Максимум Online сегодня: 1195 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 Янв. 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24656 статей в более чем 1729 темах,
а также 98732 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 22 Фев. 2017, 04:55:28

Мы АКТИВИСТЫ И ПОСЕТИТЕЛИ ЦЕНТРА "АДОНАИ", кому помогли решить свои проблемы и кто теперь готов помочь другим, открываем этот сайт, чтобы все желающие, кто знает работу Центра "Адонаи" и его лидера Константина Адонаи, кто может отдать свой ГОЛОС В ПОДДЕРЖКУ Центра, могли здесь рассказать о том, что знают; пообщаться со всеми, кого интересуют вопросы эзотерики, духовных практик, биоэнергетики и, непосредственно "АДОНАИ" или иных центров, салонов или специалистов, практикующим по данным направлениям.

Страниц: 1 2 3 | Вниз

Опубликовано : 09 Дек. 2011, 22:18:00 ( ссылка на этот ответ )

Самый известный вампир – румынский граф Влад Тепеш

Влад Тепеш

В 1431 г. в старинном городе Сигишоара появился на свет прелестный мальчик. Впоследствии он стал одним из самых известных в истории человечества душегубов. Из мифического животного Влад Тепеш превратился в Князя тьмы, ведь "Дракула" по-валахски и есть дьявол.

В 1431 г. в старинном городе Сигишоара появился на свет прелестный мальчик. Впоследствии он стал одним из самых известных в истории человечества душегубов. Из мифического животного Влад Тепеш превратился в Князя тьмы, ведь "Дракула" по-валахски и есть дьявол.
Родина Влада Тепеша - Трансильвания. Отец его был членом ордена Дракона, за что и стал называться Дракула. В 1431 г. в старинном городе Сигишоара появился на свет прелестный мальчик. Впоследствии он стал одним из самых известных в истории человечества душегубов. Из мифического животного Влад Тепеш превратился в Князя тьмы, ведь "Дракула" по-валахски и есть дьявол. Сейчас в доме, где родился Дракула, находится посредственный ресторанчик с ужасной кухней и безвкусной обстановкой. О том, что здесь жил Влад Тепеш, напоминают лишь полустертые фрески на незакрашенных стенах да бутафорские бюсты.
Городок Сигишоара сохранился до наших дней практически в том самом виде, в каком его застал Дракула. Тот же готический монастырь, в котором Дракула стоял заутренню. Те же часы на 64-метровой башне бьют каждые пятнадцать минут. Те же кривые улочки, мрачноватые дворики и требующие вот уже 500 лет ремонта домишки. В этих домах все еще живут люди. Они считают Дракулу национальным героем. Кстати, старший брат Влада, непримиримый борец против турок, был ослеплен ими и заживо сожжен. Младший перешел на сторону врага и сражался против Тепеша, а сам Дракула всю жизнь боролся против Оттоманской империи. Что касается приписываемых ему жестокостей, то местные жители в них не верят. Они полагают, что все это сказки, и были они придуманы саксонцами, не желавшими платить дань Дракуле. Как бы то ни было, особых почестей своему национальному герою жители Сигишоары не оказывают и цветов к его памятнику не несут.
Из Сигишоары наша съемочная группа отправилась в столицу Румынии Бухарест. Бухарест сам по себе замечательный город, славный немалым числом героев и злодеев. Склонный к перемене мест Дракула не мог не побывать здесь. В самом центре города находится старый двор. В нем Дракула жил 13 лет с перерывами. Говорят, стены еще хранят тепло рук знаменитого кровопийцы, а по ночам жители окрестных домов слышат тяжелые стоны и звук шагов.
Из Бухареста мы едем на север в город Тырговиште. Здесь Дракула развернулся во всей своей безобразной красе. В этом, когда-то величественном замке, от которого остались лишь руины, он жил на правах господаря Валахии, об этом говорит мемориальная доска. С башни он наблюдал, как умирают посаженые им на кол враги и предатели и просто мошенники числом 20 тысяч человек. Изобретенный Тепешем способ казни долгое время оставался эксклюзивным. Дракула обильно поливал кол маслом и протыкал им человека насквозь, причем не повреждая жизненно важных органов. Человек жил в таком положении до 4 дней и умирал в муках. Дракула был очень чистоплотным человеком. В свободное от пыток и издевательств над людьми время он любил посещать турецкие бани. Они занимают площадь, сравнимую с площадью самого замка. После Дракулы владельцы замка значительно увеличили и надстроили его жилище. В этом подземелье они хранили золото и трофеи, отобранные у врагов и селян. Сейчас от золота, естественно, не осталось и следа. Сокровищем для нашей съемочной группы стали остатки надгробий похороненных здесь поблизости обитателей замка.
Из Тырговиште мы переправились еще северней, туда, где Карпаты достигают своей самой большой высоты - 2 500 метров над уровнем моря. Наша цель - развалины замка Поенарь. Чтобы достичь ворот замка, нам пришлось преодолеть подъем в 1 500 ступенек. Можно подумать, что эту адскую лестницу Дракула придумал как еще одну разновидность пыток. История этого замка не менее интересна, чем подъем к нему. Замок Поенарь построили прогневившие Дракулу бояре. Он заманил их на обед, а потом погнал в горы, где они и соорудили замок из речных камней. Дракула обошелся с ними в своем стиле, то есть бесчеловечно. Бояре работали день и ночь. Их одежда износилась в клочья, но прервать строительство ни кто не осмеливался.
Жизнь в этом замке не принесла Дракуле счастья. Здесь он потерял свою любимую жену, красавицу Елизавету. Она предпочла смерть бесчестию от наступавших на крепость врагов и бросилась с башни в реку. Сам Дракула бежал через подземный ход и скрылся в Венгрии, где развлекался насаживанием на кол птиц и крыс.
Закончилась жизнь Дракулы, равно как и наше путешествие по Румынии, в монастыре Снагов, до которого можно добраться лишь на катере. Когда-то здесь была тюрьма, из которой никто не возвращался. Заключенных подвергали пыткам, по жестокости не уступавшим изыскам Дракулы. Особо провинившихся оставляли по пояс в ледяной воде, а потом либо обезглавливали, либо сажали на кол. Судя по всему, в Средние века кол был весьма популярным средством решения спорных вопросов.
Дракула построил усыпальницу еще при жизни в надежде, что его бренное тело обретет здесь покой. Он мечтал умереть на поле боя с турками, против которых воевал всю сознательную жизнь. Но его мечтам не суждено было сбыться. Под могильной плитой, расположенной в центре монастыря, покоится лишь голова Дракулы. Неподалеку отсюда Тепеш был предан своими же солдатами. Враги изрядно поиздевались над поверженным Тепешем. Они разорвали его тело на куски и разбросали по окрестностям в назидание мятежникам. Отрубленную голову турки отвезли в Константинополь и выставили на городской площади. Родные Дракулы выкупили его голову и похоронили под сводами монастыря, но душа знаменитого кровопийцы не нашла покоя до сих пор. Во время службы монахи обращают свои молитвы к Господу, не забывая при этом послать проклятья человеку, который на протяжении 45 лет своей жизни убивал и мучил невинных людей.

* Влад Тепеш.jpg

(52.82 Кб, 547x591 - просмотрено 920 раз.)

* romania_060220041421_268178_s.jpg

(13.4 Кб, 230x180 - просмотрено 2139 раз.)

 

 

Ответ #1: 09 Дек. 2011, 22:19:12 ( ссылка на этот ответ )

Влад Дракула (Цапеш)

Влад Дракула прославился на все времена своей жестокостью и уже более пяти столетий тянется за ним зловещая тень его устрашающей репутации. На первый взгляд кажется, что речь идет действительно об исчадии Ада ...
Жизнь. Влад Цепеш-Дракула родился, вероятнее всего, в 1430 или 1431 году (кое-кто называет даже 1428 или 1429 годы), когда его отец, Влад Дракул (без "а" на конце), претендент на валашский трон, поддерживаемый императором Священной Римской империи германской нации Сигизмундом Люксембургским, находился в Сигишоаре, трансильванском городе вблизи границы с Валахией (Мунтенией).
В юности Дракула был в плену у турок, от которых он узнал об одном из самых мучительных способов казни - сажании на кол. Это варварское наказание заключалось в том, что человека протыкают деревянным колом или железной пикой, а затем всаживают их в землю, оставляя пронзенную жертву агонизировать в страшных муках.
С этого момента и начинает образовываться огромный клубок невероятных историй об этом семействе. Не последнюю роль в этом сыграло то, что слово Дракул, в переводе с румынского означает «дьявол», «черт», а Дракула - «сын дьявола». Поэтому многие считали, что род Дракулы действительно имел отношение к дьяволу и чернокнижию. Однако такое утверждение является беспочвенным, т. к. отец Дракулы, еще не заняв престол, вступил при дворе Сигизмунда Люксембурга в элитный Орден Дракона, основанный венгерским королем ("по совместительству" - главой Священной Римской империи) для борьбы с неверными, главным образом - турками. Орден этот, его элитарный характер и герб описаны Э.Виндеке, современником и биографом Сигизмунда Люксембурга. Став господарем, Влад II по-прежнему относился к рыцарским обязанностям настолько серьезно, что повелел изобразить дракона - элемент орденской символики - даже на монетах, хотя изображение на монетах считалось сакральным, почему, кстати, фальшивомонетчиков и карали так жестоко. Соответственно, неуемный рыцарь и заработал мрачноватое прозвище "Дракул".



