Максимум Online сегодня: 223 человек.
Максимум Online за все время: 3772 человек.
(рекорд посещаемости был 06 01 2017, 22:59:15)


Всего на сайте: 24816 статей в более чем 1761 темах,
а также 244228 участников.


Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

 

Сегодня: 04 07 2022, 11:33:53

Сайт adonay-forum.com - готовится посетителями и последователями Центра духовных практик "Адонаи.

Страниц: 1 ... 20 21 22  | Вниз

Ответ #105: 18 04 2010, 12:24:32 ( ссылка на этот ответ )

Пророк Исайя по праву может быть признан одним из крупнейших древнееврейских писателей, создателем очень важных учений об Остатке Израиля и о Мессии.
    Считается, что он происходил из колена Вениаминова и родился около 760 г до Р.X. Отцом Исайи был Амос, которого иудейское предание отождествляет с Амосом, братом израильского царя Амасии. Даже если считать это свидетельство легендой, следует признать, что пророк несомненно происходил из влиятельной аристократической семьи. Разговаривая с царями или первосвященниками, он держался с ними как равный, его осведомленность о жизни двора и сановников, его блестящий стиль и та роль, которую он играл — все это также указывает на знатное происхождение.
    Местом постоянного проживания Исайи был Иерусалим. Молодость его совпала с годами сравнительного благополучия еврейских царств. На севере в то время правил Иеровоам II, а в Иерусалиме — Озия (Уззия) со своим сыном и соправителем Иотамом.
    Иудейские цари совершили несколько удачных военных походов заняли Элат у Красного моря, на западе разбили филистимлян, соорудили мощные пограничные крепости и усилили арсенал. Впрочем, об этой поре жизни Исайи нам ничего не известно. На пророческое служение он был призван в год смерти Озии, в 742 г до Р.X., особым видением. Однажды, когда Исайя молился в храме, зарница разорвала тьму и ему открылось, что Сущий здесь, что Он воистину обитает среди Своего народа, идет рядом с человеком «Я видел, — пишет Исайя, — Господа, сидящего на престоле высоком и вознесенном, и края риз его наполняли храм. Вокруг него стояли серафимы, и у каждого было шесть крыл, двумя они закрывали свои лица, двумя — ноги, а двумя летали Они взывали друг ко другу, говоря «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф. Вся земля полна славы Его! И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями. И сказал я: «Горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа». Тогда подлетел ко мне один из серафимов, и в руке у него горящий угль, который он взял клещами с жертвенника, и коснулся уст моих и сказал «Вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя и грех твой очищен». И услышал я голос Господа, говорящего: «Кого Мне послать? И кто пойдет для Нас!» И я сказал «Вот я, пошли меня!» И сказал Он: «Пойди и скажи этому народу: «Слухом услышите — и не уразумеете, и очами смотреть будете — и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да и не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их». Илия спросил Господа, долго ли народ будет пребывать в таком нравственном огрубении, и получил от Него в ответ откровение о грядущих бедствиях, ожидающих евреев. Господь отвечал: «Доколе не опустеют города, и останутся без жителей, и дома без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет.
    И удалит Господь людей, и великое запустение будет на этой земле. И если еще останется десятая часть на ней и возвратится, и она опять будет разорена, но как от теревинфа и как от дуба, когда они и срублены, остается корень их, так святое семя будет корнем ее».
    Это пророчество стало первым, с которым Исайя обратился к иудейскому народу. Провозглашенное накануне великих бедствий, ожидавших евреев, оно ознаменовало важный перелом в их мироощущении. До этого иудеи и израильтяне считали, что внешнее торжество и военные победы нации есть знак высшего благоволения Неба, что Господь будет всегда со Своим народом и не допустит его унижения. В пророчествах Исайи было дано совершенно иное понимание философии истории. Он первый заговорил о том, что внешнее процветание Израиля и Иудеи зависит от нравственного состояния народа, от «богопознания», то есть от верности Богу и любви к Нему. Измена Богу лишает людей источника жизни Исайя не принимал мысли о том, что Господь обязался в любом случае обеспечивать народу внешнее процветание.
