Сегодня этот труд столь же актуален, как и в те дни, когда он впервые увидел свет, и всё так же велика потребность в его новых изданиях. 8 июля 1878 г. Е. П. Блаватская стала первой русской женщиной, принявшей американское гражданство, и это событие широко освещалось в печати. В декабре того же года Е. П. Блаватская и полковник Олкотт отбывают через Англию в Бомбей, в Индию, где в феврале 1879 г. устраивают штаб-квартиру Общества. Вскоре с ними знакомится Алфред Перси Синнетт — в то время редактор правительственной аллахабадской газеты The Pioneer. Это знакомство оказалось чрезвычайно важным. В сентябре-октябре 1880 г. Е.П.Б. и Олкотт посетили дом А.П.Синнетта и его супруги Пейшенс в Симле, в северной Индии. Синнетт всерьёз заинтересовался учением Теософского движения и его деятельностью, вследствие чего Е. П. Блаватская дала согласие на попытку установить контакт посредством переписки между ним и двумя Адептами, оказывавшими содействие Движению — Учителем Морией и Учителем Кут Хуми. Переписка продолжалась с 1880 по 1884 гг., и многочисленные ответы этих Мудрецов на вопросы Синнетта и другого англичанина, А. О. Хьюма, были впоследствии опубликованы в виде книги под названием The Mahatma Letters to A. P. Sinnett (Письма Махатм к А.П.Синнетту), London, 1923. Оригиналы писем Учителей хранятся в Британском музее как большая ценность, но к ним можно получить доступ с особого разрешения Отдела редких рукописей. Посетив многие города и селения Индии, основатели возвращаются в Бомбей и в октябре 1879 г. приступают к изданию первого теософского журнала The Theosophist (выходящего по сей день), редактором которого становится Е. П. Блаватская. В это время Общество быстро расширяется, к нему примыкает ряд выдающихся людей из Индии и других стран. В мае 1880 г. основатели едут на Цейлон, где полковник Олкотт начинает работу по возрождению буддизма в этой стране. Они оба принимают “pancha sila” [Пять добродетелей совершенства], то есть официально становятся буддистами, — факт, который Олькотт впоследствии объяснил как “формальное подтверждение наших давних убеждений”. В мае 1882 г. в Адьяре, близ Мадраса, было куплено поместье, куда в конце года переезжает штаб-квартира Общества. Адьяр вскоре становится центром всемирной деятельности, и основатели вместе с небольшой группой соратников отдаются ей целиком. Предпринимаются поездки в самые отдалённые районы Индии, основываются Филиалы, принимаются посетители, ведётся обширнейшая переписка, готовятся к публикации в основанном незадолго до этого теософском журнале ценнейшие научные материалы. Эти труды преследовали цель пробудить в индусах интерес к тем духовным ценностям, которые заключали в себе древние Священные Писания их родины. В этот период полковник Олкотт занимался очень популярным месмерическим лечением больных. В феврале 1884 г. он отбывает в Лондон с петицией к Британскому правительству от буддистов Цейлона. Е. П. Блаватская, состояние здоровья которой в это время резко ухудшилось, едет в Европу вместе с ним. После почти пятимесячного пребывания в Париже и Лондоне осенью она поселяется в Германии, в Эльберфельде, у семьи Гебхардов, и с головой уходит в работу над “Тайной Доктриной”. Между тем в Адьяре готовится заговор, в котором участвуют двое слуг Е.П. Б., Алексис и Эмма Куломбы. В конце декабря Е.П. Б. возвращается в Адьяр, чтобы на месте ознакомиться с ситуацией. Она намерена предъявить судебный иск супругам Куломбам за грубую клевету о якобы мошенническом характере производимых ею феноменов. Однако другие члены, стоящие во главе Общества, по разным причинам решают не предавать это дело огласке, и Е.П. Б., не добившись справедливости, в марте 1885 г. уезжает в Европу, чтобы уже никогда не вернуться в Индию. Как выяснилось впоследствии, всё это “дело” было целиком состряпано иезуитами, ненавидевшими и Общество, и Е. П. Б. Обвинения были построены на поддельных, частично и полностью, письмах, написанных якобы Е.П. Блаватской и содержавших указания относительно подготовки всевозможных фальшивых феноменов, — письмах, с которыми непредвзятым исследователям не дозволили ознакомиться. Журнал христианских миссионеров в Мадрасе публиковал наиболее компрометирующие отрывки из этих писем. Тем временем Лондонское общество психических исследований (ОПИ) созвало специальный комитет для расследования заявлений Е. П. Блаватской. Затем, в декабре 1884 г., в Индию прибыл Ричард Ходжсон, член комитета ОПИ, чтобы проввести опрос и сделать доклад относительно выдвинутых Куломбами обвинений. Основываясь на результатах расследования Ходжсона, комитет ОПИ в своём окончательном докладе в декабре 1885 г. заклеймил Е. П. Блаватскую как “одного из совершеннейших, гениальнейших и интереснейших мошенников в истории”. Ходжсон также обвинил Е. П. Б. в шпионаже в пользу России. Этот доклад ОПИ-Ходжсона впоследствии стал основой для дальнейших нападок на Е. П. Б. в связи с её якобы нечестностью, несуществованием её Учителей и отсутствием всякой ценности Теософии. (Обвинения Ходжсона были проанализированы и опровергнуты в 1963 г.Эдли Уотерманом в работе “Некролог: доклад Ходжсона о г-же Блаватской”.) В конце концов все эти злобные нападки весьма неблагоприятно отразились на здоровье Е. П. Блаватской. В августе 1885 г. она поселяется в Вюрцбурге, Германия, в июле 1886 г. перебирается в Остенде, Белигия, а в мае 1887 г. по приглашению английских теософов переезжает в Лондон, в маленький дом в Верхнем Норвуде. После её прибытия в Англию теософская деятельность здесь быстро начала расширяться. Была основана Ложа Блаватской и началось распространение теософских идей. Так как Е.П. Блаватская к тому времени фактически утратила всякий контроль над своим первым журналом The Theosophist, то в сентябре 1887 г. она основывает в Лондоне ежемесячный журнал Lucifer, который, как гласит надпись на его титульном листе, был задуман, чтобы “пролить свет на сокрытое во тьме”. В том же месяце Е. П. Б. поменяла лондонский адрес на Холланд-парк, Лэнсдаун Роуд 17. Не обращая внимания на своё вконец пошатнувшееся здоровье и всяческие злоключения, она всё так же упорно работает над своим великим трудом; он был завершён и опубликован в двух больших томах в октябре 1888 г. Помогали Блаватской Бертрам Китли и д-р Арчибалд Китли, они переписывали и редактировали рукописи, они же и финансировали издание. “Тайная Доктрина” венчает литературную деятельность Е. П. Блаватской, это эпохальное творение только теперь начинает обретать признание выдающихся умов современности, и не приходится сомневаться в том, что в двадцать первом веке оно встретит ещё больший отклик и получит самую высокую оценку. “Тайная Доктрина” была сияющей вершиной литературной деятельности Е.П.Блаватской. Основу “Тайной Доктрины” составляют станцы, переведённые из сокровенной “Книги Дзиан” с комментариями и пояснениями Е. П. Б. Также в книге подробно рассатривается фундаментальная символика, используемая великими религиями и мифологиями мира. В первом томе речь идёт об образовании Вселенной. Второй том рассматривает происхождение и эволюцию человечества. В октябре 1888 г. Е. П. Блаватская основывает Эзотерическую секцию, для более глубокого изучения Эзотерической философии, и пишет Наставления для тех, кто занимался в ней. В октябре 1890 г. Европейская штаб-квартира Общества обосновывается в Лондоне, Сент-Джонc-Вуд, на Авеню-Роуд 19, и здесь Е.П. Б. пишет Ключ к Теософии, “ясное изложение (в виде вопросов и ответов) Этики, Науки и Философии, для изучения которых и было основано Теософское общество”; Голос Безмолвия, жемчужину мистической теософской литературы, произведение, в которое вошли переводы избранных отрывков из священной восточной Книги золотых правил, которую она выучила наизусть за время своего оккультного обучения в Тибете. Е. П. Блаватская скончалась 8 мая 1891 г. во время эпидемии гриппа, которая в те дни свирепствовала в Англии; её останки были преданы сожжению в Уокингском крематории в Сёррее. Непредвзятое знакомство с жизнью Е. П. Б., её трудами, беззаветным служением Истине, её духовными способностями и достижениями раскрывает перед нами величественный облик женщины, которая по праву считается одним из величайших адептов в истории западной цивилизации, прямым посланником Транс-Гималайского Братства. Эта статья написана Цырковым Борисом Михайловичем (1902-1981). (Внучатый племянник Е.П.Б.; редактор-составитель Собрания сочинений Е.П.Блаватской.)