Прозвище Цепеш имеющее такое жуткое значение (сажающий на кол, кольщик), по-румынски при жизни Влада III не было известно. Скорее всего, еще до его гибели это прозвище употреблялось турками. Разумеется, в турецком звучании: "Казыклы".
Влад Дракула прославился на все времена своей жестокостью и уже более пяти столетий тянется за ним зловещая тень его устрашающей репутации. На первый взгляд кажется, что речь идет действительно об исчадии Ада. На самом же деле, это был в достаточной степени обычный деятель той жестокой эпохи, в какой-то мере выдающийся, разумеется, по своим личным качествам, среди которых демонстративное зверство занимала отнюдь не последнее место. Были все же и более жестокие правители, возьмем хотя бы Тамерлана. Тем не менее, именно Влад Цепеш превратился в массовом сознании в чудовище, равных которому не бывает. Для того, чтобы разобраться в этой загадочной истории обратимся к летописям и сказанием про Дракулу разных народов мира.
Кровожадность Дракулы.
"Попав в заточение и лишившись излюбленного занятия, Дракула утешался тем, что, за неимением человеческих жертв, сажал на кол крыс, мышей и птиц."
Приводя этот эпизод, авторы книг ссылаются на русские источники, а в немецких он не упоминается, так что эта психологически впечатляющая деталь долго считалась у нас правдивой. Как ни странно, но русские источники, несмотря на большую мягкость по отношению к Дракуле, чем в немецких памфлетах, вовсе не так уж милосердны к нему. Приводя много оправдывающих Цепеша деталей, они все же сохраняют поучительный тон и хотя бы формально осуждают его жестокости. Влад назван там исчадием дьявола и злодеем. Но рукописи присущ некоторый оттенок восхищения Цепешем, и ее полемичность по отношению к немецким сочинениям состоит не в отрицании фактов злодеяний, а во мнении, что это вещь необходимая, иногда полезная.
Эпизод с птицами и крысами описан кратко, однако содержит бытовые подробности, выдающие полное незнание автором того, как в реальности была обставлена неволя Цепеша. Там сообщается, что крыс и мышей он ловил сам, а птиц покупал на базаре, и что деньги на жизнь в тюрьме (и на покупку птиц) он зарабатывал портняжным ремеслом! На самом же деле ни мрачных застенков, полных крыс, ни необходимости портняжить для пропитания, ни игрушечных казней не было.
Реальность оказывается не менее красочной, но совсем другой. Вышеградский замок, где обитал Влад, заслужил в то время название "второй Альгамбры", "рая земного". Там было все - от сотен роскошных залов до висячих садов, от фонтанов и прудов до библиотеки и площадок для проведения рыцарских турниров. Влад вполне цивилизованно жил с женой и детьми в пятиэтажной "башне Соломона", отводимой для содержания самых знатных пленников. В ней полвека назад жил в заключении сам будущий германский император Сигизмунд Люксембургский. Получив свободу и одержав верх в политической схватке, он поселился в той же самой башне, лишь приказал ее еще больше благоустроить. Теперь эти роскошные императорские покои достались Владу.
Средств, отпускаемых на жизнь драгоценного узника, было более чем достаточно на самые изысканные яства и одежды. Можно было бы еще предположить, что Цепеш развлекался кройкой и шитьем в качестве хобби, однако это противоречит всем другим сведениям о нем. Куда вероятнее, что Влад, искуснейший наездник и заядлый турнирный боец, посвящал свое время излюбленному занятию - тренировкам на турнирном поле. А сама выдумка насчет казни мышей и птиц оказывается бродячим сюжетом, приписывавшимся многим из деятелей той эпохи, кому-то с большим основанием, кому-то, как и Цепешу, безо всяких оснований.
У Дракулы, заключенного в Вышеградском дворце и надежно охраняемого "черным войском" - еще одним из чешских отрядов на службе у короля Матиаша - было все. Все, кроме свободы.
Незадачливый пристав.
Пристав (название должности славянское, поскольку рассказ изложен в русской рукописи), с командой подчиненных преследовавший злоумышленника, обнаружил того спрятавшимся на дворе Дракулы. Но только он успел схватить злодея, из дома выскочил Цепеш с саблей в руках и отрубил голову приставу. Преступник сбежал, а спутники погибшего ретировались и доложили о случившемся начальству. Начальник подал жалобу королю. Матиаш послал кого-то к Дракуле с вопросом: зачем тот учинил это преступление? Последовал ответ Цепеша: никакого преступления он не совершал. Пристав, по его мнению, не имел права входить на его двор без спросу. Следовало обратиться к самому Дракуле, который и решил бы, что делать с преступником - выдавать венгерским властям или миловать. Всякого, вошедшего без разрешения во владения Дракулы, ждет та же участь. Король услышав ответ Влада, долго смеялся и оставил дело без последствий.
Как видно, Цепеш настаивал на признании своих прав царствующей особы и экстерриториальности своего жилища. Для Матиаша в данном случае было важнее соблюдение феодальных привилегий, сословная солидарность, а не судьба конкретного уголовного дела и должностного лица. Все это вполне согласуется с тогдашними юридическими нормами и с другими известными фактами о том, каково было отношение к Владу. Очевидно, его не переставали признавать если не господарем, то претендентом на валашский трон. Обратите внимание - Влад свободно владел оружием и пользовался им - правда, лишь на собственной территории.
К чуть более позднему периоду относится описание внешности Влада, сделанное одним из послов, лично видевшим Дракулу при королевском дворе. Согласно ему, Цепеш был невысок ростом, но весьма крепко сложен и строен. Черты его были цветущими и грубыми, кожа лица нежная и слегка красноватая, у него был большой орлиный нос, раздувающиеся ноздри, очень длинные ресницы, зеленые, широко раскрытые глаза, пышные, черные, грозно насупленные брови, большие усы. Черные, волнистые кудри зрительно увеличивали объем головы, посаженной на бычью шею, и падали на широченные плечи. Описание соответствует известному портрету Дракулы (к сожалению, не прижизненному, а лишь поздней копии). Ничто в облике Цепеша не согласуется с представлениями о портновских трудах, но хорошо соответствует предположению о военных упражнениях.
Смерть.
В самом конце 1476 года или в первых днях следующего Влад погиб в бою. Обстоятельства гибели излагаются весьма разноречиво, все источники сходятся лишь в одном: положение дел складывалось в пользу бойцов Цепеша, и именно смерть командира, которую приписывали кто роковой случайности, кто - боярскому заговору, кто - проискам султана, привела к поражению и почти полному уничтожению четырехтысячной валашской армии. День гибели Влада известен неточно. Сохранилось одно письмо за его подписью, датированное вторым января 1477 года. Но в господарских канцеляриях существовало обыкновение готовить и подписывать письма чуть раньше проставленной на них официальной даты (вероятно, соответствовавшей моменту отправки). Известно, например, письмо отца Штефана, Богдана, датированное двумя днями позже его смерти. Телохранители, оставленные Штефаном, во время боя не занимались охраной Влада, а выполняли какую-то боевую задачу. Из них выжило десять человек, они и сообщили затем Штефану о смерти его друга.
Сообщения о том , как именно погиб Цепеш, противоречивы. Согласно одному из них, у Влада был слуга-турок - агент, внедренный султаном, который пользовался полным доверием господаря и всюду его сопровождал. Он-то и убил Цепеша, подобравшись к нему со спины и отрубив голову, которую отвез повелителю правоверных. Эта версия маловероятна. Цепеш был слишком осторожен и подозрителен, чтобы довериться турку, а единственная причина, по которой он мог бы иметь с ним дело - получение каких-то сведений о противнике. В таком случае вряд ли "языку" было бы позволено находиться вооруженным без присмотра возле командующего. О том, что голова Влада была отвезена в Турцию, сообщается по меньшей мере в трех европейских источниках. Один из них - хроника Антонио Бонфини, итальянского историка и летописца при дворе Матиаша Хуньяди, видимо, является основой для других сообщений. В турецких источниках об этом ничего не говорится.
Очень подробно описана гибель Влада в Кирилло-Белозерской рукописи. По этой версии Влад отделился от своих войск и в одиночку поднялся на холм, "чтобы насладиться зрелищем своих бойцов, успешно рубящих турок". (По мнению автора, у военачальника есть более серьезные причины взглянуть на поле боя с возвышенного места). Тут на него наткнулся отряд валашских бойцов, которые приняли его за турка, ведь он, как обычно, был во время боя одет по-турецки. Уже пронзенный пикой, он сумел зарубить пятерых из нападавших, но их было гораздо больше, и Влад был заколот "многими копьями". Про отделение головы в дар султану в этой версии ничего не говорится. Мотивы действующих лиц в этой истории изложены так, будто их излагают сами участники событий, что совершенно невероятно. Общая картина могла бы и соответствовать такому описанию, но ее можно было восстановить лишь по оставшимся на месте происшествия телам и следам борьбы. Так что ее можно признать вероятной, за исключением утверждения, что Цепеш был убит по ошибке. Влад постоянно переодевался в турецкие одежды и часто переодевал своих бойцов. Всем его воинам это было прекрасно известно, а армия была достаточно малочисленной для того, чтобы каждый из солдат хорошо знал своего командира и узнавал его даже со спины.
Так что пора вспомнить про другие версии, не описывающие самих событий настолько подробно, но утверждающие, что нападение на Влада во время сражения было намеренным. У него было множество врагов среди валашских бояр, заговоры против него в их среде были частыми, а подобраться к Владу можно было лишь во время боя, когда он не слишком заботился о своей безопасности. В мирное время он был постоянно окружен большим количеством верных телохранителей. Если соединить описание гибели Влада с мотивом боярского заговора из других сообщений, то получается, пожалуй, самая правдоподобная версия происшедшего.
Рождение легенды.
Страшные сказки про Дракулу оказались популярным товаром, одними из первых бестселлеров, поэтому их тиражи все росли. Затем на пару веков о Дракуле позабыли. Память о нем, однако, хранилась в преданиях румынских крестьян. Они относились к Цепешу с уважением и восхищением, но в те времена простой народ был нечувствителен к жестокостям. Суровый нрав Дракулы казался рассказчикам достоинством, поэтому в устных легендах о Владе ужасы громоздились на ужасы, окончательно искажая его облик.
В девятнадцатом веке старинные книги и легенды о Дракуле были заново открыты писателями-романтиками и учеными. Легенды были записаны, а истории из книг отразились в творчестве многих поэтов и писателей той эпохи. Еще около полувека полузабвения, а затем... Затем ирландскому писателю Брэму Стокеру понадобилось имя для главного героя его нового романа о вампирах, действие которого происходило в Трансильвании. Знакомый будапештский профессор, ставший в награду за содействие в написании книги прототипом борца с вампирами в романе Стокера, подсказал автору имя Дракулы, репутация которого вроде соответствовала колориту романа. Роман вышел в 1897 году и стал бестселлером. Затем образ вампира графа Дракулы был воспринят кинематографом и благодаря своей эффектности стал чрезвычайно популярен. Количество фильмов о Дракуле исчисляется сотнями, и все время появляются новые.