    У Бога свои предначертания. Он может дать власть и силу евреям, но может оказать покровительство и их врагам — например ассирийцам. Однако, это не означает, что ассирийцам будет дано благословение Яхве. Они просто на время станут бичом в его руках, ибо даже зло человеческое Бог направляет к своим целям. Евреев за их нечестие ожидают страшные бедствия и унижения, вражеское нашествие, разорение, позор и плен. Но среди всеобщего разложения и надвигающейся беды должен сохраниться «шеар» — святой Остаток Израилев. Именно в нем и осуществится все то, что было предсказано некогда народу Божию. В Остаток войдет прежде всего род царя Давида, на котором почиет благословение Яхве, а также люди, посвятившие себя небесному Царю. Они-то и станут ядром возрождения народа Божия, подобно тому, как ими были Ной, избавленный от водного потопа, и Авраам — от потопа языческого. В тесной связи с откровением об Остатке стояли пророчества Исайи о грядущем Мессии. Предшествовавшие ему пророки не раз говорили об ожидаемых мессианских временах Царства Божия, но ни разу не упоминали о самом Мессии. Черты этого будущего Спасителя впервые появляются только в писаниях Исайи. Первое пророчество на эту тему было дано в трагический для Иудеи 735 г. до Р.Х. — в первый год царствования нечестивого царя Ахаза (правил в 735–715 гг. до Р.Х.). Израильский царь Факей (Пеках) и сирийский Рецин (Ризон II) вторглись тогда сочиненными силами в Иудейское царство и осадили Иерусалим. В эту тревожную минуту Исайя, побуждаемый Господом, явился у водопровода Верхнего пруда, где Ахаз наблюдал за оборонительными работами, и сказал: «Будь спокоен; не страшись и да не унывает сердце твое от двух концов этих дымящихся головней, от разгоревшегося гнева Рецина и сириян и Факея, сына Ремалиина. Сирия и Израиль умышляют против тебя зло, говоря: «Пойдем на Иудею и возмутим ее и овладеем ею». Но Господь Бог так говорит: «Это не состоится и не сбудется. Если вы не верите в это, то потому, что вы не удостоверены». И Исайя потребовал у царя: «Проси себе знамения у Господа Бога твоего: проси его или в глубине или на высоте». Но Ахаз отказался, говоря: «Не буду просить, и не буду искушать Господа». Тогда Исайя произнес одно из своих самых замечательных и таинственных пророчеств, которое начиналось словами: «Слушайте же, дом Давидов!
    Разве мало для вас затруднять людей, что вы хотите затруднять и Бога моего?
    Итак, Сам Господь даст вам знамение: Дева во чреве примет и родит Сына и нарекут имя Ему Еммануил. Он будет питаться молоком и медом, доколе не будет разуметь отвергать худое и избирать доброе; ибо прежде нежели этот младенец будет разуметь отвергать худое и избирать доброе, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями ее…» С этого пророчества Исайи в Ветхий Завет властно вошла тема будущего Мессии — Спасителя, которому суждено восстановить мир между Творцом и народом Израиля. Поначалу она звучала робко и как бы приглушенно, но потом становится все громче и громче, пока не делается ведущей в уповании евреев. Сам Исайя потом не раз возвращался к образу Спасителя и сообщил о Нем еще несколько важных пророчеств. Предваряемый пришествием Предтечи (гл. 40, ст. 3), Мессия, происходя по человечеству от рода Иессеева (гл. 11, ст. 1), родится от безмужней Девы (гл. 7, ст. 14), будет преисполнен Даров Святого Духа (гл. 11, ст. 2) и будет носить имена, несомненно указывающие на Его Божеское достоинство (гл. 9, ст. 6). Он проявит великую силу в водворении на земле своего царства (гл. 9, ст. 1–4), которое явится царством правды и мира (гл. 11, ст 6–9). Однако наступлению этого царства должны предшествовать уничижение, страдания и, наконец, смерть Мессии за грехи людей (гл. 53, ст. 1–12). (Как известно, все эти пророчества поразительным образом исполнились спустя семь веков в земной жизни Иисуса Христа. Имя Исайи поэтому всегда было особо почитаемо христианами, которые назвали его «ветхозаветным евангелистом».)
    Однако не все пророчества Исайи были устремлены в такое далекое будущее.
    Исполнение многих из них могли видеть уже его современники. Исайя не раз предсказывал великое «горе», нависшее над Самарией, столицей Израильского царства и ее жителями — ефремлянами. Он писал: «Горе (Самарии) венку гордости пьяных ефремлян, увядшему цветку красивого убранства его, который на вершине тучной долины сраженных вином! Вот, крепкий и сильный у Господа, как ливень с градом и губительный вихрь, как разлившееся наводнение бурных вод, с силою повергнет его на землю. Ногами попирается венок гордости пьяных ефремлян. И с увядшим цветком красивого убранства его, который на вершине тучной долины, делается то же, что бывает с созревшею прежде времени смоквою, которую, как скоро кто увидит, тотчас берет в руку и проглатывает…» Это печальное пророчество исполнилось в 722 г. до Р.Х., когда Самария была захвачена ассирийским царем Саргоном (Шаррум-кеном II), после чего царство Израильское навсегда окончило свое существование. В Четвертой книге Царств читаем: «… взял царь ассирийский Самарию и переселил израильтян в Ассирию». Их дальнейшая судьба неизвестна. Видимо, в чужой земле они бесследно растворились среди бесчисленных племен и народов Востока. Таким образом из двенадцати колен Израиля в Палестине осталось только одно колено Иудино (сохранилась также какая-то часть колена Вениаминова).