* Е. П. БЛАВАТСКАЯ.jpg

(90.35 Кб, 288x462 - просмотрено 1900 раз.)

Последнее редактирование: 12 12 2011, 21:37:31 от Administrator

Трудности существуют для того, чтобы их преодолевать.
Ральф Эмерсон

 

 

Ответ #1: 12 12 2011, 20:12:16 ( ссылка на этот ответ )

Великолепные комментарии Владимира Стрелецкого к общепринятой библии всемирной эзотерики "Тайной доктрине" .Кстати,только после его статьи я всеръез и осознанно смог прочитать сам оригинал.Пусть и для вас он станет той же путеводной звездочкой в вашем захватывающем путешествии по этой бескрайней вселенной по имени Е.П.Блаватская

Ознакомившись с неоднозначными и запутанными текстами «Тайной доктрины» (1888) Елены Блаватской и приведенными в них «станцами» древней «Книги Дзиан», немногие ученые — естествоиспытатели конца XIX — начала XX века могли допустить, что полное туманных намеков и загадок откровение писательницы несет в себе какое-то рациональное зерно.
Тайноведение вчера и сегодня
«Рыцарей» большой науки того времени можно понять. В самом деле, как уважающий себя ученый-астроном мог поверить в то, что маленькая Луна породила большую по размерам Землю? Что должен был думать серьезный биолог по поводу того, что в древности наша планета была населена желтыми призраками, а первые люди вылуплялись из больших яиц?
Да, серьезная наука не признает за истину символы, аллегории, а также утверждения, полученные синтезом инсайда и эрудиции — пусть даже это будет незаурядная эрудиция Е.П. Блаватской. Но, к счастью, научное познание не стоит на месте. Сегодня, через 115 лет после выхода в свет одной из самых загадочных и запутанных книг человечества, никто не крутит пальцем возле своего виска, одновременно кивая на создателей нетрадиционных космогонических теорий. Научный мир уже давно достаточно спокойно, можно сказать, даже доброжелательно, воспринимает идею многообразия неорганических форм жизни, концепцию тонкоматериальной холодной плазмы-души, признает достоверность опытов по волновой генетике. Мало найдется среди современных ученых людей, которые реагируют на палеоастронавтику как на простую детскую забаву «чокнутых» энтузиастов и сборник фантастических сказок. Потому «перевод» на современный научный язык сложных архаических текстов «Тайной доктрины» в наше время представляется не такой уж бесполезной затеей.
Руководствуясь эти соображением, автор представляет читателю свою версию прочтения самой труднопонимаемой части произведения Е.П. Блаватской — «Антропогенезиса». Данная интерпретация текстов стала возможной после выхода в свет оригинальных научно-популярных книг исследователей загадок древности: В.П. Бабанина («Тайны великих пирамид»), В.А. Шемшука («Возвращение Рая»), Н.Н. Непомнящего («Древние космонавты») и Э.М. Мулдашева («От кого мы произошли?», «Золотые пластины Харати»).
Главную же мысль «Антропогенезиса» можно сформулировать коротко: жизнь на Земле была всегда, и формы этой жизни обуславливались ее космическими окружением и контактами, а также непрекращающимся воздействием информационного поля Вселенной. Эту мысль доказывает целая система оригинальных положений и шокирующих фактов, порою не совсем укладывающихся в нашей голове.
Четыре миллиарда лет
до нашей эры
В течение нескольких сотен миллионов лет после своего образования Солнечная система имела строение, которое значительно отличалось от современного. На месте двойной планеты «Земля-Луна» находилась одна большая планета, напоминавшая своим строением гигантов Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун из группы внешних планет. Ее внешняя оболочка была сложена постоянно перемешивающейся водно-газовой смесью. Во внутренних слоях шел процесс образования ядра из более тяжелых химических элементов. В какой-то момент эволюции этой планеты ее рождающееся протоядро ввиду неустойчивости протекающих в нем процессов раскололось надвое. Половины протоядра разлетелись в стороны, увлекая за собой и части водно-газовой оболочки бывшего космического гиганта. Так образовались две самостоятельные планеты: Протоземля и Протолуна.
Вначале своей эволюции два новообразованных космических тела своим строением напоминали материнскую планету. В дальнейшем водная оболочка Протолуны рассеялась и она стала планетой с газовой оболочкой и твердым ядром. В этой оболочке в результате процессов самоорганизации возникла жизнь на небелковой основе. Первые живые организмы — питрии — были образованы из холодной плазмы, питались энергией космических излучений и имели вид многометровых амебоподобных сущностей, свободно плавающих в газовой оболочке планеты. Эти удивительные организмы обладали высокой сенсетивностью и адаптивностью к окружающей среде, могли развивать довольно сложные и многообразные поведенческие инстинкты. Более того — со временем они приобрели способность некоторое время жить и перемещаться в межпланетном пространстве. Но завершить эволюцию появлением разумных существ эта форма жизни не смогла. Причины заключались в неустойчивой природе холодной плазмы, неспособности слишком пластичного организма развить орган мышления и отсутствии сложных раздражителей в однородной газовой среде обитания. Эволюционные достижения лунных обитателей из холодной плазмы, как мы покажем дальше, в последующем были закреплены появлением у белковых организмов ауры - пространственно-энергетической матрицы физического тела. В этом контексте любой современный живой организм представляет симбиоз двух форм жизни: «холодноплазменной», развившейся на Протолуне, и органической, развившейся на Земле.
Иначе происходила эволюция Протоземли. Ее внешняя оболочка со временем стала сплошным водным океаном, наполненным ядовитыми жидкостями и газами. Во внутренних областях планеты сформировалось твердое ядро, а со временем начала формироваться и твердая мантия. На ее поверхности возникли формы жизни, внешне подобные растительным, но на минеральной (кремнийорганической) основе. В «Тайной доктрине» они названы «твердыми растениями». Здесь будет уместным заметить, что немало современных ученых — биологов и геологов — успешно доказывают, что кремниевые формы жизни существуют глубоко под землей и в наше время (не этим ли обстоятельством объясняется широко распространенная в прошлом веке на горном Урале легенда о каменном цветке?).
В первобытном «бульоне» протопланеты возникли водные формы жизни, то есть такие, которые строили тела своих организмов из водных растворов. В допущении такой эволюционной возможности нет ничего фантастического — учеными доказано, что вода обладает информационными свойствами жидкого кристалла. Кроме того, известным исследователем загадок древности Э.Р. Мулдашевым в древнеегипетских гробницах были обнаружены росписи с изображением процесса искусственного создания «водных людей».
Водные обитатели Протоземли были лишенными разума агрессивными тварями. Они питались теплом недр планеты и своими эволюционными сородичами. Эта необычная жизнь быстро начала приобретать человекоподобные и звероподобные формы. В этом тоже нет ничего удивительного: многие авторитетные исследователи, например, английский ученый-пророк Олаф Степлдон (1886-1950), полагают, что образы человеческих, равно, как и прочих живых форм, входят в состав космического информационного поля и потому являются для самоорганизующейся материи универсальными эволюционными матрицами. В водно-газовом океане Протоземли в результате деятельности минеральной растительности со временем зародились также вирусные и клеточные формы жизни. Первобытный океан часто сотрясался формирующимися ядром и мантией Протоземли, потому многие формы водной, кремнийорганической, доклеточной и клеточной жизни гибли, не успев реализовать свои эволюционные возможности.
Протопланетная стадия эволюция Земли и Луны завершилась космическим катаклизмом. В результате «заглатывания» газа и пыли зародышей будущих малых тел Солнечной системы (такие процессы были типичными «пусковыми механизмами» эволюции протопланетной материи) Протолуна стала более массивным телом и начала притягивать к себе водно-газовую оболочку Протоземли. (Остаточные явления этого катастрофического процесса мы сейчас наблюдаем в виде морских приливов и отливов). В результате большая часть громадного первобытного океана планеты испарилась в космическое пространство, уничтожив всех водных обитателей. Протоземля со временем приобрела вид планеты земной группы с жидким водным океаном и участками твердой суши (материками). Протолуна по причине захвата внешней оболочки Протоземли вступила в фазу своей неустойчивой эволюции, которая завершилась полным рассеиванием водно-газовой оболочки в Космос и формированием того типа природных условий, который мы наблюдаем в наше время на спутнике нашей планеты. Так появились уже знакомые нам Земля и Луна.
Появление жизни
и разума на Земле
Катастрофические изменения на Протолуне вынудили ее тонкоматериальных обитателей переселиться на Землю, где были более комфортные и подходящие для эволюции природные условия. Со временем тонкие («холодноплазменные») внешние тела лунных переселенцев приобрели оболочку из физической плазмы («эфирное тело»), которая позднее приняла шарообразную форму. Шар, как доказывают современные ученые-биологи, — идеальная форма для живого организма, особенно если существо развивается в агрессивной и неустойчивой среде, каковой была молодая Земля. Эта удачная для перемещения и выживания форма, а также разнообразие природных условий на нашей планете времен ее юности способствовали появлению у «шарообразных» развитого интеллекта и необычных форм общественной жизни. Миллионы лет эволюции, в течение которых физические условия на Земле стали относительно стабильными, заменили наружные плазменные тела этих уникальных созданий природы легкими органическими телами яйцеобразной формы, внутри которых находилась «душа» — холодная плазма. Размножались они таким же образом, что и их далекие лунные предки — простым почкованием. Кремнийорганическая растительная жизнь процветала на Земле сотни миллионов лет, после чего исчезла с ее материковых поверхностей и дна океанов. Она была заменена органической растительностью. Неизвестно, к каким бы формам жизни и разума привел самостоятельный и самодостаточный эволюционный процесс на Земле, если бы он не был прерван вмешательством космических пришельцев.
Как утверждает в символической форме древняя тайноведческая литература, а также откровения современных «чтецов» информационного поля—контакторов, сотни миллионов лет назад в Солнечную систему прибыли гуманоидные пришельцы из созвездия Лебедя, которые колонизовали Фаэтон, Марс, Землю и Венеру. Тот факт, что в эти далекие времена во Вселенной уже существовали высокоразвитые космические цивилизации, хорошо согласуется с современными астрономическими данными, из которых следует, что задолго до начала образования Солнечной системы завершили свою эволюцию все звезды нашей Галактики первого поколения и созданные ими планетные системы. Каких высот могли достигнуть за миллиарды лет своей эволюции разумные обитатели этих систем — нам остается только гадать.
Своим внешним видом космические пришельцы напоминали бледнокожих, голубоглазых и светловолосых людей скандинавского типа. Они высадились на приполярном материке Гиперборея. В те времена это был благодатный край с мягким субтропическим климатом. Именно здесь посланцы далеких звезд провели свои опыты по волновой генетике, заключавшиеся в скрещивании присущих им гуманоидных форм с земными шарообразными живыми формами. В результате этих опытов на Земле появились лемурийцы — многометровые гиганты-гермафродиты с четырьмя руками и двумя лицами - отдаленное подобие звездных родителей из созвездия Лебедя. Зародыши этих существ начальную стадию своего развития проходили в гигантских яйцах из мягких органических тканей — продуктах чисто земной эволюции, принадлежащих расе «шарообразных». Как утверждает «Тайная доктрина», лемурийцы со временем разделились на мужчин и женщин, а рост этих созданий снизился до 4 метров.
Последнее обстоятельство - - результат совершенствования технологии генетических экспериментов звездных пришельцев. Одновременно с работами над разумными аборигенами Земли гуманоиды из созвездия Лебедя дополнили существующие грубые формы земной растительности своей окультуренной фауной (пшеница, ананас и т.п.) и двуполыми видами животных. Таким путем они ненасильственно, но методично вытесняли с планеты древние гермафродитные формы жизни.
В результате искусственно вызванных генетических мутаций гиганты-лемурийцы сумели самостоятельно перейти к культурным формам жизни и создать высокоразвитую цивилизацию, которая населила громадный материк Лемурию (Му), занимавшую большую часть современной акватории Тихого и Индийского океанов. Как свидетельствуют мифы и легенды многих народов мира, звездные наставники и родители молодого человечества (как населявшие Гиперборею, так и прилетавшие из созвездия Лебедя, а также с планет Венера и Фаэтон) на протяжении десятков миллионов лет опекали свое родное чадо — лемурийцев, а также их эволюционных наследников—атлантов. «Боги, спустившиеся с небес», учили землян архитектуре, науке, земледелию и ремеслам, непосредственно общаясь с простыми смертными. А что касается предков самых первых звездных пришельцев, обитавших на Гиперборее, то они впоследствии смешались с поздними атлантами, положив начало арийской ветви человечества.
Последующие события человеческой истории достаточно подробно описаны в обширной литературе по тайноведению и палеоастронавтике, потому к существующим версиям мы ничего нового не добавим.
Данный материал вовсе не претендует на окончательную интерпретацию станцев "Книги Дзиан» и «Тайной доктрины» Елены Блаватской. Здесь мы предприняли всего лишь скромную попытку объяснить читателю «темные» места этих уникальных памятников человеческой культуры
Владимир Стрелецкий