Естественно, кинообраз бесконечно далек от реального облика исторического Цепеша. Далек от реального облика Дракулы и герой Стокера. Кроме имени и приблизительного места действия, ничего реального в романе не осталось. Никакие легенды никогда не связывали Дракулу с вампиризмом, хотя - напомню - с его именем ассоциировались мифы об оборотнях, в девятнадцатом веке объединившиеся с мифами о вампирах. Дракула назван в романе графом, хотя даже еще не будучи господарем, то есть князем, он имел право на титул герцога. Местом его жительства в романе названа северная Трансильвания, в реальности Влад был связан в основном с южными районами этой страны, а господарствовал в Валахии.
С пятидесятых годов двадцатого века начался новый этап в эпопее Влада - попытки на научной основе восстановить его репутацию. Серьезнее всего Дракулой занимались румынские ученые. Но, к сожалению, они придают слишком много веры народным легендам, многие из которых запечатлены в их сознании с раннего детства и не встречают критики с их стороны. Поэтому для румынских ученых типично преувеличение злодейств Дракулы при попытках оправдать их необходимость. В Румынии сейчас популярны туристские маршруты по местам, связанным с Дракулой. При этом на выбор предоставляются три типа маршрутов: "Исторический Дракула", "По следам вампиров" и "По следам Брэма Стокера". Самые объективные, разумеется, связаны с "историческим Дракулой". Однако в легендах, рассказываемых на месте событий, много передержек и несуразиц. Например, на развалинах Поенарского замка, где сохранилась в целости "башня Киндии", вам расскажут не только далекую от истины историю про то, как этот замок строили бояре, отправленные с пасхального пира на каторгу, но и как жена Влада бросилась из этой башни в реку, чтобы не попасть в руки турок, а сам Цепеш поспешно сбежал от врага на встречу с королем Матиашем.
В действительности же во время встречи Влад был женат на кузине Матиаша, которая находилась в полной безопасности при дворе короля. Она никуда не бросалась и уже в плену рожала Владу сыновей. Если верить рассказу о детях Влада из Кирилло-Белозерской рукописи, то Михня был самым старшим и незаконнорожденным сыном. Это значит, что у Влада была гражданская жена. Эту бывшую и невенчанную жену Влад, естественно, не мог отправить в Венгрию. Самым надежным убежищем для нее был именно Поенарский замок, осажденный турками не в присутствии постыдно бежавшего Цепеша, а уже после того, как Влад был взят под стражу Матиашем и не мог вернуться на помощь его защитникам.
Небылицы рассказывают и о могиле Влада. Вам расскажут, будто его могила пуста, будто ее засыпают камнями местные жители, боящиеся его как вампира, поскольку он похоронен в ней живым (а у кого же тогда отрезали голову в дар султану?). Могила Цепеша была найдена и исследована археологом Дину Россетти в 1932 году. Настоящая могила Цепеша находится в Снаговском монастыре, под полом церкви. Цепеш был ктитором (по современной терминологии - генеральным спонсором) монастыря, и по всем правилам должен был быть похоронен именно там. Все же у Дину Россетти, проводившего раскопки, встретились определенные трудности при поиске могилы. По рассказам монахов в Снагове, Цепеш был похоронен под полом церкви у царских врат, чтобы священник, выносящий святые дары, каждый раз попирал ногами нечестивца. Объяснение явно изобретено, чтобы оправдаться: на самом деле такое положение могилы было почетным и вполне приличествовало господарю, к тому же вложившему в монастырь значительные средства.
В начале девятнадцатого века в этих местах епархиями руководили подряд несколько слишком ретивых и не очень (а может, чересчур) грамотных епископов, считавших Дракулу исчадием ада. При них были уничтожены несколько настенных изображений Влада в разных румынских монастырях и храмах. В 1815 году могила в Снагове была осквернена: надпись с надгробия была сбита. После того монастырь несколько раз попадал в зону военных действий и разрушался, так что могильные плиты могли быть перепутаны, и никак нельзя было утверждать, что под плитой, находящейся возле царских врат и носящей следы сбитой надгробной надписи, окажется именно могила Цепеша, но начинать поиск следовало с этого места. Раскопки показали, что эта могила пуста. Останки Влада были найдены под другой плитой, расположенной напротив почетного места, прямо возле входа. Такое положение было совсем не по рангу Цепешу, но могло быть выбрано из желания скрыть истинное место погребения. Эти сложности, достаточно обычные при любом археологическом поиске, если не оправдывают, то объясняют появление фантастических россказней о месте захоронения валашского господаря.
Что же нашел Россетти, раскопав могилу? Тело уже полностью истлело (так что, видимо, просто невозможно было проверить, была ли голова Влада отделена на месте гибели и отправлена в Турцию). Превратились в прах не только кости, а даже драгоценные камни в оправах. Сохранились золотые, серебряные и фаянсовые украшения, золотое шитье, детали одежды из шелка и бархата, также рассыпающиеся при прикосновении. Поверх всего лежал толстый слой ржавой пыли - все, что, видимо, осталось от оружия, положенного в гроб. Остатки перчаток указывали положение рук покойного. Влада можно было опознать лишь по косвенным признакам: по деталям костюма, согласующимся с эпохой и с его княжеским положением, по соответствию места погребения легендам, по не вызывающему никаких сомнений факту ктиторства Цепеша, по надетому на шею украшению - веночку из фаянсовых и серебряных цветов, украшенных гранатами, впоследствии опознанному как приз за победу на турнире, что очень похоже на Дракулу: в молодости он активно участвовал в турнирах, проводимых яношем Хуньяди в Вышеграде, и вроде бы даже ездил на крупный турнир в Нюрнберг, откуда и мог привезти трофей. Признаков набралось много, так что принадлежность могилы именно Владу Цепешу подтверждена с достаточной научной полнотой, хотя один процент сомнений, возможно, и остается. Обряжен и одет покойник был очень тщательно, в парадные одежды, со множеством украшений, что опровергает те рассказы, согласно которым Цепеш был изрублен на множество частей, а затем монахи собрали его останки на поле боя и похоронили, как смогли, в той одежде, в которой он сражался.
Похоже, что в организации похорон принимало участие близкое к Владу лицо, хорошо знавшее его жизненные интересы и, возможно, пожелания по поводу погребения. Скорее всего, это была женщина. Кстати, под полами одежды был обнаружен шелковый мешочек, очевидно, висевший на шнурке на шее, в который был вложен женский перстень с несохранившимся камнем. По некоторым сообщениям, после кузины Матиаша у Влада была еще одна жена, дочь одного из тех двух бояр, которые оставались ему верными. Возможно, она и давала указания, как обрядить Цепеша для погребения.
Сохранилось множество портретов Цепеша в виде гравюр в издаваемых против него памфлетах. Некоторые из них намеренно искажены, чтобы придать герою черты большей жестокости. Детали одежды от издания к изданию становятся все более фантастичными, но, видимо, все-таки художники пытались сохранить портретное сходство. На многих из таких гравюр, кстати, Дракула вовсе не выглядит злодеем. В выражении его лица, отмеченного печатью мысли и твердой воли, есть что-то философское. Влад не оставил после себя развернутого изложения своих взглядов, однако в нескольких лаконичных и полных энергии пассажах своих дипломатических писем изложил свое кредо весьма выразительно. А главное - оставил в памяти поколений неизгладимое впечатление, не всегда соответствующее его реальным делам, но не противоречащее его желанию. Наиболее достоверный портрет Влада, написанный маслом, сохранился в копии, хранящейся в Германии, в замке Амбрас возле Инсбрука. Он очень точно соответствует описанию его внешности, которое приводилось выше. В Зальцбурге в 1885 году был найден еще один очень похожий портрет, к сожалению, пропавший до того, как его смогли как следует изучить. Он мог быть еще одной копией, но мог оказаться и прижизненным, сделанным с натуры. Еще изображения Цепеша помещали на картинах и гравюрах вроде "Мук святого Андрея" как если не участника, то свидетеля расправ в окружении других сторонников зла. Настенные портреты в церквях и монастырях, где он изображался как господарь и даритель, заслуживший благодарность храмов, были уничтожены в девятнадцатом веке.
Относительно недавно было опубликовано сообщение о том, что какие-то американцы хотят клонировать Дракулу, для того, чтобы выяснить, вправду ли он был вампиром. Дело в том, что недавно под описание вампиризма было подобрано какое-то редкое врожденное заболевание (кстати говоря, пристрастие к крови является вовсе не главным и не обязательным его симптомом). Среди признаков болезни - изменение кожи, становящейся похожей на чешую, и неспособность переносить жару, отчего больной предпочитает бодрствовать по ночам. Не говоря уже о том, что, учитывая находки Россетти, никакого пригодного для клонирования материала в могиле давно нет, идея выглядит абсолютно дурацкой. Настоящим мотивом, вероятно, является какая-то реклама. Упомянутое описание внешности Влада опровергает предположения о том, будто он был покрыт чешуей. Правда, чешуя нашлась, но не там. По описанию Дину Россетти верхний камзол Цепеша, найденный в могиле, был густо расшит золотыми пластинками, образующими чешуйчатый узор. Все-таки господарь имел некоторое касательство к ордену Дракона...
Известно пристрастие Цепеша к ночным атакам, но совершенно ни к чему объяснять его нелюбовью Влада к жаре. Нападение из темноты давало ему преимущество, позволяя с малыми силами бороться с мощной армией противника. Дневное же время Влад использовал для маневров, для перемещения своего войска на большие расстояния, и это вне зависимости от времени года. Он с легкостью целый день скакал по жаре вместе со своими бойцами и не страдал от этого.
Все, что известно о Цепеше, позволяет заключить, что это был человек могучего здоровья. Да и ни к чему искать ответ на вопрос (к тому же глупейший), если на него уже ответила жизнь. Род Дракулы не прервался. Потомки его существуют и поныне. По отзывам знающих их людей, среди них не замечалось никаких отклонений. Все, что наследовали они - так это гордую осанку и нрав, твердый характер, обостренные чувства долга, ответственности и собственного достоинства, - то есть совершенно обычные для аристократических родов качества, и никакой экзотики.
Правда, лес из четырех тысяч казненных на кольях (разумно оценить размер устроенной Цепешем демонстрации именно этим числом) - это, скажу я вам, тоже достаточно серьёзно. Свое прозвище он получил не зря. Кстати, оно ему было дано турками именно за это "деяние".
Так может, не так уж неправы были сочинители баек? Разве не мог Цепеш, например, действительно пировать посреди этого леса из тысяч кольев и тут же казнить еще и брезгливого придворного? Нет, не мог! Здесь я приведу уже не фактическое, а психологическое возражение. я вовсе не гарантирую, что все факты по поводу Влада, выбранные из смеси противоречащих друг другу сообщений, истинны. Они лишь наиболее вероятны по моему мнению. Но изучая эти сообщения, одно можно определить твердо - это суть личности Цепеша.
Он был художником террора, поэтом устрашения. Не стал бы он портить свое лучшее произведение, предназначенное для вполне определенного зрителя, побочными мотивами вроде казни брезгливца. Вот какую-нибудь незначительную расправу украсить таким образом он вполне мог. Прошу отметить - я не назвал его "художником заплечных дел" или "поэтом садизма". Для него главной была не казнь, а именно производимое ею впечатление. Как он напугал своих бояр, еще не успев устроить ни одной казни! Весь мир до сих пор уверен, что он тут же расправился с ними, не сходя с места. Он не был садистом и не упивался страданиями жертв, скорее относясь к ним хладнокровно, мало ценя чужую (впрочем, и собственную) жизнь. Влад был лишь на крупицу более жестоким, чем его суровое время.