    Иудейский царь Ахаз, напуганный могуществом Ассирии, еще прежде падения Израиля поспешил признать ее власть. Угождая своему владыке, он ввел в Иерусалиме поклонение Солнцу, Луне и другим небесным светилам. В Храме Господнем был поставлен идол Астарты, и здесь же при храме находились «домы блудилищные», где женщины ткали одежды для богини. Некоторые из помещений храма были по приказу Ахаза обращены в конюшни. Жертвенник всесожжении переделали по ассирийскому образцу. Буйным цветом расцвели языческие культы. В честь финикийского божества Молоха под самыми стенами Иерусалима было возведено новое капище. Здесь стоял большой идол Молоха; внутри него размещалась печь, а под поднятыми руками — жертвенник, на котором происходило заклание детей. Ахаз сам дал пример ревнивого служения Молоху, принеся ему в жертву одного из своих сыновей. Хотя Яхве продолжал почитаться, истинное поклонение Господу оказалось заменено идолопоклонством и почти забыто.
    В это время Господь не раз обращается через Исайю к Своему народу, призывая его к исправлению. Исайя писал: «Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит: «Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня.
    Вол знает владетеля своего, и осел — ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет. Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа, презрели Святого Израилева, — повернули назад… К чему Мне множество жертв ваших? Я пресыщен всесожжение овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агницев и козлов не хочу… Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите — и рассудим… Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю. Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас…»
    Исправление общества стало возможным только после смерти Ахаза в 715 г. до Р.Х., когда на иудейский престол вступил его сын Езекия (Хизекия). В противоположностью отцу, человеку нечестивому и склонному ко всему ассирийскому, он, напротив, был предан национальным нравам и обычаям, горел любовью к истинной вере. Целью своей жизни он поставил восстановление почитания Господа. Исайя делается одним из главных советников царя. Следуя его внушениям, Езекия поспешил очистить храм от языческих мерзостей и восстановить в нем богослужения по старому чину. «В первый же год царствования своего, — читаем мы в Библии, — в первый месяц, он отворил двери дома Господня и возобновил их, и велел прийти священникам и левитам… И вошли священники внутрь дома Господня для очищения, и вынесли все нечистое, что нашли в Храме Господнем…» Пророк приветствовал эти реформы, однако не все в поступках царя ему нравилось. Исайя видел, что, несмотря на свое благочестие, Езекия не имеет той веры в Господа, которая была присуща его далекому предку Давиду. Более чем на Бога Езекия надеялся на союзы с царями — противниками Ассирии. B0fi г. до Р.Х. он вступил в переговоры с вавилонским царем Мардукаплаиддином И Исайя с неудовольствием узнал об этом и пророчески сказал царю: «Выслушай слово Господне: вот придут дни, и взято будет все, что в доме твоем и что собрали отцы твои до сего дня, в Вавилон; ничего не останется, говорит Господь. Из сынов твоих, которые произойдут от тебя, которых ты родишь, возьмут, и будут они евнухами во дворце царя Вавилонского…» Как известно, пророчество это исполнилось через сто с небольшим лет.
    Видимо, вследствие подобных обличений в последние годы правления Езекии между царем и пророком уже не было прежних близких отношений — наступило охлаждение. В 687 г. до Р.Х. Езекия умер. Ему наследовал сын Манассия, при котором вновь стали возрождаться многие языческие культы, были отстроены разрушенные при Езекии жертвенники, а в Храме Господнем поставлен идол Астарты. Неизвестно, дожил ли до этого времени Исайя. Существует позднейшая легенда, что кончина его была мученической — его будто бы перепилили пилой по приказу Манассии.