 

 

Ответ #2: 13 12 2011, 14:54:13 ( ссылка на этот ответ )

Елена Петровна Блаватская


Из книги «Проклятые книги», Жак Бержье, 1998г

Беспристрастно говорить о госпоже Блаватской просто невозможно. Мнения о ней самые разноречивые, и страсти кипят вовсю ещё и в наши дни.
Лучшая французская книга на эту тему — «Теософия» Жака Лантье. Я коснусь личности мадам Блаватской лишь в той её части, которая представляется мне необходимой для понимания фантастической истории «Стансов Цзяна».

Елена Петровна Блаватская родилась в России 30 июля 1831 года, с самого рождения её неотступно преследовали несчастья. Во время крещения ряса священника загорелась, он получил сильные ожоги, поднялась паника, и многие присутствующие пострадали. После такого небывалого начала Елена Блаватская с пятилетнего возраста сеяла вокруг себя страх и ужас: она гипнотизировала товарищей по играм, и один из них бросился в реку и утонул.
В пятнадцать лет у неё внезапно обнаруживается дар ясновидения, она отыскивает преступников, которых не в силах обнаружить полиция.
Девушка возбуждала ужас и смятение в умах, и её хотели посадить в тюрьму, пока она не даст вразумительного объяснения своим действиям. К счастью, вмешались родные: её выдали замуж, надеясь, что она утихомирится, но она сбежала от своего суженого и в Одессе села на судно, идущее в Константинополь, а оттуда перебралась в Египет.
И снова мы нападаем на след «Книги Тота» и сочинений, уцелевших после разорения Александрийской библиотеки.
В Каире мадам Блаватская сошлась с магом коптского происхождения, великим мусульманским учёным. Он рассказал ей о существовании проклятой и очень опасной книги и, вопреки всему этому, научил Блаватскую читать при помощи ясновидения. Оригинал книги, по словам мага, находился в тибетском монастыре. Название книги — «Стансы Цзяна».
По словам коптского мага, эта книга открывала тайные знания, пришедшие с других планет и относящиеся к истории, которая насчитывала сотни миллионов лет.
«Теософы говорят, — пишет Г. Лавкрафт, — о таких вещах, от каких кровь стынет в жилах, не говори они о них не с блаженным и обезоруживающим оптимизмом».
Многие пытались отыскать источники этих стансов. Мой друг Жак Ван Эрп считает, что на-шёл один из таких источников в туманной статье, опубликованной в «Asiatic Review», в которую мадам Блаватская, вероятно, никогда не заглядывала.
Можно, конечно, выдвинуть гипотезу, что мадам Блаватская, обладавшая чрезвычайно богатым воображением, увлеклась фантастическими сюжетами древних преданий. Однако случаи невероятного ясновидения не такая уж редкость (см., например, книгу Жозефа Миллара «Таинственный человек Эдгар Кейс»). Может быть, и нет ничего невероятного в том, что мадам Блаватская в самом деле прочла книгу при помощи ясновидения?
Позже она будет уверять, что у неё есть «Стансы Цзяна» в виде книги. Покинув Каир, Блаватская отправляется в Париж, где живёт на деньги, которые присылает ей отец. Потом едет в Лондон, а оттуда — в Америку, где связывается с мормонами.
После этого мадам Блаватская занимается разбоем на диком Западе — я не присочиняю, это общеизвестный факт.
Затем возвращается в Лондон, где, по её словам, встречает некоего человека по имени Кут Хуми Лал Синг. Относительно его личности выдвигались четыре версии:
1. Он был лишь плод воображения госпожи Блаватской.
2. Реального человека не было, это была проекция умственных усилий азиатских адептов.
3. Это был индус, агент тайного общества, который использовал госпожу Блаватскую для освобождения Индии. Жак Лантье, по профессии полицейский, похоже, предпочитает именно эту гипотезу.
4. Это был агент Intelligence Service.
Четвёртой версии придерживаются в разведывательных органах СССР, где и мадам Блаватскую, и всю её деятельность рассматривают как орудие английского империализма.