 

 

Ответ #2: 09 Дек. 2011, 22:20:22 ( ссылка на этот ответ )

Первоисточники

Документальное наследие этого смутного, полного кровавых потрясений периода румынской истории невелико. На сегодняшний день в распоряжении исследователей имеются 33 письма Дракулы, большинство из которых хранится в архивах Сибиу и Брашова, копия договора с Турцией 1460 года, переписка европейских дипломатов и некоторые документы из архива Ватикана.
Наибольшее количество источников посвящено турецко-валашской войне 1462 года, однако, в основном они появились уже после гибели Дракулы. Самые ценные, с точки зрения исследователя, документы, написанные очевидцами происходящего, немногочисленны. К ним относятся, прежде всего, отчеты европейских дипломатов, "Записки янычара" и анонимное свидетельство о ночной атаке Дракулы, относительно недавно обнаруженное в Ватикане.


Из переписки князя Валахии Влада Дракулы (Цепеша)

Фрагменты письма Влада Дракулы к горожанам Брашова от 10 сентября 1456 года

Я направляю вам новости… что посольство из Турции теперь переехало к нам. Имейте в виду и прочно запомните то, о чем предварительно говорили с вами о братстве и мире <…>теперь наступило время и пробил час относительно того, о чем я вам ранее говорил. Турки желают положить на наши плечи непосильную ношу и <…> заставить нас не жить в мире с вами. Они ищут пути ограбить вашу страну, пройдя через нашу. Вдобавок они заставляют нас работать против вашей католической веры. Нашим желанием является не делать зла против вас, не оставлять вас, как я сказал вам и ручался. Я буду оставаться вашим братом и верным другом. Вот почему я удержал турецких посланников здесь, чтобы иметь время послать вам новости <…>
Вы должны подумать… Когда князь является сильным и храбрым, тогда он сможет сделать мир, как он пожелает. Если он, однако, лишен силы, более сильный сможет завоевать его и диктовать ему, что захочет. Вот почему этим письмом просим вас с любовью… послать для нас и ради вас без задержки 200 или 100 или 50 выбранных мужчин, не позже, чем воскресение, которое немедленно следует. Когда турки увидят венгерскую армию, они смягчат их требования и мы сможем разговаривать с ними о том, что нам больше подходит <…>


Фрагменты письма Влада Дракулы к Матьяшу Корвину от 11 февраля 1462 года.

Милостивый государь! В предыдущих письмах я сообщал Твоему величеству как турки, самые ярые враги христианства, отправили к нам важных посланников с предложением нарушить мир и прервать дружеские связи, заключенные между нами и Твоим величеством, отменить празднование свадьбы и присоединиться к ним, для того, чтобы идти в турецкую Порту, к царскому двору; а в случае, если мы не откажемся от мира, дружеских связей и участия в свадьбе Твоего величества, тогда турки прекратят с нами мирные отношения. Также, они отправили видного советника турецкого султана, а именно Хамзу бея из Никополя, чтобы он решил вопрос с дунайской границей, потому как если бы этот Хамза бей смог бы привести нас каким-либо образом, хитростью ли, под честное слово, или иным обманный путём в Порту, было бы хорошо, а если бы не смог, тогда чтобы нашёл способ найти нас и доставить пойманными.
Но, милостью Божьей, пока мы направлялись к той границе, я узнал об их хитрости и вероломстве и мы были теми, кто положил руку на этого Хамзу бея, в турецких же владениях, поблизости от крепости, называемой Джурджу. Когда турки открыли крепость по требованию наших людей, ожидая, что зайдут их люди, наши - смешавшись с их - проникли в крепость и захватили её, после чего предали огню <…>
… Твое величество, знай, что в этот раз мы совершили это во вред им, всё побуждавших нас своими стараниями отказаться от христианства и примкнуть к их вере. Так знай же, Твое величество, что мы прекратили с ними мирные отношения не ради какой-то собственной выгоды, но ради Твоего величества, святой короны Твоего величества, сохранения всего христианского мира и укрепления католицизма.
Увидев, что мы сделали, они оставили все ссоры и претензии, имевшиеся у них до той поры - как в отношении владений и святой короны Твоего величества, так и во всех других местах - и обратили всю свою ярость против нас. С наступлением весны, когда распогодится, они вынашивают враждебные планы всеми силами наброситься на нас. Но, у них нет средств переправы, поскольку все переправы на Дунае, кроме той, что у Видина, я распорядился опустошить, сжечь и уничтожить. У видинской же переправы они знают, что не смогут принести нам существенного вреда, и потому намереваются привести морским путём суда из Константинополя и Галлиполи, прямо к Дунаю.
Таким образом, Милостивый государь, если биться с ними входит в намерения Твоего величества, набери со всей страны войско, как из кавалеристов, так и пехотинцев, приведи их через горы в нашу страну и соизволь здесь биться с турками. А если Твое величество не желает явиться самолично, тогда пришли всё войско в трансильванские владения Твоего величества, ещё до праздника Святого Григория. Если же в планы Твоего величества не входит присылать всё войско, пришли тогда столько воинов, сколько пожелаешь, хотя бы из Трансильвании и секейского края. Ну а если вознамеришься прислать нам помощь, Твое величество, тогда, пожалуйста, не мешкай, и прямо сообщи о своих планах. Нашего человека, который доставит письмо Твоему величеству, в этот раз прошу не задерживать, а сразу же отослать назад. Потому как никоим образом не хотим оставить начатое посередь пути, но довести его до конца. Ибо, если Господь Всемогущий выслушает молитвы и просьбы всех христиан и соизволит обратить свой слух к молитвам страждущих во имя Его, и подарит нам, таким образом, победу над язычниками и врагами христианства, это и будет самой высокой честью, пользой, и душевной помощью Твоему величеству, и истинному христианству; поелику не хотим бежать от их варварства, но, напротив, любым способом сражаться с ними. А если мы придём - упаси Господи! - к плохому концу, и наша маленькая страна исчезнет, Твое величество также не возымеет от этого никакой пользы и облегчения, ибо это причинит ущерб всему христианскому миру. Добавлю, что всё, что Твоей    милости сообщит наш человек, Раду Фарма (Грамматик), можно верить так же, как если бы мы говорили с Твоим величеством лицом к лицу…



Отчет о ночной атаке

Отчет о ночной атаке, предположительно продиктованный самим Дракулой, исследователи обнаружили только в 60-х годах XX века. Этот документ был отправлен папе Пию II Николаусом Модруссой и датирован 1464 годом.

Султан осадил его и обнаружил его спрятавшимся в горах, где влахи (Дракула) поддерживаемый естественными природными условиями, находился в окружении 24 тысяч человек, которые с готовностью следовали за ним. Когда он понял, что должен или умереть от голода или погибнуть от рук жестокого врага и, рассматривая оба этих варианта, пришел к выводу, что они оба не достойны храбрых мужчин, он отважился совершить знаменитый акт, который хорошо запомнился. Созвав своих людей и объяснив им ситуацию, он легко убедил их проникнуть внутрь вражеского лагеря. Он разделил людей так, что или они должны были, смело умереть в сражении со славой и честью или еще, если судьба была благосклонна к ним, они должны были бы мстить врагу необычным способом. Так, используя нескольких турецких пленных, которые были захвачены в сумерках, когда они опрометчиво бродили вокруг лагеря, он проник глубокой ночью с частью его отрядов в турецкий лагерь до всех укреплений, и в течение целой ночи он быстро носился подобно молнии во всех направлениях, и вызвал великую резню, столь большую, что если бы другой командующий, которому он поручил оставшиеся силы, был бы таким же храбрым, или если бы турки меньше слушали повторяющиеся приказы султана не оставлять гарнизон, влахи, несомненно получили бы величайшую победу. Но поскольку другой командир (боярин по имени Галес) не смел атаковать лагерь с другой стороны, как было согласовано ... Дракула провоцировал устройство невероятной резни не потеряв много своих людей в таком большом столкновении, хотя было много раненых; он оставил вражеский лагерь до рассвета и вернулся к той горе, откуда он пришел, безо всякой отваги, следующей ему. С тех пор он вызвал так много ужаса и тревоги среди всех. Расспрашивая участников сражения, я узнал, что султан перестал доверять ситуации. В течение ночи он секретно оставил лагерь и позорно бежал, и продолжил бы этот путь, если бы ему не сделали выговор друзья и его не привели бы обратно почти против его воли...



Дипломатические источники

Из отчета венецианского посла Доменико Балби, отправленного Дожу из Константинополя 28 июня 1462 г.

Вступив в Валахию, Султан нашёл опустошённую страну; её жители, захватив с собой всю провизию, загодя ушли в горы или защищённые места. Турки продвигались очень осторожно, остерегаясь Влада, но не смогли сберечь себя настолько, чтоб валахи не причинили им большого вреда. Когда турки приблизились к горам, Дракул с отрядом порядка 30000 человек напал на их лагерь дважды, причинив им большой урон, и вторая атака, если бы турки не были предупреждены, скорее всего, привёла бы к страшной панике в их рядах. Валахи потеряли при этом 5000 своих людей, а турки 15000. Видя это, Султан в срочном порядке снялся с места и перешёл реку обратно, а 11 числа сего месяца достиг Адрианополя. У границ Валахии он оставил брата Дракулы с турецким войском, дабы сбить с пути истинного валахов, и они пожелали бы оставить Дракулу и перейти на сторону его брата. Сейчас сообщают, что тогда были пойманы 4000 турок и посажены на кол.



Записки янычара

Из воспоминаний серба-янычара Константина Михайловича. Автор записок являлся свидетелем и участником первой фазы турецко-валашской войны 1462 года, участвовал в форсировании Дуная.