 

 

Ответ #106: 18 04 2010, 13:52:11 ( ссылка на этот ответ )

В последние десятилетия II столетия получили распространение еретические учения, вызванные к жизни трудным богословским вопросом: как примирить недвусмысленные и неоднократные указания Ветхого Завета на то, что Бог един, со столь же недвусмысленными свидетельствами Нового Завета о Троице (то есть с учением о Боге Отце, Боге Сыне и Боге Духе Святом)? Сложность проблемы заключалась в том, что само Священное Писание не давало прямых ответов на этот вопрос. В апостольских писаниях Иисус Христос мыслился как вочеловечившийся Бог, но суть этого Боговоплощения подробно ими не разбиралась. Касаясь вопроса о Его домирном бытии (то есть, чем же был Сын до того, как вочеловечился в конкретную личность — Иисуса Христа), в апостольские времена говорили, что Он пребывал в Боге от вечности (изначально, всегда) и сошел от Бога для сотворения мира. Подробнее этот вопрос не разбирался. Оно и понятно: первые верующие были по большей части люди простые, без философского и богословского образования. Ранние опыты богословской науки у христиан могли появиться лишь тогда, когда в церковь вступили лица философски образованные.
    Отправной точкой христианского богословия стало знаменитое начало Евангелия от Иоанна: «В начале было Слово (Логос), и Слово (Логос) было у Бога, и Слово (Логос) было Бог. Оно было вначале у Бога. Все через Него начало быть, что начало быть». Первые христианские писатели, отталкиваясь от этих строк, стали развивать учение о Христе как о воплощенном Логосе. Этот греческий термин, вообще говоря, имеет более широкое содержание, чем русское «Слово», каким обычно переводится. «Логосу» в греческом языке соответствует также понятие «Разум».
    Однако в богословие он пришел не из обиходного языка, а из древнегреческой философской лексики, причем философы также давали ему несколько значений. Для них Логосом прежде всего был идеальный божественный мир — совокупность идей (или первообразов), которые осуществляются в материальном мире. Вместе с тем Логос — это отражение Божественного в материальном. Говоря о Логосе, давали понять, что это Бог не Сам в Себе, а в действии, в осуществлении творения. Христиане, восприняв этот языческий по существу термин, отождествили с Логосом (Словом) второе лицо Троицы — Бога Сына. С одной стороны, это позволяло многим язычникам, глубоко впитавшим идеи греческой философии, уразуметь христианское учение. Когда Бога Сына называли Логосом, для них сразу становилось понятным, что Сын — это посредник между Абсолютным Богом (Богом Отцом), пребывающим в Себе, и материальным миром.
    Но, с другой стороны, это порождало много новых трудноразрешимых вопросов.
    Прежде всего, в такой интерпретации Бог Сын (или Слово-Логос) неизбежно воспринимался как божество низшее, сотворенное, подчиненное Богу Отцу, а во-вторых, возникали сомнения в его изначальности и со-вечности Отцу. Поскольку Логос есть как бы изреченное Слово, Которым Бог Отец творит мир, то его рождение следовало считать скорее предмирным, а не извечным. Те же, кто не поддавались этим сомнениям и считали Бога Сына по существу равным во всем Богу Отцу, неизбежно приходили к другой проблеме: выходило, что Бог не един, а изначально множественен, а это подрывало самые основы монотеизма, провозглашенного Ветхим Заветом и принятого Новым.