Самое поразительное, что спустя век после описываемых событий, когда уже написаны тысячи статей и сотни книг, о таинственном персонаже, обозначенном инициалами К. Х., мы всё ещё знаем не больше, чем знали в самом начале. Остаётся лишь строить догадки, и не исключено, что все четыре перечисленные выше версии ошибочны.
Как бы там ни было, К. Х. стал писать мадам Блаватской. Часть его писем была издана. Среди прочего, он говорит в них об опасности оружия, действие которого основано на использовании атомной энергии, и о вытекающей из этого необходимости хранить некоторые тайны. И это сто лет тому назад! Отголоски этих писем можно встретить в научно-фантастическом романе Луи Жаколлио «Пожиратели огня» («Огнееды»), где речь идёт о полном преобразовании материи в энергию.
В этих письмах говорится и о многом другом. Благодаря им мадам Блаватская, которая до тех пор была вполне невежественной женщиной, чью библиотеку составляли лишь дешёвые романы, покупаемые в дорогу, стала вдруг постепенно превращаться в самую образованную и осведомлён-ную в вопросах науки женщину XIX века. Достаточно прочесть вышедшие под её именем книги, как, например, «Тайная доктрина», «Исида без покровов» и «Архаический символизм религий», чтобы убедиться в широте и глубине её образования — от лингвистики (она первой стала изучать семантику архаического санскрита) до ядерной физики, а кроме того, все знания и её, и нашего времени, а также и несколько пока не существующих наук.
Заметим, что её секретарь, Джордж Роберт Стоу Мид (1863-1933), был очень образованным человеком. Но Мид встретился с мадам Блаватской только в 1889 году и провёл с ней всего лишь три последних года её жизни. К тому же, как выпускник Кембриджа, он прекрасно разбирался в любых вопросах, касающихся гностицизма (Гностицизм. Розенкрейцерский "внутренний" орден в составе реформированного Ордена Храма и Грааля и ...), всё же не обладал той универсальной культурой, столь опережавшей своё время, какая чувствуется в произведениях мадам Блаватской.
Последняя постоянно утверждала, что все её познания из «Стансов Цзяна», которые она, прежде чем получила экземпляр книги в Индии, прочла сначала на расстоянии. Где и когда она изучала санскрит? Это ещё одна из её тайн.
В 1852 году мадам Блаватская снова отправляется в Индию, затем возвращается в Нью-Йорк и проводит ещё два года на диком Западе. В 1855 году — она снова в Калькутте, после чего, пре-одолевая упорное сопротивление властей и обстоятельств, пытается проникнуть в Тибет. Тогда-то она и начинает получать предупреждения: если она не вернёт «Стансы Цзяна», её ждёт беда. В 1860 году мадам Блаватская заболевает и в течение трёх лет мечется по Европе, словно спасается от погони.
В 1870 году мадам Блаватская, возвращаясь с Востока, находилась на борту судна, шедшего через только что прорытый Суэцкий канал. Судно взорвалось. Говорили, будто на нём перевозили порох, но это ещё не доказано. Во всяком случае, большая часть пассажиров обратилась в прах, так что и следов тел не нашли. Описание взрыва больше всего напоминает взрыв атомной бомбы. Мадам Блаватская чудом осталась жива.
После этого она устроила в Лондоне пресс-конференцию, на которой какой-то сумасшедший (?) несколько раз выстрелил в неё из пистолета. Позже он заявил, что им управляли на расстоянии, предвосхитив таким образом заявления Ли Харви Освальда, Ширхана и Чарльза Менсона.
Мадам Блаватская уцелела и на этот раз, но была ужасно напутана. На пресс-конференции она собиралась предъявить «Стансы Цзяна», думая, что таким образом спасёт свою жизнь. Но книга исчезла. Исчезла из новейшего на то время сейфа в большом отеле.

Тут уж мадам Блаватская до конца убедилась, что на неё ополчилась чрезвычайно могущественная тайная организация. Наиболее важный эпизод этой борьбы произошёл несколькими годами позже, когда мадам Блаватская встретилась в Америке с Генри Стилом Олкоттом, американским бизнесменом, называвшим себя полковником, как делали в те времена многие американцы, к примеру, Буффало Билл.
Олкотт страстно интересовался всем необычным. Мадам Блаватская его просто заворожила! Для начала он основал вместе с ней «Клуб чудес». Затем общество, которое сперва хотел назвать египтологическим. Но последовали многочисленные протесты, и он изменил это название на «Теософское общество». Произошло это 8 сентября 1875 года. Тотчас начались всевозможные знамения и чудеса. Общество намеревалось сжечь останки барона де Пальма, члена этого общества, невероятного авантюриста. Кремация была делом по тем временам совершенно новым, во вся-ком случае — для Америки. Чтобы построить крематорий, требовалось получить специальное разрешение. Но едва туда поместили тело барона де Пальма, правая рука покойного в знак протеста поднялась к небу. Одновременно с этим буквально в то же мгновение в Бруклине вспыхнул страшный пожар: загорелось большое театральное здание, погибли двести ньюйоркцев. Город в ужасе содрогнулся.
Через некоторое время, в 1878 году, было решено, что полковник Олкотт и мадам Блаватская отправятся в Азию, чтобы связаться с Великими Магистрами Белой Ложи. Правительство Соединённых Штатов отнеслось к этой экспедиции настолько серьёзно, что президент Ратерфорд Хейс назначил мадам Блаватскую и полковника Олкотта своими специальными представителями, выписал им командировочные удостоверения и выдал дипломатические паспорта. Впоследствии благодаря этим документам их не посадят в индийскую тюрьму как русских шпионов — только шпионажа в этой истории до сих пор не хватало, но вот появился и он!
16 февраля 1879 года экспедиция прибыла в Индию. Гостей принимали Пандит Шьямджи Кришнаварма и другие посвящённые. Менее приятная подробность встречи: сразу после прибытия все документы и все деньги путешественников были похищены. Английской полиции удалось вернуть деньги, но документы так никогда и не нашли.
Это было объявлением беспощадной войны, окончившейся катастрофой. Полицейские аресты и обыски следовали один за другим. Полковник Олкотт возмутился, предъявив послание президента Соединенных Штатов, и написал следующее заявление:
«Индийское правительство получило о нас ложные сведения, основанные на неведении или злом умысле, и нас подвергли такому грубому надзору, что он привлёк к себе внимание целой страны: местным жителям, таким образом, дали понять, будто общение с нами грозит им неодобрением начальства и может повредить их личным интересам. Похвальные и добродетельные намерения натолкнулись, таким образом, на серьёзные препятствия, а мы сделались жертвами совершенно незаслуженных оскорблений вследствие решений правительства, поверившего ложным слухам».
Это письмо несколько ослабило полицейские преследования, но угрозы лишь участились: если мадам Блаватская будет продолжать твердить о книге Цзяна, пусть готовится к худшему. Она продолжала.
Теперь в её распоряжении были «Стансы Цзяна», написанные даже не на санскрите, а на языке сензар, о котором ни до, ни после неё никто не слышал. Мадам Блаватская перевела этот текст на английский, перевод опубликовали в 1915 году в «Hermetic Publishing Company» в Сан-Диего с предисловием д-ра А. С. Рали. Мне удалось познакомиться с этим документом в 1947 году в библиотеке Конгресса в Вашингтоне. Это очень любопытная вещь, достойная изучения.
Ответ Неизвестных был грозным и попал в самую точку. Мадам Блаватскую обвинили в том, что было ей дороже всего: в необоснованности её притязаний на оккультизм. Английское общество психических исследований дало совершенно удручающее заключение, составленное доктором Ходгсоном: мадам Блаватская — всего лишь заурядная шарлатанка, вся её история — мошенничество. От этого удара она никогда уже не оправится. До самой смерти в 1891 году уничтоженная морально, она так и не выйдет из тяжёлого состояния депрессии.
Мадам Блаватская публично выразила сожаление о том, что говорила о «Стансах Цзяна», но слишком поздно. Индийские исследователи, такие, как Е. С. Датт, подвергнут заключение Ходгсона уничтожающей критике, но не успеют спасти мадам Блаватскую.
После её смерти было установлено, что против неё существовал настоящий заговор, организованный совместно английским правительством, полицией вице-короля Индии, работавшими в Индии протестантскими миссионерами и другими лицами, которых идентифицировать не удаётся, но они-то, вероятно, и были главные. С точки зрения результативности и успешности психологической войны операция против мадам Блаватской — подлинный шедевр.
Вся эта история доказывает, что от неких организаций не может защитить даже президент Соединённых Штатов. Но, так или иначе, в политическом плане мадам Блаватская одержала полную победу: Мохандас Карамчанд Ганди признал, что именно мадам Блаватской он обязан тем, что нашёл свой путь, обрёл национальное самосознание и в конце концов освободил Индию. Один из учеников мадам Блаватской снабдил Ганди наркотиком, который помогал ему держаться в самые трудные моменты. И, вероятно, из-за этих связей Ганди и был убит 30 января 1948 года ещё одним странным фанатиком, непонятным образом, управляемым на расстоянии.
Но идеи мадам Блаватской побеждали. Несомненно, «Теософское общество» сыграло важную, если не решающую, роль в освобождении Индии. Несомненно и то, что Intelligence Service и другие орудия английского империализма принимали участие в заговоре мадам Блаватской и против книги Цзяна.
И всё же создаётся впечатление, что другая организация, более могущественная, чем Intelligence Service, и не политическая, старалась заткнуть рот мадам Блаватской.
Мне станут возражать, что эта организация не помешала публикации текста в 1915 году, но кто докажет, что эта публикация имела хоть какое-то отношение к оригиналу? В конце концов, я ровным счётом ничего не знаю о герметическом обществе Сан-Диего...
Во всяком случае, после последней катастрофы мадам Блаватская замолчала. Взглянем на неё в последний раз на улице Нотр-Дам-де-Шан в Париже. Там она провела остаток дней, после чего уехала умирать в Лондон.
Посмотрим на неё глазами одного из её врагов, русского религиозного философа Владимира Соловьёва, описавшего свои встречи с ней в журнале «Русский вестник». Кажется, более всего его поразили немые упрёки, с которыми она словно постоянно к нему обращалась. С мадам Блаватской, хотя она уже к тому времени совершенно обессилела, всё ещё происходили странные явления. Вот что произошло со скептиком Соловьёвым в отеле «Виктория» в Эльберфельде (Германия), когда он путешествовал вместе с мадам Блаватской и несколькими её учениками:
«Внезапно я проснулся. Меня разбудило чьё-то горячее дыхание. Рядом со мной, в темноте, стояла высокая человеческая фигура в белой одежде. Я услышал голос, не могу сказать - на каком языке, но мне приказано было зажечь свечу. При её свете я увидел, что было два часа ночи, и что рядом со мной находился живой человек. Это был мужчина, в точности походивший на виденный мной прежде портрет махатмы Мории. Он говорил со мной на языке, которого я не знал, но тем не менее понимал. Он сказал мне, что я одарён большими способностями, и мой долг — воспользоваться ими. После этого он исчез. Но сразу появился снова, улыбнулся и на том же, незнакомом, но всё же понятном языке произнес: «Будьте уверены, я не галлюцинация, и вы не сошли с ума». Потом снова исчез. Было три часа ночи. Дверь всё это время была заперта на ключ».
Если такого рода феномены происходят со скептиками, наверное, нет ничего удивительного в том, что с самой мадам Блаватской происходили ещё более удивительные вещи. Похоже, что она действительно писала при помощи своего дара ясновидения. Английский критик Уильям Эмметт Колимен считает, что в «Исиде без покровов» мадам Блаватская цитирует приблизительно тысячу четыреста книг, которыми она не располагала. Цитаты верны.