Когда же мы были в Никополе, на берегу Дуная, а с другой стороны стоял воевода Дракула с войском и оборонял перевоз, султан так сказал янычарам: "Мои милые овечки, что мое то ваше, и прежде всего - мои сокровища; дайте мне совет ведь от вас зависит, переправлюсь ли я на ту сторону и выступлю ли против моего неприятеля". И они ему отвечали "Счастливый повелитель, вели приготовить лодки, а мы ночью сложим свои головы, но переправимся на ту сторону". Тогда султан велел дать им восемнадцать больших снаряженных лодок и других приспособлений: пушек, ружей, больших и малых пищалей. А когда наступила ночь, мы сели в лодки и быстро поплыли по воде вниз так, что звуков от весел и людей не было слышно. И мы приехали на ту сторону на один гон ниже того места, где расположилось их войско, и тут мы окопались, поставив орудия и прикрыв их вокруг большими щитами; около себя мы поставили дреколья для того, чтобы с нами ничего не могли сделать всадники. Потом лодки поехали на ту сторону, и все янычары переправились к нам.
Затем мы, будучи наизготове, двинулись постепенно к войску с пиками, щитами и орудиями, а когда мы к нему приблизились, то остановились и укрепили орудия, а враги тем временем перебили у нас без пушек двести пятьдесят янычар. А султан, видя, как на той стороне разворачивается битва, страшно жалел, что не может помочь со своим войском, и на него напал сильный страх. Потом, видя, что наши ряды так быстро редеют, мы стремительно вмешались в это дело, и, имея двадцать малых пушек, мы внезапно стали палить, так что все войско их отогнали с поля, а сами потом устроили смотр и пополнили недостающее снаряжение. Султан пустил в бой другую часть пехоты, которая называется азапы, то, что у нас пешие солдаты, и велел им быстрее переправиться к нам. Дракула же, видя, что он не может оборонить перевоз, отошел от нас прочь. А потом и султан переправился со всей своей силой и дал нам тут же тридцать тысяч золотых, чтобы мы разделили их между собой, и, кроме того, всех тех янычар, которые не были свободными, освободил, чтобы они оставили после смерти свое имущество, кому хотели.
А оттуда мы пошли к Валашской земле вслед за Дракулой а его брат - перед нами; и хотя валашский воевода имел небольшое войско, на нас нашел страх, и мы очень его остерегались, каждую ночь опоясывая лагерь копьями, однако от пеших воинов мы не убереглись; они на нас напали ночью перебили; перерезали людей, коней, верблюдов, грабили шатры они перебили несколько тысяч турок и принесли султану большой вред, а другие турки убегали от них к янычарам, но янычары их от себя отгоняли, убивали, чтобы не быть перебитыми ими. А потом турки привели несколько сот волохов, которых султан приказал обезглавить в поле. Волохи же, видя, что дела идут плохо, отступили от Дракулы и присоединились к его брату. А он (Дракула) поехал в Венгрию, к королю Матиасу, но Матиас велел его бросить в тюрьму в наказание за его жестокие поступки, которые он совершал. Султан же, поручив страну его брату, поехал прочь; потом турки стали рассказывать султану, какие тяжелые битвы произошли в Валахии и что там погибло много турок, и что это надо как следует обдумать. Султан же Мехмед отвечал: "Пока волохи владеют Килией и Белгородом, а венгры - Белградом Рацким, нам их не победить".



Из переписки Штефана чел Маре

Фрагмент письма молдавского господаря Штефана Великого, в котором он излагает свою версию гибели Дракулы.


8 мая 1477 года. Изложение Ивана Цамбалака, посланника Штефана Великого, перед Сенатом и дожем Венеции.

И вот в это время ко мне пришел секретарь Вашей светлости и обещал от Вашего имени много хорошего. Мы знаем, что Ваша светлость всегда по доброй воле заботитесь об интересах христиан и о том, чтобы разгромить их общего врага. Это меня очень обрадовало и вселило в меня большую надежду: я даже немного успокоился, поверив в то, что деньги, высланные в Венгрию, принесут какую-нибудь пользу. И все же я продолжал настаивать на том, чтобы воевода Басараб был изгнан из другой части Земли Румынской, а на его месте был поставлен другой христианский господарь, Дракула, с которым мы смогли бы найти общий язык. Я даже уговорил Его величество венгерского короля посодействовать со своей стороны тому, чтобы румынский влах Дракула стал господарем. И венгерский король согласился, наконец, чтобы я собрал войско, выступил против Земли Румынской и возвел на престол названного господина. Я так и сделал, немедленно выступив и объединившись с войском королевского военачальника. Дракула был возведен на престол. В завершение он попросил меня оставить ему для личной охраны верных нам людей, так как мунтяны не очень доверяли влахам. И я оставил ему 200 человек из числа моих придворных и, спокойный, отправился в обратный путь. А между тем, неверный Басараб вернулся и застав Дракулу одного, убил его и всех моих людей, оставшихся при нем.
Эта печальная весть дошла до нас в тот момент, когда секретарь Вашей светлости находился еще при дворе. Узнав об этом он попросил разрешения покинуть двор, так как настало время выполнить обещание, данное Вашей светлости. Я посоветовал ему не делать этого по причине плохой погоды: стоял очень холодный январь. Я предложил ему все изложить в письме. Он мне ответил, что это он хочет сделать лично, а не через письмо. И попросил меня, чтобы я дал ему в дорогу человека, который бы сопровождал его туда и обратно. Мы также договорились о том, что он вернется к Пасхе. Видя, что он действительно торопится отправиться в путь, я его не задерживал и дал сопровождающего. Перед отправлением он уверил меня в том, что все обещанное будет выполнено.
С просьбой о помощи к моим соседям, христианским государям я больше не обращался, так как боялся быть вновь обманутым. Ваша светлость знает, что они не ладят друг с другом, каждый из них заботится о своих интересах, и я не надеюсь на их поддержку. Я думаю, что венгерский король намерен даже примириться с Землей Румынской, а это усугубит мое и без того тяжелое положение. Вот почему я надеюсь только на Вас, Ваша светлость. Думаю, что не нужно объяснять, какова роль нашей страны для всего христианского мира - она является крепостью, стоящей на страже Венгерского и Польского королевства. Благодаря тому, что я остановил турок у своих ворот, все христианские страны эти четыре года прожили в мире.

(Примечание: Далее Штефан пишет, что знает о том, что турки вновь вторгнутся этим летом, чтобы отнять Килию и Четатя Албэ. Он просит о помощи и говорит, что если эти крепости сохранятся, появится возможность отнять у турок Каффу и Херсонес. Штефан готов изложить этот план в следующем письме, чтобы это не получилось слишком длинным).

/…/ Это все, что я хотел довести до Вашего сведения. Я также хотел бы передать письма и лично обратиться к Святому Отцу. Если Ваша светлость посчитает, что мне нужно приехать, то я приеду, если Вы решите, что мне лучше не приезжать - я останусь /…/


25 января 1475. Письмо Штефана Великого, обращенное ко всем европейским государям с просьбой оказать военную помощь румынам в их борьбе против турок.

Обращаемся к венгерскому королю и ко всем, к кому дойдет это послание с пожеланием здравствовать. Мы, Штефан Воевода, господарь Молдовы милостью Божьей, обращаемся ко всем, кому пишем, сообщаем, что неверный император турок давно угрожал и угрожает христианскому миру и все его мысли направлены на то, чтобы подчинить и уничтожить христианство страны /…/
Если эти врата в христианский мир будут завоеваньи неверными - избави, Боже, нас от такой участи - то тогда все христианские страны окажутся в опасности. Поэтому мы просим Вас направить к нам Ваших военачальников для оказания помощи в борьбе против общего врага христиан. Нужно сделать этой сейчас, когда турки заняты тем, что дают отпор многим своим противникам, которые пошли на них с мечом. Мы, со своей стороны, даем обет в том, что, верные христианским идеалам, мы будем держаться на ногах, пока нас не сразит смерть. Таким образом должны поступить и Вы, будь то на море или на суше, и с помощью всемогущего Господа Бога, мы все вместе отрубим неверному правую руку. Будьте готовы выступить немедленно. Письмо составлено в Сучаве, в день Святого Павла, 25 января, год 1475 от Рождества Христова.
Штефан Воевода, господарь Земли Молдавской.



Тексты двух договоров между Османской империей и Валахией заключенных в 1393 и 1460 годах

Договор, заключенный во времена правления Мирчи Старого (1393 год)

1. По великой нашей милости даем согласие, чтобы воеводство, недавно покоренное нашею непобедимой силою, удерживало бы свои законы и управление и чтоб воевода Валахии сохранил бы право войны и мира и право над жизнью и смертью своих подданных.
2. Христиане, принявшие мусульманскую веру, могут свободно перейти в Валахию и обратиться снова в христианство, не подвергаясь никакому гонению и наказанию.
3. Влахи могут свободно проживать в странах, нам подвластных, и быть изъемлемы от харча и других налогов.
4. Воеводы господарства будут избираемы митрополитом и боярами.
5. Вследствие этой высокой милости, и так как воевода Валахии поступил в число подвластных нам властителей, он обязывается платить нам ежегодно 3000 червонных пиастров валашских, или 500 серебряных наших пиастров.

Дан в Николе 795 года (1393) месяца рэббиуль-эввель.


Договор, заключенный во времена правления Влада Дракулы (1460 год)

1. Султан обязывается за себя и за своих приемников оказывать покровительство Валахии, защищать ее против врагов, взамен чего он удерживает над собой верховное право над господарством, которого воеводы обязываются платить Высокой Порте ежегодную подать в десять тысяч пиастров.
2. Высокая Порта отказывается от вмешательства во внутреннее управление княжества, и ни один турок не может, без важных причин, иметь оседлость в Валахии.
3. Ежегодно назначенный Высокой Портой чиновник будет отправляться в Валахию для приема подати. На возвратном пути чиновник воеводы должен сопровождать турецкого комиссара до Джурджу, на Дунае, где сумма должна быть сочтена вторично, и в ней валашский чиновник получает вторую расписку. Лишь только деньги будут на другой стороне Дуная, Валахия не отвечает ни в каком случае, если они не достигнут своего назначения.
4. Воеводы по-прежнему будут избираемы митрополитом, епископами и боярами. Избрание их будет утверждаться Портой.
5. Влахи будут управляться своими законами, а воеводы иметь вполне право над жизнью и смертью своих подданных, равно также и право объявлять войну и заключать мир, не подчиняясь ни в каком случае ответственности Высокой Порте.
6. Христиане, принявшие ислам, свободны возвратиться в Валахию к прежнему своему верованию.
7. Валашско-подданые могут свободно проживать в областях, завоеванных турками, не подвергаясь уплате харча, то есть поголовной подати, наравне с прочими райами.
8. Турок, имеющий тяжбу в Валахии, с подданными этой страны, должен вести ее в валашском диване, подчиняясь всем местным узаконениям.
9. Турецкие купцы, приезжающие в Валахию по торговым делам, обязаны объявлять валашскому правительству, сколько времени они проживут в княжестве, и, по истечении срока, должны уехать из княжества.
10. Строго воспрещается туркам брать с собою из княжества слуг, подданных Валахии, какого бы пола не были. Запрещается также строить в Валахии джамии, или турецкие молельни".
11. Высокая Порта обязывается не выдавать фирмана на прошения влахов, касающихся их дел в Валахии, какого бы они рода не были. Главным образом обещает никогда не присваивать себе права вывоза валашско-подданого в Константинополь или в другое место, находящееся под управлением Турции, под каким бы то ни было предлогом.

 

 

Ответ #3: 09 Дек. 2011, 23:58:16 ( ссылка на этот ответ )

Завещание Дракулы

Деревянная шкатулка, рукоять кинжала, витое кольцо с россыпью тусклых жемчужин и кусок человеческой кости – так выглядит найденный австрийцем Рихардом Фробером клад, предположительно зарытый самим графом Дракулой.