    Одной из ранних попыток преодолеть все эти затруднения и примирить Троичность с Единством стало учение монархиан. Его основоположником считается некий Праксей, прибывший в Рим в 70-х гг. II в. О его собственном вероучении мы имеем лишь отрывочные сведения, причем исходящие от его противников. Пишут, что весь Ветхий Завет для Праксея сводился будто бы к единственной фразе: «Я Бог и нет другого, кроме Меня», а Новый Завет — к словам Иисуса, вроде: «Я во Отце и Отец во Мне» или «Я и Отец одно». Исходя из этого, Праксей считал, что «Сын» есть лишь название человеческой, небожественной стороны во Христе, а по сути Своей Христос есть Сам Отец, который из невидимого сделался видимым. То есть Сам Отец страдал на кресте и умер, но не по божеству, а по человечеству. Последователи Праксея — монархиане — рассуждали так: если Христос был Богом, надо, во избежании двоебожия, отождествить Его с Отцом — «Христос был Богом и пострадал за нас, Сам будучи Отцом. Иного говорить не можем».
    Эти идеи были развиты в начале III в. в стройное вероучение Савелием Птолемаидским. Он происходил из Птолемаиды Ливийской и был пресвитером в Пентаполисе. В Риме Савелий появился около 200 г. Будучи очень ученым и известным человеком, он имел большое влияние на римского епископа Зеферина (занимал кафедру в 199–216 гг.) и его преемника Каллиста (был папой в 217–222 гг.). Последний, впрочем, должен был отлучить Савелия от церкви по требованию большого числа клириков. О дальнейшей судьбе ересиарха ничего не известно.
    Как и для всех монархиан, для Савелия высшей идеей была идея единого Бога, которого он называл «Монадой», или «Сыно-Отцом». Эта Монада есть непостижимое, чуждое всякого различия единство; есть Бог в Самом Себе, находящийся вне всякого отношения к миру в состоянии совершенного покоя или молчания. Монаду можно представить как неуловимую, хотя и все заключающую в Себе, математическую точку.
    Миротворение начинается с того, что в силу внутренней потребности саморазвития Монада расширяется, Молчащий Бог становится глаголющим; Сыно-отец открывается миру как Логос (Слово). Однако Логос еще не Сын и не Отец, а единая сущность, проявляющаяся в трех «наименованиях», «лицах» или «личинах»: в Отце, Сыне и Духе. Если в процессе творения мира все они выступают как Единое, то по отношению к человеку Отец, Сын и Дух уже не сливаются в одно. Отец, известный по Ветхому Завету, дал синайское законодательство. Это было первое откровение или слово Логоса. С Нового Завета начинается второй диалог: Логос принимает личину Сына; Его проповедь, Воплощение и Искупление были главными проявлениями второго откровения. После этого, с сошествия на апостолов Святого Духа, начинается третий диалог. Но Дух пребывает среди людей не вечно — Он тоже со временем возвратится в Логос, а Сам Логос возвратится в Монаду, сожмется в Нее как в точку, потонет в Ней или будет впитан Ею, как золото впитывает упавший на него солнечный луч. Мир кончится. Кончится и Богооткровение — Речь Бога снова станет Его Молчанием; и кто знает: раздастся ли еще голос Монады?
    Ересь Савелия особенно широко распространилась в Ливии и имела такое большое влияние, что в середине III в. Сын Божий здесь вообще не проповедовался. Церковь была вынуждена бороться с савелианством всеми доступными ей средствами. В 261 г. это вероучение было осуждено как еретическое на Александрийском соборе, а в 262 г. — на Римском. Однако немногочисленная секта савелиан продолжала существовать вплоть до V в.

 

 

Страниц: 1 ... 20 21 22  | ВверхПечать