 

 

Ответ #3: 13 12 2011, 15:46:48 ( ссылка на этот ответ )

Был ли Калиостро "Шарлатаном"?

Е.П. Блаватская

Прогнать обиженного прочь и не пытаться
Зло, причиненное ему исправить,—
Кем ни был бы обидчик и обида
Какою бы туманной ни была,—
Порочного и слабого достойно —
Марает честь и низлагает короля.
— Смолетт

Упоминание имени Калиостро производит двойной эффект. Одних людей оно наводит на воспоминание о всей череде удивительных событий, произошедший с самых древних времен; у других, современных потомков чересчур реалистического века, имя Алессандро, графа Калиостро, вызывает удивление, если не презрение. Люди неспособны понять, как этот "чародей и маг" (читай — "шарлатан") мог когда-то производить законным образом такое впечатление, какое он оказывал на своих современников. Это дает нам ключ к пониманию посмертной репутации сицилийца, известного как Джозеф Бальзамо, той репутации, которая заставила верящего в него брата-масона сказать, что (подобно принцу Бисмарку и некоторым теософам) "Калиостро мог бы быть назван самым оскорбляемым и ненавистным человеком в Европе". Тем не менее, и невзирая на моду наделять его ругательными и оскорбительными именами, никто не должен забывать о том, что среди его горячих поклонников были Шиллер и Гете, и они оставались таковыми до самой своей смерти. Гете во время своего путешествия на Сицилию потратил много сил и времени, собирая информацию о "Джузеппе Бальзамо" на его предполагаемой родине; именно на основе этих многочисленных записей создатель "Фауста" написал свою пьесу "Великий Кофта".

Почему же этому удивительному человеку оказывается столь мало чести в Англии? Благодаря Карлейлю. Самый бесстрашный и правдивый историк своего века, который ненавидел ложь в любом обличье, закрепил imprimatur [санкцией] своего честного и знаменитого имени, и таким образом освятил наиболее неправедную из исторических несправедливостей, совершенных благодаря предрассудкам и фанатизму. Это произошло из-за ложных сообщений, подавляющее большинство которых исходило от того класса людей, которых он ненавидел не меньше чем неправду, а именно от иезуитов, или — воплощенной лжи.

Само имя Джузеппе Бальзамо, если его преобразовать при помощи каббалистических методов, означает — "Тот, кто был послан", или "Данный", а также "Господин Солнца", — показывает, что оно не было его истинным родовым именем. Как отмечает Кеннет Р. Х. Маккензи, член Теософического Общества, к концу прошлого столетия среди некоторых теософских профессоров того времени установилась мода транслитерировать в восточной форме любое имя, которое давалось оккультными братствами своим ученикам, предназначенным для работы в миру. И кто бы ни был отцом Калиостро, его звали не "Бальзамо". Во всяком случае, в этом можно быть уверенным. Кроме того, так как всем известно, что в юности он жил вместе с человеком, которого называли, как предполагается, Альтотсом, или "великим герметическим мудрецом", или, другими словами, адептом, и получал от него наставления, нетрудно принять традиционное представление о том, что именно этот последний и дал Калиостро его символическое имя. Но что известно с еще большей очевидностью, так это то уважение, которым он пользовался у некоторых наиболее ученых и прославленных людей своего времени. Во Франции мы обнаруживаем Калиостро, — который был перед тем личным другом и помощником химика в лаборатории Пинто, гроссмейстера Мальтийского ордена, — становящимся другом и протеже кардинала де Рогана. Один высокородный сицилийский принц почтил его своей поддержкой и дружбой, как и многие другие титулованные лица. "Возможно ли тогда", — задает вполне уместный вопрос м-р Маккензи, — "чтобы человек со столь обаятельными манерами мог быть лживым обманщиком, как это пытались доказать его враги?"

Главной причиной всех его жизненных трудностей был его брак с Лоренцой Феличиани, которая была орудием в руках иезуитов; и двумя меньшими причинами были его исключительно добрая натура и та слепая доверчивость, которую он проявлял в отношении своих друзей — некоторые из которых стали предателями и его ненавистными врагами. Никакое из тех преступлений, в которых его обвиняли, не привело к уменьшению его славы и к ухудшению его посмертной репутации; но все это произошло из-за его слабости к недостойной женщине и обладания тайнами природы, которые он не разгласил церкви. Будучи уроженцем Сицилии, Калиостро, естественно, был рожден в римско-католической семье (неважно, какова была их фамилия) и был взят к себе монахами "доброго братства Кастильонского", как нам рассказывают его биографы; таким образом, ради спокойной жизни он должен был внешне исповедовать верования церкви и оказывать ей уважение, поскольку традиционная политика последней всегда определялась лозунгом: "кто не с нами, тот против нас", и она немедленно уничтожала в зародыше своих врагов. И все же, в связи с этим, Калиостро и по сей день обвиняют в том, что он служил иезуитам в качестве шпиона; и это делают масоны, которые должны бы в последнюю очередь возводить подобные обвинения против ученого брата, который преследовался Ватиканом даже в большей степени как масон, чем как оккультист. И если это было так, то почему же те же самые иезуиты до сих пор поносят его имя? Если он служил им, то как могло случиться, что сам он не оказался пригодным для их целей, поскольку человек такого бесспорного интеллектуального дарования не мог бы плохо справляться или игнорировать приказания тех, кому он служит? И что же мы видим вместо этого? Калиостро обвиняется в том, что он был самым ловким и удачливым обманщиком и шарлатаном своего века; его обвиняют, что он принадлежал к отделению иезуитского ордена в Клермонте во Франции; в том, что он появился (как доказательство его связи с иезуитами) в церковном облачении в Риме. И все же, этот "ловкий обманщик" был подвергнут испытанию и приговорен — усилиями тех же самых иезуитов — к постыдной смерти, которая впоследствии была заменена лишь на пожизненное заключение из-за таинственного вмешательства или воздействия, которое было оказано на папу!