Историю о том, что Дракула оставил клады, обнародовал в середине прошлого века профессор Джон Хопкинс, который обнаружил в австрийских архивах завещание злодея. О своей любви к человечьей крови Влад Цепеш – таково подлинное имя Дракулы – в документе ничего не говорит, но в сношениях с дьяволом признается с гордостью.

Написано же завещание после того, как сатана предупредил Дракулу, что через 666 дней он будет убит. Оставшийся ему срок граф Влад каждый день зарывал по кладу. Нашедшим его Дракула сулил власть над духами и прочие магические блага.

У скептиков мысль, что то сидевший в тюрьме, то воевавший с турками трансильванский вельможа мог что-то ежедневно закапывать, вызвала лишь иронию. Однако среди австрийцев поиск сокровищ Дракулы стал национальным спортом. Рыли повсюду и так усердно, что пришлось вмешаться полиции. Особенно ввиду того, что два человека, вырывшие нечто странное, вскоре погибли при загадочных обстоятельствах.

На какое-то время интерес к кладам Дракулы угас, и снова они выплыли лишь несколько месяцев назад. Именно выплыли – дождливым утром Рихард Фробер обнаружил шкатулку возле сарая, куда ту прибило охватившим Австрию наводнением.

Он никогда не увлекался ни магией, ни кладоискательством. Ему бы в голову не пришло соединить находку с именем зловещего графа. Но штука в том, что 40 лет назад он служил в полиции как раз в том округе, где скончались двое кладоискателей. Точь-в-точь такие же шкатулки, как найденная им на своей земле, были приобщены тогда к делу в качестве вещдоков.

- Я тогда был младшим офицером и не знаю, насколько тщательно проводилась экспертиза этих шкатулок. Куда они потом делись, тоже не имею понятия, - сказал Фробер.

Свою шкатулку он тоже отправил в криминалистическую лабораторию. Результаты его ошеломили. Шкатулке и находящимся в ней предметам более 400 лет. Узор на рукоятку кинжала нанесен техникой, распространенной на юге и востоке Европы. Кость – часть ключицы ребенка женского пола. Но главное, когда эксперты счистили со шкатулки и рукоятки наслоения, на них проступило изображение дракона – фамильного герба Дракулы.

Исследовательские центры кладом Дракулы не заинтересовались. Для них достаточно того, что однажды его завещание было признано фальшивкой. Комментарии ученых свелись к тому, что находки зарытых колдунами кладов - не такая уж редкость. Так чародеи либо рассчитывали сохранить после смерти власть над живыми душами, либо наводили порчу.
Трудности существуют для того, чтобы их преодолевать.
Ральф Эмерсон

 

 

Ответ #4: 14 Дек. 2011, 12:52:13 ( ссылка на этот ответ )

Немного о графе Дракуле
Орлиное Гнездо Валашского Князя. Если верить преданию, у Дракулы были выпученные глаза. Не исключено, что это признак некоторых гипнотических способностей, но возможно также, что вседело в базедовой болезни, которой нередко страдают жители горных стран. Окутано тайной почти все, что связано с именем этого человека, вплоть до места его захоронения: могилу в Санговском монастыре многие считают кенотафией (прим. могила, не содержащая погребения.). Определенно можно сказать только одно: людская молва и время не преувеличили его жестокость. Иногда он совершал героические поступки, но все же был не героем, а психопатом; он сражался за независимость своей родины, оставаясь тираном и человекоубийцей. Таков былтот, кого в детстве звали просто Влад, в зрелые годы?Влад III и Влад Тепеш (Цепеш)и уже после смерти Дракула (Дракул).

Место и время его рождения точно не установлены. Средневековая Валахия была далеко не самым уютным уголком Европы, и даже толща монастырских стен не обеспечивала надежную защиту ни людям, ни документам. Пламя бесчисленных пожаров истребило подавляющее большинство рукописных памятников. Так что год, когда родился будущий повелитель Валахии, мы теперь определяем лишь приблизительно: между 1428-м и 1431-м. Но построенный в начале XV века дом на Кузнечной улице в Сигишоаре до сих пор привлекает туристов считается, что именно здесь увидел свет мальчик, названный при крещении Владом, чья кровавая слава ужасает людей даже через полтысячелетия. Сигишоара удивительно хорошо сохранилась. Конечно, выглядит оно не так,как 500 лет назад, но за последние два века облик города изменился очень незначительно. Узкие улочки вымощены крупным булыжником; замшелые стены домов достигают метровой толщины. Кое-где на черепичных крышах виднеются гнезда аистов. Сохранилась и городская стена со знаменитой Шмидовой башней; последнюю осаду она выдержала в 1704 году. В тенистых внутренних двориках под тяжестью обильных плодов гнутся ветви орешников и яблонь. Вокруг тихо здесь мало машин. И очень легкопредставить, как в эту тишину врывается стук копыт по камням, и свирепые всадники со сверкающими саблями в руках мчатся по тихим улицам, сея смерть. Постоянная готовность к самообороне была в те времена главным и необходимым условием выживания. Тот, кто пытался уклониться от борьбы, неминуемо погибал. Подобные картины живо встают перед глазами при чтении старинных хроник. Среди ужасов непрерывных войн трудолюбивые монахи сохраняли достаточное мужество и спокойствие, чтобы заносить на бумагу все, что удавалось узнать о происходящих вокруг событиях. Эти описания сохранили для грядущих веков массу бесценных подробностей. Именно по монастырским летописям удалось воссоздать облик реального, исторического Дракулы.

Родился ли будущий господарь Валахии Влад III в доме, именуемом ныне домом Дракулы, - неизвестно; зато установлено, что в этом доме жил его отец, князь Влад Дракул. Как нетрудно догадаться, Дракул? по-румынски означает дракон князь Влад состоял в ордене Дракона, ставившего своей целью покорениеневерных с последующим обращением их в христианство. И было у князя, как в сказке, три сына. Но прославился лишь один из трех. Он был далеко не красавцем по мнению современников, Влад был самым безобразным из братьев. Единственный аутентичный портрет, сохранившийся в тирольском замке Амбрас, скорее всего приукрашен; но жестокий рот, холодные глаза князя все же могут дать некоторое представление о характере человека, изображенного на полотне. При среднем росте он отличался огромной физической силой. Его слава великолепного кавалериста прогремела по всей стране и этово времена, когда люди с детских лет привыкали к коню и оружию. Кроме того, Влад III прекрасно плавал, что также было немаловажным навыком, если вспомнить,что рек тогда было столько же, сколько и теперь, а вот мостов через них гораздо меньше; новых не строили еще со времен римлян. Так что воин, не умевший своими силами быстро переправиться через поток, оказывался в очень невыгодном положении. Не исключено, что внешность сыграла свою роль в формированиипатологической жестокости Влада III. Как бы то ни было, лицо на портрете неплохо согласуетсяс образом, встающим со страниц хроник. Мы видим богато одетого темноволосого человека с глазами навыкате; большие выхоленные усы не скрывают чувственного выреза ноздрей, выдвинутый подбородок и оттопыренная нижняя губа придают лицу упрямо-презрительное выражение. Глаза темные, равнодушные, видевшие, по преданию, любого насквозь.

Надо отметить, что по понятиям своего времени Влад был истинным рыцарем: храбрый воин и умелый полководец, глубоко религиозный, в своих действияхвсегда руководствовавшийся нормами долга и чести. А как государственный деятель он придерживался принципов, против которых едва ли можно возразить даже сегодня: освобождение страны от иноземных захватчиков и ее объединение, развитие торговли и ремесел, борьба с преступностью. И во всех этих областях в самые сжатые сроки Влад III добился впечатляющих успехов но какими методами!

Хроники повествуют, что во времена его правления можно было бросить наулице золотую монету и подобрать ее через неделю на том же месте. Никто неосмелился бы не то что присвоить чужое золото, но даже прикоснуться к нему. И это в стране, где за два года до того воров и бродяг было не меньше, чем оседлого населения горожан и землевладельцев! Как же произошла такая невероятная метаморфоза Очень просто ? в результате проводившейся Владом III политики планомерного очищения общества от асоциальных элементов. Суд в его времена был простым и скорым: бродягу или вора, независимо от того, что он украл,ждал костер или плаха. Та же участь была уготована всем цыганам, как заведомым конокрадам и вообще людям праздным и ненадежным. Массовые казни испытанный способ остаться в памяти потомков; до сих пор большинство устных преданий о Дракуле сохранилось именно в цыганских таборах. В них нередко вкрапленывполне реальные исторические эпизоды, как, например, история постройки личнойцитадели Влада III крепости Поэнари. Это было почти пять с половиной веков назад: Тепеш захватил всех богомольцев, сошедшихся в Тирговисте из окрестных сел на праздник Пасхи, и объявил, что никто из них не вернется к родному очагу, пока не будет построена крепость. Несчастные знали, что с Владом шутить не стоит,и работа закипела. По преданию, к моменту окончания стройки все они былиголыми: их одежда износилась от непосильного труда от восхода до заката, а на покупку новой у них не было денег князь, естественно, рабочим ничего не платил. Но стены, построенные с помощью насилия и обмана, не смогли защитить своего свирепого владельца. В 1462 году турки после долгой осады взяли приступом замок Поэнари, а затем разрушили его. Влад сумел бежать из осажденной крепости и ускользнул от врагов; жена князя, не желая попасть в руки победителей, неменее жестоких, чем ее супруг, бросилась с бащни. Теперь об этих событиях напоминают лишь белеющие на скале руины да прозвание “река принцессы”, сохранившееся за бурным потоком Аргеса. Теперь следует сделать небольшое этимологическое отступление.

Для дальнейшего повествования важно знать, что означает прозвище, под которым вошел в историю Влад III. “Цепеш” - имя существительное, в буквальном переводе значит “сажатель на кол”. Заостренный кол в качестве орудия казни одно из самых жутких изобретений средневековья, заимствованное европейцами у турок. Кол загоняли в телолежащей жертвы ударами молота или же, наоборот, насаживали на неподвижнозакрепленное острие осужденного, привязанного за ноги к упряжке лошадей. Поднаторевшие в своем ремесле палачи умели провести эту процедуру столь ловко, что наконечник кола выходил из-под лопатки, не пронзив по пути жизненно важных органов, и описаны случаи, когда несчастная жертва корчилась на вкопанном в землю к олу много суток, пока смерть не прекращала страдания. Именно это средство было любимым орудием Влада III, с помощью которого он проводил свою внутреннюю, а иной раз и внешнюю, политику. Десятки тысяч людей по воле Влада Тепеша приняли эту мученическую смерть, с которой не сравнится даже распятие. Большинство казненных составляли пленные турки, а также цыгане господарь Влад не жаловал праздношатающихся бродяг. Но та же кара могла постигнуть любого, кто был уличен в самом незначительном преступлении. В этом разгадка неслыханной и не имеющей аналогов в мировой истории повальной честности населения Валахии в середине XV века. После того, как тысячи воров погибли на кольях и сгорели в пламени костров на городских площадях, новых охотников проверить свою удачливость уже не находилось. Надо отдать Тепешу должное: в своем палаческом усердии он не давалпоблажки никому, независимо от национальности или общественного положения. Всякого,кто имел несчастье навлечь на себя княжеский гнев, будь то турок или немец, трансильванец или серб, ожидала одинаково страшная участь. Кол оказался также весьма эффективным регулятором экономической деятельности: когда несколько семиградских купцов, обвиненных в торговле с турками, испустили дух нарыночной площади в Шесбурге, сотрудничеству с врагами веры Христовой пришел конец. Можно только поражаться долготерпению народа, в течении почти десяти лет управлявшегося подобным государем. Но для того, чтобы понять “феноменДракулы”, надо учитывать существование постоянной внешней угрозы, висевшей над придунайскими странами в XV веке.

Отношение к памяти Дракулы в Румынии, даже современной, совсем не такое,как в западноевропейских странах. Не то чтобы его считали национальным героем, но уважением к нему конечно, с солидной примесью суеверного страха несомненно, и сегодня Влад Тепеш считается одной из ведущих исторических фигур эпохи национального становления будущей Румынии, которое восходит еще к первым десятилетиям XIV века. В то время князь Басараб I основал небольшоенезависимое княжество на территории Валахии. Победа, одержанная им в 1330 году над венграми тогдашними хозяевами всех придунайских земель, - закрепила его права. Затем началась долгая, изнурительная борьба с крупными феодалами-боярами.

Привыкнувк неограниченной власти в своих родовых уделах, они отчаянно сопротивлялись любым попыткам центральной власти установить контроль над всей страной, блокируясь при этом, в зависимости от политической ситуации, то друг с другом, то с венграми, то с турками. Через сто с лишним лет Влад Тепеш положил конец этой прискорбной практике, раз и навсегда решив проблему сепаратизма своим излюбленным способом. Но об этом ниже.

Мы уже никогда не узнаем, каким был наш ужасный герой в личной жизни.Шутил ли он хоть когда-нибудь, озаряла ли улыбка лицо этого изверга-патриота? Летописи и легенды сохранили лишь отдельные жутковатые штрихи, задостоверность которых трудно ручаться например, что любимым развлечением Влада в детстве было вырывать перья из крыльев пойманных птиц. Это похоже на правду: многолет спустя, он, сидя в темнице, от скуки сажал мышей на собственноручно сделанный миниатюрный колышек. Тем не менее многие румынские историки и литературоведы считают, что Влад III жертва исторической несправедливости. По их мнению, с легкой руки ирландского романиста Брэма Стокера Тепеш оклеветан перед всем миром, а извращенная фантазия англосаксов довершила дело. Стокер действительнопогрешил против истины: Влад III не питался кровью своих подданных, предпочитая менее экзотические блюда. Однако свое прозвище он носил более чем заслуженно. Интересно, что в народе Влад был, судя по всему, довольно популярен.Причины этого в основном психологического свойства. Во-первых, он враждовал с боярами, вековечными и исконными угнетателями простонародья. Во-вторых, противовесом ужасу, который внушал Тепеш своим подданным, была гордость заего военные победы над могущественным и ненавистным врагом турками. Те, кто сражался под командованием Влада III, чувствовали себя причастными ккняжеской славе и хранили неизменную верность своему полководцу. В-третьих, всему населению страны были понятны и близки идеи, вдохновлявшие Влада на егодеяния. И, наконец, был еще один очень важный фактор: религия. Влияние церкви на жизнь всего общества в прошлом в тех краях было велико. Поэтому правитель, известный своей религиозностью и пользующийся моральной поддержкой духовенства, всегда мог твердо рассчитывать на покорность народа. А благочестие Влада III граничило с фанатизмом, ничуть не умеряя его жестокости. Впрочем, этому едва ли стоит удивляться: примеры такого рода сочетания в истории средневековья очень часты. Влад с неизменной щедростью наделял монастыри землей и деревнями. Иногда такой дар бывал приурочен к какой-нибудь военной победе, иногда делался в порыве экстатического восторга, но чаще являлся результатом трезвого политико-экономического расчета. Как бы то ни было, совместное действиекреста и кнута обеспечило кровавому вождю молчаливое повиновение народа. Лишь в молитвах и заупокойных службах изливалась скорбь по тысячам казненных, не обращаясь в ярость, направленную против тирана ведь его власть былаосвящена церковью, а цели разумны и благородны.

А теперь покинем Валахию и бросим взгляд на другую, пограничную с ней страну, которая сыграла решающую роль в судьбе нашего героя. К северу от Бухареста сегодня тянутся на десятки километров бесконечные кукурузные поля. Но во времена Влада III здесь шумел лес от Дуная до предгорий Карпат расстилались зеленым морем вековые дубравы. За ниминачиналось плоскогорье, пригодное для земледелия. Молдаване, саксонцы, венгры издавна стремились в этот благодатный край, к плодородной земле, защищенной от вражеских набегов дремучими лесами и отрогами горных цепей. Венгры называли эти места Трансильванией, “Страной по ту сторону лесов”, а саксонские купцы, построившие здесь хорошо укрепленные города, - Зибенбюрген, т.е. “Семиградье”. Все больше людей стекалось в эту свободную область,спасаясь от ужасов войны и гнета феодалов. Первыми поселенцами были, конечно,крестьяне; за ними появились ремесленники, торговцы и представители свободный профессий художники, законоведы, ученые. Все они страстно желали одного: мирно трудиться на благо себе и окружающим и не трепетать в ожидании завтрашнего дня. За какие-нибудь полсотни лет Трансильвания расцвела. Ее самоуправляющиеся города-республики ? Шесбург, Кронштад, Германштадт росли и богатели. Географическое положение Трансильвании было очень выгодным как только край стал обитаемым, по нему пошла одна и основных ветвей Великого шелкового пути. Возникали новые ремесла, новые цехи, ориентированные уже в основном наэкспорт. Так, например, обилие дешевой шерсти дало импульс к ковроткачеству занятию, вообще говоря, совсем нетипичному для Юной Европы. Но мало того: хитрые ткачи Семиградья занимались тем, что впоследствии назовут “экономическим пиратством”, - делали ковры, почти неотличимые от турецких, и сбывали за соответствующую цену. Но все имеет свою оборотную сторону.

Богатство и благополучие Трансильвании делало ее в высшей степени лакомой добычей для соседей, самым могучим иалчным из которых была Османская империя. Семиградье, не будучи централизованным государством, не имело собственной постоянной армии. Правда, в критические моменты созывалось ополчение, не раз доказывавшее храбрость и боеспособность свободных людей в схватках с наемниками. Но в общем, стабильность этого удивительного конгломерата, этой “Карпатской Швейцарии”, объяснялось не военной силой. Трансильванские города вели тонкую и сложную политическую игру, подчиненную единой стратегической цели: соблюдать такой баланс интересов, при котором большинству окружающих ее княжеств и королевств было бы выгоднее иметь Трансильванию в качестве благожелательного посредника и щедрого кредитора, чем в качестве пленника непокорного и далеко не беспомощного. Но империя Мухаммеда I была слишком крупным противником. Никакиехитроумные доводы семиградских политиков не могли убедить турок добровольно отказатьсяот экспансии на Север. Имелись и соображения высшего плана, вообще не подлежащ ие обсуждению: ислам религия завоевателей. Поэтому независимость Трансильвании оказалась тесно связанной с замыслами и действиями валахских господарей маленькое княжество Валахия лежало между Семиградьем и мусульманскимколоссом, играя роль своеобразного буфера. Прежде чем напасть на трансильванскиегорода, турками требовалось покорить Валахию; и в интересах семиградцев было создать такое положение дел, чтобы султан дважды подумал, прежде чем начинать новую войну с Валахией.

Эпитет “новая” не случаен. Хотя в середине XV века значительная часть Балканского п-ва уже входила в состав Османской империи, турки чувствовали себя здесь скорее господами, чем хозяевами. Восстания против турецкого владычества вспыхивали то тут, то там; их питали два могущественных источника : стремление к национальной независимости и защита веры отцов. Эти восстания всегдажестоко подавлялись, но все же иной раз вынуждали турок идти на некоторые компромиссы. Одним из таких компромиссов было сохранение государственного статуса отдельных княжеств, при условии их вассальной зависимости от султана. Была оговорена ежегодная дань, например, Валахия выплачивала ее серебром и лесом.А для того, чтобы тот или иной князь ни на минуту не забывал о своих обязанностях по отношению к повелителю правоверных в Стамбуле, он должен был отправить заложником ко двору султана своего старшего сына. И если князь начинал проявлять строптивость, юношу ждала в лучшем случае смерть. Такая судьба была уготована и молодому Владу. Вместе с несколькими другими высокородными отроками - боснийцами, сербами, венграми он провел несколько лет в Адрианополе в качестве “гостя”. Впечатления, приобретенные им в этот период, оказались, видимо решающими при формировании характера будущего господаря Валахии. Радушные хозяева не скупились на наглядные примеры, показывающие, что ждет всякого, кто вызвал гнев султана или его приближенных. Влад и сам с детских лет выказывал свирепость, казавшуюся излишней даже в те суровые времена. Но с организованной жестокостью, возведенной в принцип, он познакомился уже при дворе султанского наместника, и эта школа не прошла в пустую. Турки были хорошими учителями, а Влад понятливым учеником.

Об изощренных казнях европейского и мусульманского средневековья написано много книг; читать их страшно. Ограничимся описанием двух небольших и, по понятиям того времени, незначительных эпизодов, свидетелем которых былмолодой Влад. Первый эпизод повесть о султанском милосердии. Дело было так: один из вассальных князей поднял восстание, и этим обрек на смерть двух своих сыновей-заложников. Мальчиков со связанными руками привели к подножию трона,и султан Мурад объявил, что по своей бесконечной милости он решил смягчить заслуженную ими кару. Затем, по знаку властелина, один изянычар-телохранителей выступил вперед и ослепил обоих братьев. Слово “милость” применительно к данному случаю употреблялось вполне серьезно, без всякой издевки. Вторая история связана с огурцами. Гостеприимные турки выращивали для стола пленных принцев привычные им овощи, и вот однажды обнаружилось, что с грядки похищено несколько огурцов. Дознание, срочно проведенное одним из визирей, не дало результатов. Поскольку подозрение в краже редкого лакомства падало в первую очередь на садовников, было принято простое и мудрое решение: немедля выяснить, что находится в их желудках. “Специалистов” по вспарыванию чужих животов при дворе хватало, и волю визиря тут же исполнили. К радости верного слуги повелителя правоверных, его прозорливость получила блестящее подтверждение в пятом по счету разрезанном животе. Виновному отрубили голову, остальным же было дозволено попытаться выжить. Что же касается казни на колу, то редкий день обходился без этого зрелища, причем во время групповых казней первыми жертвами всегда были цыгане. Гибель одного или нескольких несчастных кочевников являла собой как бы обязательный традиционный пролог к еще более обширной кровавой драме. Теперь трудно представить, что происходило в душе не по возрасту угрюмого двенадцатилетнего мальчика, видевшего все это изо дня в день.