Не более ли милосердным и согласным с истиной было бы сказать, что именно его связь с восточной оккультной наукой, его знание многих секретов — смертельных для церкви — и вызвало сперва преследования Калиостро иезуитами, и в конце концов суровые меры со стороны церкви? Эта его честность, которая делала его слепым по отношению к недостаткам тех, о ком он заботился, и заставила его поверить двум таким мошенникам, как маркиз Аглиато и Оттавио Никастро, и лежит в основе всех тех обвинений во лжи и мошенничестве, которые ныне расточаются в его адрес. И все грехи этих двух "героев" — впоследствии казненных за гигантские надувательства и убийство — ныне сваливают на Калиостро. Тем не менее, известно, что он и его жена (в 1770 году) остались без средств в результате бегства Аглиато со всеми их денежными сбережениями, и были вынуждены просить милостыню во время своего пребывания в Пьемонте и Женеве. Кеннет Маккензи прекрасно доказал, что Калиостро никогда не участвовал в политической интриге — которая является самой сутью деятельности иезуитов. "Он безусловно был совершенно неизвестен в таком своем качестве тем, кто ревностно охранял архивы, связанные с подготовкой Революции, и поэтому представление о нем, как о защитнике революционных принципов, лишено всякого основания". Он был просто оккультист и масон, и как таковой, он пострадал от рук тех, кто, добавляя оскорбления к несправедливости, сначала попытались убить его при помощи пожизненного заключения, а затем распространили слух о том, что он был их презренным агентом. Эта хитроумная затея по своей дьявольской изощренности была вполне достойна своих главных изобретателей.

Есть много пунктов в биографиях Калиостро, которые свидетельствуют о том, что он учил восточной доктрине о "принципах" в человеке, о "Боге", обитающем в человеке, — как скрытая возможность in actu [актуально] ("Высшее Я"), — и в каждом живом существе и даже атоме, — как скрытая возможность in posse [потенциально], — и что он служил Учителям Братства, которых он не назвал, потому что согласно данному им обету он не мог этого сделать. Доказательством этого является его письмо к новому мистическому, а скорее, разношерстному братству (ложе) Филалета. Данная ложа, как это известно всем масонам, была церемониально, установлен в Париже в 1773 году в Loge des Amis Reunis, основанной на принципах мартинизма,1 члены которой специально изучали оккультные науки. Материнская ложа была философской и теософской ложей, и потому Калиостро был прав в своем желании очистить ее потомка, ложу Филалета. Вот что говорится по этому поводу в "Королевской масонской энциклопедии":

15 февраля 1785 года ложа Филалета на торжественном заседании, в присутствии Лавалетта де Ланжа, королевского казначея, банкира Тассина и королевского чиновника Тассиана, открыла братское собрание в Париже... Князья (русские, австрийские, и др.), церковники, советники, рыцари, финансисты, адвокаты, бароны, теософы, каноники, полковники, профессора магии, инженеры, писатели, доктора, купцы, почтмейстеры, герцоги, послы, хирурги, учителя языков, судебные исполнители, и, особенно, две лондонские знаменитости — Босье, купец и Брукс, — участвовали в этом собрании, и к ним можно добавить месье графа де Калиостро и Месмера, "изобретателя", как пишет о нем Тори "Acta Latomorum, том 2, стр. 95", "учения о магнетизме"! Без сомнения, это было собрание столь достойных людей, способных привести мир в порядок, какого никогда не видела Франция ни до, ни после того!

Недовольство ложи было вызвано тем, что Калиостро, сперва предложивший взять на себя заботу о ней, отказался от своих предложений, так как "собрание" не приняло постановления о египетском ритуале, а также из-за того, что Филалеты не согласились предать огню свои архивы, — что было его sine qua non [необходимым] условием. Кажется весьма странным, что его ответ этой ложе рассматривается братом К. Р. Х. Маккензи и другими масонами, как исходящий "из иезуитского источника". Сам его стиль является восточным, и никто из европейских масонов — и менее всего, иезуиты — не мог бы написать в такой манере. Вот каков был этот ответ:

...Неведомый великий магистр истинного масонства бросил свой взор на филалатианцев... Тронутый искренностью открытого признания их желаний, он соизволил простереть свою руку над ними, и согласился пролить луч света в темноту их храма. Это есть желание неведомого гроссмейстера, показать им существование единственного Бога — основы их веры; первоначальное достоинство человека; его силы и его предназначение... Показать, что они познают благодаря действиям и фактам, благодаря свидетельству органов чувств — БОГА, ЧЕЛОВЕКА и промежуточные духовные существа (принципы), находящиеся между ними; всему этому истинное масонство дает символические значения и указывает истинный путь. Пусть же филалеты примут учения этого истинного масонства, подчинятся правилами его высшего руководителя, и примут его постановления. Но прежде всего да будет очищено Святилище, и пусть филалеты знают, что свет может снизойти лишь на Храм Веры (основанной на знании), а не на Храм Скептицизма. Пусть они предадут огню бесполезные и ненужные залежи своих архивов; ибо лишь на руинах Храма Беспорядка может быть воздвигнут этот Храм Истины.

В оккультной фразеологии некоторых оккультистов "Отец, Сын и Ангелы" обозначают сложный символ физического и астро-спиритуального ЧЕЛОВЕКА.2 Иоганн Г. Гихтель (конец XVII века), страстный поклонник Бёме, о котором Сен-Мартен рассказывает, что он был женат "на небесной Софии", Божественной Мудрости, — использует этот термин. Таким образом, легко увидеть, что имел ввиду Калиостро, показывая филалетам на основании их собственных "чувств", "Бога, человека и духовных существ-посредников", которые существуют между Богом (Атмой) и Человеком (Эго). Не сложнее понять и истинный смысл его слов, когда он упрекает братьев в своем прощальном письме, говоря: "Мы предложили вам истину; вы пренебрегли ею. Мы предложили ее ради ее самой, и вы отвергли ее из-за любви к формальностям... Можете ли вы возвыситься до (вашего) Бога и знания себя самих при помощи вашего секретаря и собрания?" и т.д.3

Существует множество абсурдных и совершенно противоречивых утверждений о так называемом Джозефе Бальзамо, графе де Калиостро, некоторые из которых были собраны Александром Дюма к его "Запискам одного врача", с такими многочисленными отклонениями от истины и факта, которые столь характерны для романов Дюма-отца. Но хотя мир и обладает в высшей степени разнообразной и многочисленной информацией, относящейся практически ко всей жизни этого замечательного и несчастного человека, все же о его последних десяти годах и о его смерти не известно ничего определенного, кроме одной лишь легенды, что он умер в тюрьме инквизиции. Поистине, некоторые фрагменты, недавно опубликованные итальянским savant [ученым], Джованни Сфорца, из частной корреспонденции Лоренцо Просперо Боттини, римского посла республики Лукка в конце прошлого столетия, отчасти восполняют этот большой пробел. Эта переписка с генеральным канцлером этой республики, Пьетро Каландрини, началась в 1784 году, но действительно интересная информация появляется только в 1789 году, в письме, датированном 6 июня этого года, и даже тогда мы узнаем не так уж и много.