Период турецкого плена ключ к разгадке всей последующей жизни Влада. Какие чувствапереполняли его сердце, когда он смотрел на предсмертные муки людей: жалость, ужас,гнев? Или, может быть, страстное желание применить что-нибудь подобное к тем, кто держит его в плену? Во всяком случае, Влад должен был скрывать свои чувства,и он в совершенстве овладел этим искусством. Ведь точно так же его отец вдалекой Валахии, стиснув зубы, слушал надменные речи турецких послов, сдерживая руку, рвущуюся к рукояти меча. Оба Влада, старый и молодой, были всего лишь марионетками ненавистного султана. И оба верили, что это до поры до времени.

В 1452 году Влад вернулся на родину и вскоре занял опустевший валахский трон. Теперь наконец можно было сбросить оковы лицемерной покорности. Заряд ненависти к туркам, накопившийся в душе молодого князя, был огромен. Влад III горел желанием показать своим учителям, что хорошо усвоил все преподававшиеся ему науки : насилие и хитрость, изощренную жестокость и искусство воевать. И хотя Влад всегда оставался ревностным и пылким христианином, в политике и в жизни он пользовался привычными ему с юных лет методами пашей и эмиров. В перспективе уже маячил целый лес заостренныхкольев: на историческую сцену вступил Влад Тепеш.

Влад III правил недолго, около десяти лет. Очень скоро ему пришлось столкнуться с противодействием бояр, мешавших проведению единой политической линии, и он повел безжалостную борьбу с ними. При этом, как уже говорилось, князь опирался на поддержку беднейших слоев населения страны. Но, конечно, антифеодальная политика Влада III вдохновлялась совсем не любовью к простому люду и не состраданием, это чувство было ему неведомо, а стремлением к укреплению государства и собственной единоличной власти. Подобным образом короли Западной Европы использовали горожан в своей борьбе с непокорными феодалами. К тому же бояре явно расположены в пользу турок. Это легко понять: наместники султана не покушались на привилегии древних родов, а лишьтребовали лояльности и своевременной выплаты дани. Воевать с султаном никто из бояр не собирался, а что касается дани, то вся ее тяжесть ложилась дополнительным бременем на тех, кто пахал землю и пас овец, рубил лес и ловил рыбу. Бояре, встревоженные замыслами молодого князя, стали плести интриги. Этогои хотел Влад. Как только оппозиция сформировалась, он начал действовать, причемс энергией и размахом, совершенно неожиданными для его противников. По случаю какого-то праздника князь пригласил к себе в столицу, в Тирговиште, чуть ли не всю валахскую знать. Никто из бояр не отклонил приглашение, не желая демонстрировать отказом недоверие или враждебность. Да и само количество приглашенных, казалось бы, гарантировало их общую безопасность. Судя по дошедшим до наших дней отрывочным описаниям, был тот пир роскошен и прошел очень весело. Вот только закончился праздник несколько необычно: по приказу “радушного” хозяина пять сотен гостей были посажены на колья, так и не успев протрезветь. Проблема “внутреннего врага” была навсегда решена. Страна ужаснулась, но популярность Влада, как это ни парадоксально, росла, уже приобретая характер массового психоза. Такое положение дел, сочетание любви и страха, как нельзя лучше соответствовало его планам. На очереди была борьба с турками, для которой требовалось много послушных и верных солдат. А тому, кого бояться и в то же время любят, легко собрать армию. На четвертом году княжения Влад разом прекратил выплату всех форм дани.Это был открытый вызов. Поскольку детей у него не было, то не было и заложников; и султан Мурад, проявив явное легкомыслие, ограничился отправкой в Валахию карательного отряда в тысячу всадников преподать урок непокорному вассалу и привезти его голову в Стамбул, в назидание прочим. Но все вышло иначе. Турки попытались заманить Влада в ловушку, но сами попали в окружение и сдались. Пленных отвели в Тирговиште. По случаю небывалой победы там состоялось праздничное торжество, кульминацией которого стала казнь захваченных турок. Их посадили на колья всех до единого, в течении одного дня. Пунктуальный во всем, Тепеш и в казнях соблюдал субординацию: для турецкого аги, командовавшего отрядом, был заготовлен кол с золотым наконечником.

Разъяренный султан двинул на Валахию огромное войско. Решающее сражение произошло с 1461 году, когда народное ополчение Влада III встретилось с турецкой армией, превосходившей валахов по численности в несколько раз. Турки снова потерпели сокрушительное поражение. Но теперь росту могущества Влада стал угрожать новый противник, упорный и осторожный богатые города Трансильвании. Дальновидные саксонские купцы, встревоженные безумной яростью и отвагой Влада III, предпочитали видеть на валахском троне более сдержанного государя. Да и крупномасштабная война Валахии с Османской империей совсем не соответствовала их интересам. Было очевидно,что султан ни за что не смирится с поражением: ресурсы турок огромны, предстояли новые битвы, новые войны. А если все балканские страны охватит пожар, Трансильвании уже не спастись. И причина всему бешеный князь Влад: его непомерные амбиции сделали Валахию не щитом против турок, а костью в глотке султана, подвергая этим смертельной опасности и всех соседей. Видимо, примерно так рассуждали семиградцы, начиная дипломатическуюкомпанию с целью устранить Влада с политической сцены. В качестве кандидата на престолв Тирговиште называли одного из фаворитов могущественного венгерского короляДана III. Естественно, что королю такая идея пришлась по душе, и в результате отношения между Венгрией и Валахией заметно осложнились. Кроме того, трансильванцы, действуя, по мнению Тепеша, по непосредственному наущению самого дьявола, продолжали вести оживленную торговлю с турками. Стерпеть подобную дерзость было невозможно, и Влад III начал третью войну: его армия двинулась на север. Трансильванцы жестоко поплатились за свои попытки обуздать неистового соседа. Тепеш с огнем и мечом прошел по их цветущим равнинам: города были взяты приступом. И нетрудно догадаться, какую именно меру воспитательного воздействия он применял к побежденным охотнее и чаще всего. Тогда-то и увидел побежденный Шесбург пятьсот своих именитейших граждан на кольях посреди площади? Покарав Трансильванию, Влад вернулся домой. Звезда его кровавой славы стояла в зените. Но неожиданный удар нанес Тепешу уже поверженный противник. То, что оказалось не по силам турецкой армии, сумела совершить немногочисленная, но влиятельная прослойка образованных людей: торговая элита Семиградья. Как ни удивительно, был применен и оказался действенным метод, хорошо известный и нам: воззвание к общественному мнению с помощью печатного слова. И вот на средства нескольких саксонских торговых домов был напечатан памфлет, где анонимными авторами подробно описывались все зверства Влада. Не ограничиваясь изложением фактов, они на всякий случай добавили от себя некоторые подробности, касающиеся чувств и планов Тепеша в отношении Венгерского королевства. Книга принесла ожидаемый результат. Образ действий Влада III вызвал единодушное возмущение при европейских дворах, а король Дан III пришел в ярость и решил действовать. На помощь королю пришел случай. В 1462 году турки снова вторглись вВалахию. Не ожидавший этого Влад не успел собрать войска и был осажден в своем замке Поэнари. Как мы помним, ему удалось ускользнуть из осажденной крепости,оставив там на верную гибель немногих соратников и свою молодую жену. Теперь у него оставался только один путь к спасению на север, в Венгрию. И он пришпорил коня навстречу своей судьбе. Король Дан, очень обрадованный тем, что обстоятельства сложились так удачно, немедленно заключил Влада в темницу.

В замках Буды и Пешта Тепеш провел 12 лет. Вряд ли эти годы способствовали смягчению его характера. Но он смирил гордыню и даже перешел в католичество, руководствуясь, безусловно, политическими соображениями. Наконец король, окончательно уверившись в покорности Влада, освободил его, дал согласие на брак со своей племянницей и даже разрешил набрать войско, чтобы снова занять пустующий престол Валахии. Осенью 1476 года Влад вернулся на родину во главе венгерских наемников. Но, видимо, военная удача навсегда покинула Тепеша: боярское войско разгромилоего дружину. Бояре потребовали выдачи ненавистного душегуба, и участь Влада III была решена король Дан не собирался ввязываться из-за него в изнурительную войну с соседями. Но Дракуле не была суждена позорная казнь от рук бывших подданных. Узнав, что король согласился выдать его, он бежал и принял смерть в бою. Разные источники приводят различные версии его гибели. В некоторых хрониках говорится, что Влад умер сам, без видимой причины, умер, сидя вседле. В других кровавую эпопею валахского князя обрывают копье или меч. Они сходятся лишь в описании последующих событий. Найдя тело Дракулы, бояре изрубили егона куски и разбросали вокруг. Позднее монахи из Снаговского монастыря, не забывшие щедрости покойного, собрали останки и предали их земле. Смерть Тепеша вызвала среди современников оживленную дискуссию: куда отправилась его душа: на небеса или прямиком в пекло? Сторонники обеих точек зрения приводили свои аргументы, но со временем возобладал третий вариант, который и лег в основу легенды.

Тихутский перевал одно из красивейших мест Румынии. От горизонта до горизонта вздымаются зеленые волны Карпатских гор. Лишь пение птиц да редкое позвякивание колокольчиков на шеях коров нарушают мирную тишину. Но поодаль,на неприступной скале, все еще белеют, как кости, руины крепости Поэнари: “орлиного гнезда” Влада III. И многие местные жители до сих пор верят, что призрак Тепеша не ушел из этих мест, что душу безжалостного князя не принялини земля, ни небо. В наказание за свою жестокость при жизни он обречен и после смерти томиться жаждой человеческой крови. Днем он спит в развалинах, а по ночам, в образе клыкастого вампира, рыщет в поисках новых жертв. В прошлом веке с этим преданием познакомился ирландский писатель Брэм Стокер. Использовав материалы легенд, а также сведения, почерпнутые из саксонских хроник, он создал свою знаменитую книгу. Но поскольку Стокер писал не исторический, а приключенческий роман, он, чтобы избежать упреков в невежестве или плагиате, превратил прозвище “Дракул” в имя, добавив к нему полнозвучное “а” в конце.

 

 

Страниц: 1 2 3 | ВверхПечать