В нем сообщается о "прославленном графе ди Калиостро, который недавно прибыл из Трентона via [через] Турин в Рим. Люди говорят, что он уроженец Сицилии и удивительно богат, но никто не знает, откуда это богатство. У него было рекомендательное письмо от епископа г. Трентона к епископу г. Олбани... До сих пор его ежедневные занятия, также как и его личный статус и общественное положение, не подлежат никаким упрекам. Многие хотят встретиться с ним, чтобы услышать из его уст подтверждение того, что о нем говорят". Из другого письма мы узнаем, что Рим оказался неблагоприятным городом для Калиостро. У него было намерение обосноваться в Неаполе, но этот план не был осуществлен. Ватиканские авторитеты, которые до тех пор оставляли в покое графа Калиостро, внезапно наложили на него свою тяжелую длань. В письме от 2 января 1790 года, то есть через год после прибытия Калиостро, утверждается, что: "в последнее воскресенье в совете в Ватикане происходили тайные и совершенно необычные дебаты". Он (совет) состоял из государственного секретаря и Антонелли, Пиллотта и Кампанелли; монсиньор Фиггеренти выполнял обязанности секретаря. Предмет рассмотрения этим тайным советом оставался неизвестен, но слухи утверждали, что он был созван по причине внезапного ареста в ночь с субботы на воскресенье графа ди Калиостро, его жены и капуцина Фра Джузеппе Мавриджио. Граф был заключен в форт Сен-Анджело, графиня — в монастырь св. Аполлония, а монах — в тюрьму Арачели. Этот монах, который называл себя "отцом Свиззеро", считался сообщником знаменитого мага. В число преступлений, в которых его обвиняли, включено было обвинение в распространении некой книги неизвестного автора, осужденной на публичное сожжение и озаглавленной: "Три Сестры". Цель этой книги — "стереть в порошок три определенные персоны знатного происхождения".

Легко догадаться об истинном значении этого совершенно исключительного в своей неправоте толкования. Это была работа по алхимии; "три сестры" символически обозначают три "принципа" в своем двойном символизме. В оккультной химии они "распыляют" тройной ингредиент, используемый в процессе трансмутации металлов; на духовном плане они уничтожают три "низших" персональных "принципа" в человеке, — это объяснение, которое должен понять любой теософ.

Суд над Калиостро продолжался в течение долгого времени. В письме от 17 марта Боттини пишет своему корреспонденту в Лукке, что знаменитый "чародей" в конце концов предстал перед святой инквизицией. Действительная причина затягивания судопроизводства была в том, что инквизиция, при всей своей ловкости в фабрикации доказательств, не могла найти веских свидетельств, чтобы доказать вину Калиостро. Тем не менее, 7 апреля 1791 года он был приговорен к смерти. Он был обвинен в различных и многочисленных преступлениях, самым главным из которых было то, что он масон, "иллюминат" и "чародей", занимающийся противозаконными и запрещенными исследованиями; он был также обвинен в высмеивании святой Веры, в причинении вреда обществу, в обладании большой суммы денег, полученной неизвестными способами, и в том, что он подстрекал других людей, невзирая на пол, возраст и социальное положение, делать то же самое. Короче говоря, мы видим несчастного оккультиста, приговоренного к позорной смерти за совершенные им дела, подобные которым ежедневно и публично совершаются и по сей день многими великими магистрами масонов, так же как и сотнями тысяч каббалистов и масонов, имеющих предрасположенность к мистике. После этого приговора, "архиеретические" документы, дипломы от иностранных дворов и обществ, масонские регалии и семейные реликвии были торжественно сожжены общественными палачами на пьяцца делла Минерва, перед огромными толпами народа. Сначала были уничтожены его книги и инструменты. Среди них была рукопись книги о Maconnerie Egyptienne [египетском масонстве], которая, таким образом, не могла больше служить свидетельством в пользу опороченного человека. После этого осужденный оккультист должен был перейти в руки гражданского трибунала, если бы не случилось таинственное событие.

Некий чужестранец, которого никто никогда не видел в Ватикане ни до того, ни после, появился и потребовал личной аудиенции у папы, послав ему через кардинала-секретаря некое слово вместо имени. Он был немедленно принят, но оставался у папы лишь несколько минут. Он ушел не раньше, чем его святейшество отдал распоряжение заменить смертный приговор графу на пожизненное заключение в крепости, называемой замком св. Льва, и чтобы вся эта операция была проведена в великой тайне. Монах Свиззаро был осужден на десятилетнее заключение; а графиня Калиостро была выпущена на свободу, но только для того, чтобы ее снова заключили в монастырь по новому обвинению в ереси.

Но что такое был замок св. Льва? Он находится ныне на границе Тосканы, и был тогда в папском государстве в герцогстве Урбино. Он построен на вершине огромной скалы, почти отвесной со всех сторон; чтобы попасть в "замок" в те дни, надо было забраться в своего рода открытую корзину, которая поднималась при помощи канатов и блоков. Что же касается преступника, то его помещали в специальный ящик, после чего тюремщик поднимал его "со скоростью ветра". 23 апреля 1792 года Джузеппе Бальзамо — если называть его таким образом — вознесся на небеса в ящике для преступников, и был навечно заточен в этой могиле для живых. Последний раз Джузеппе Бальзамо упоминается в корреспонденции Боттини в письме, датированном 10 марта 1792 года. Посол рассказывает о чуде, совершенном Калиостро в своей тюрьме во время отдыха. Длинный заржавленный гвоздь, вытащенный узником из двери, был превращен им без помощи каких-либо инструментов в остроконечный трехгранный стилет, столь же гладкий, блестящий и острый, как если бы он был сделан из прекрасной стали. В нем можно было опознать старый гвоздь только по его головке, оставленной узником для того, чтобы она служила в качестве рукоятки. Государственный секретарь приказал отнять его у Калиостро и доставить в Рим, и удвоить наблюдение над последним.

Наступило время для последнего пинка, совершенного ослом по умирающему, или уже мертвому, льву. Луиджи Анголини, тосканский дипломат, пишет следующее:

В конце концов, этот самый Калиостро, который делал такой вид, как будто он был современным Юлием Цезарем, который приобрел такую славу и столь много друзей, умер от апоплексического удара 26 августа 1795 года. Семирони похоронил его внизу в дровяном сарае, из которого крестьяне частенько воровали королевское добро. Хитрый капеллан очень точно рассчитал, что человек, который во время своей жизни внушал такой суеверный страх всему миру, будет внушать людям то же самое чувство и после своей смерти, и таким образом охранит его от воров...

Но все же — вот вопрос! Умер ли в действительности Калиостро в замке св. Льва и был ли погребен там в 1795 году? И если это так, то почему тогда хранители в замке Сен-Анджело в Риме показывают наивным туристам небольшое квадратное отверстие, к котором, как говорят, был заключен и "умер" Калиостро? Почему такая неуверенность или — такой обман, и такое разногласие в легендах? Существуют масоны, которые по сей день рассказывают в Италии странные истории. Некоторые из них говорят, что Калиостро необъяснимым образом исчез из своей поднебесной тюрьмы, и таким образом вынудил своих тюремщиков распространять сообщения о своей смерти и погребении. Другие утверждают, что он не только исчез, но, благодаря Эликсиру Жизни, все еще жив, хотя ему уже более ста двадцати лет!

Почему, — спрашивает Боттини, — если он действительно обладал теми силами, на которые претендовал, он на самом деле не исчез от своих тюремщиков, и таким образом не избежал вообще такого унизительного наказания?

Мы слышали о другом узнике, во всех отношениях более великом, чем на это когда-либо претендовал Калиостро. Об этом узнике тоже говорили с насмешкой: "Он спас других; себя он не смог спасти... пусть он теперь сойдет с креста, и мы уверуем..."

Сколь долго еще будут милосердные и доброжелательные люди создавать биографии живых и разрушать репутации умерших с таким ни с чем несравнимым равнодушием, при помощи безосновательных, а часто и полностью ложных сплетен о людях, будучи при этом, как правило, рабами предрассудков!

Мы вынуждены думать, что до тех пор, пока они остаются в неведении о законе кармы и его железной справедливости.

"Люцифер", январь 1890 г.

__________

1. Мартинисты были мистиками и теософами, которые утверждали, что они обладают тайной установления связи с (элементальными и планетарными) духами ультрамунданных сфер. Некоторые из них были практикующими оккультистами.

2. Чтобы самим убедиться в этом, посмотрите "Три Принципа" и "Семь Форм Природы" у Бёме, и вникните в их оккультное значение.

3. Утверждение, сделанное на основании авторитета Бесвика, что Калиостро был связан с Loge des Amis Reunis под именем графа Грабионка, не доказано. В то время во Франции был польский граф, носящий такое имя, мистик, который упоминается в письмах мадам де Крюднер, хранящихся у семьи писательницы, и который принадлежал, как говорит Бесвик, вместе с Месмером и графом Сен-Жерменом, к ложе Филалетов. Где находятся рукописи Лавалетта де Ланжа и документы, оставшиеся после его смерти, связанные с философской шотландской церемонией? Утрачены ли они?

 

 

Ответ #4: 05 01 2012, 21:16:31 ( ссылка на этот ответ )

Елена Петровна Блаватская

С уверенностью можно сказать, что у Елены Петровны Блаватской (1831-1891) был очень самобытный и проницательный ум. В ее двух больших книгах видны зачатки духовной философии, положившие начало эволюции, охватившей сегодня западный мир. Мы можем быть признательны мадам Блаватской за появление жанра современной оккультной литературы.

Уже одно упоминание имени мадам Блаватской у многих вызывает образ пожилой полной женщины с двойным подбородком и выразительным лицом, на котором видны следы пережитого. Пристальными и слегка навыкат глазами она как бы пронзает хрустальный шар и видит насквозь судьбы людей, и говорит голосом пророка, в котором проступает сильный, не поддающийся описанию восточноевропейский акцент.

Это далеко не полный портрет женщины, которую многие называют «матерью спиритизма». В жизни Елены, не подходившей под стереотип обычных карнавальных гадалок, много что было: она путешествовала, порой без гроша в кармане, была женой и матерью, приверженцем восточных философий и учений, автором книг, основателем нового религиозного движения и, конечно, спиритом.

Е. П. Блаватская — именно так писала она свое имя — родилась 12 августа 1831 года на юге России в замечательной семье. Ее отец, полковник Петр фон Ган, был не последней фигурой в русской армии. Мать, Елена Андреевна, урожденная Фадеева, происходила из дворян. Дед, Андрей Фадеев, имел ранг тайного советника, а бабушка Елена Павловна Долгорукова была княгиней, писавшей книги о незавидном положении русских женщин, и ее называли «русской Жорж Санд». Впрочем, бабушка Елены Петровны была известна не только как писатель, но и как хороший ботаник.

Впечатлительная и нервная Елена отличалась от других своих сверстников. У нее случались порой судороги и проявлялись признаки лунатизма. Девочка любила природу, была талантливым музыкантом и художником. Время от времени она погружалось в состояние, непостижимое ни для одного из пяти органов чувств, и это происходило постоянно, что влекло за собой не всегда одинаковые последствия.

Когда Елене было четыре года — и об этом можно прочитать в ее книгах — она уже обладала сверхъестественным даром «предопределять судьбу». В то время русские люди отличались сильными суевериями. Крестьяне, например, верили, что по берегам рек живут русалки. Однажды Елена рассорилась с мальчиком, и, уходя, высказала пожелание, чтобы его защекотали русалки. К ее ужасу несколько недель спустя тело мальчика выловили в реке.

Трагедией для двенадцатилетней девочки стала смерть ее матери. Хотя женщина и не могла знать всего того, что случится после ее смерти, в одном она была уверена точно: жизнь дочери «будет не такой, как у других женщин, и ей предстоит много страдать». В последующие пятьдесят лет слова, сказанные старшей Еленой на смертном одре, полностью сбылись.

После смерти матери Елену воспитывали дедушка и бабушка, но свободолюбивая натура девушки противилась царившей в доме обстановке. Она часто возмущалась и протестовала против строгих порядков и контроля над ней, и даже однажды ушла из дома, сказав «что хочет жить «нормальной жизнью». В 1848 году семнадцатилетняя Елена выходит замуж за грубого и неотесанного генерала Никифора Блаватского.

Они так и не сблизились. После свадьбы прошло меньше года, и дух свободы вновь проявил себя. Елена Блаватская хотела принадлежать не одному человеку, а всему миру. Следующие несколько лет она почти без денег путешествует по Европе, Турции, Египту и Соединенным Штатам. Хотя побывать довелось почти везде, осталось одно место, куда ее влекла мечта: Тибет. Но разрешение на его посещение ей удалось получить лишь с третьей попытки.

В середине пятидесятых годов XIX века она прибывает в Тибет, предназначенный ей судьбой, и берет уроки у ламы. Здесь она участвует в захватывающей церемонии реинкарнации, постигает восточные вероучения, послужившие впоследствии толчком к организации теософического общества, принесшего ей большую известность.

Даже в XXI веке одинокой девушке не просто решиться на путешествие, где ее ожидают опасные приключения и нелегкие испытания. Что же говорить тогда о веке девятнадцатом, когда Елена оказалась в схожей ситуации? Над ней откровенно издевались и относились с презрением, но ее это не смутило. Годы спустя она писала: «Свыше пятнадцати лет я сражалась за святую истину. Ради спиритизма я оставила свой дом и жизнь в цивилизованном обществе; и стала странствовать по земле».

Когда Елене было за тридцать, она прерывает свои путешествия и возвращается к мужу, но ненадолго. Теперь у нее были уже другие мужчины, некоторым из которых даже удавалось пожить рядом с ней какое-то время. Об этом периоде ее жизни мы точно знаем две вещи: первое, что она проводила дома спиритические сеансы, второе — в 1861-1862 году у нее родился сын, правда, никто не может назвать имя отца. Юра много болел и умер в пятилетнем возрасте.

Смерть сына стала причиной тяжелого нервного срыва. Когда Елена пришла в себя, пришлось начинать все заново. В 1868 году она снова едет в Тибет, где получает еще больше информации от своих учителей. Семена теософии, посеянные в прежние годы, стали давать всходы.

В переводе с греческого слово «theos» означает Бог, «sophia» — мудрость, то есть теософия означает Божью мудрость. «Теософия подобна белому лучу спектра, тогда как каждая религия — это один из его семи цветов. Когда солнце истины восходит все выше и выше и достигает горизонта человеческого восприятия, лучи постепенно теряются в цвете, чтобы слиться в один. Человечество в конце концов больше не будет мучиться от искусственно созданной поляризации и станет купаться в лучах чистого солнечного света вечной истины».

Говоря другими словами, если все религии сольются в одну, можно будет наслаждаться всеобщим миром и ясной истиной.

Основными принципами теософии являются следующие:

1. Создание основы всемирного человеческого братства, невзирая на расовые, кастовые, идейные и национальные различия.

2. Содействие в изучении сравнительной религии, философии и науки.

3. Постижение необъяснимых законов природы и скрытых в человеке сил.

В 1873 году Елена направляется в Нью-Йорк, где она продолжает заниматься тем, что делала и раньше: проводит спиритические сеансы. Судьбе было угодно, что на одном из ее сеансов в Вермонте у Блаватской происходит встреча, ставшая, пожалуй, самой важной в ее жизни. В 1874 году у нее появляется новый друг полковник Генри Стил Олкотт — ревностный поклонник спиритизма, решительно взявшийся за распространение учения Блаватской.

В сентябре 1878 года Елена Блаватская и Генри С. Олкотт возвращаются в Нью-Йорк и вместе с Уильямом К. Джаджем основывают теософическое общество. Теперь у Елены есть люди, на которых она может опереться. В 45 лет она полностью отдается писательскому ремеслу, и в 1877 году заканчивает большую книгу под названием «Разоблаченная Изида». Она сотрудничает с газетами и журналами, создает другие труды, пропагандирующие ее движение.

В 1878 году Блаватская стала первой россиянкой, получившей американское гражданство. Но она предпочитает жить в Бомбее, где издает свои журналы. В Индии ее поджидал коварный удар со стороны бывших помощников Эммы и Алекса Кулон. Елену оклеветали, и .судебная тяжба по этому делу закончилась не в ее пользу. Она была вынуждена покинуть Индию, чтобы уже никогда туда не вернуться. Елена Блаватская скончалась в Лондоне в 1891 году во время страшной эпидемии гриппа, хотя она и говорила о своем бессмертии.

При жизни эта колоритная и харизматическая женщина не раз подвергалась нападкам со стороны недоброжелателей, но она не оставалась в долгу и давала им отпор на страницах своих книг. В «Разоблаченной Изиде» она пишет: «Тунеядцы и торгаши от прессы, оскверняющие нечто большее, чем королевскую власть, находят для себя легкое дело и глумятся над тем, что выше их понимания; для них цена строчки гораздо важнее, чем искренность слов».

Однажды Елена позабавила окружающих своим критическим отношением к Чарльзу Дарвину. В своей квартире в Нью-Йорке она завела тряпочного бабуина, одетого в твидовый костюм и прижимавшего к себе книгу «Происхождение видов». Так она выражала свое несогласие с теорией эволюции Чарльза Дарвина, не соответствующей вероучениям наставников Блаватской и шедшей вразрез с основными принципами теософии.

 

 

Страниц: 1 2 | ВверхПечать